Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Революционер или популист?

    «Я облысел, и у меня теперь большой живот – значит, пора становится президентом», - шутил Мишель Платини пару месяцев назад, и все вокруг улыбались. Но не успел он стать главой УЕФА, как уже нажил себе врагов, число которых прямо пропорционально количеству его идей.

    Победа 51-летнего француза на выборах с перевесом в 4 голоса над действующим президентом Европейского футбольного союза, дряхлеющим 77-летним шведом Леннартом Юханссоном, состоялась во многом благодаря единственной, но чреватой серьезными последствиями инициативе – сокращению с 2009 года максимальной квоты участников Лиги чемпионов с четырех до трех представителей от одной страны. Это означает, что у тех европейских держав, которые ранее лишались права участия в групповом турнире самого престижного клубного соревнования Старого Света, появляется надежда на получение своей порции общеевропейского пирога, который с каждым годом растет и будет расти. А ведь раньше Платини был настроен куда более радикально, мечтая о реставрации эпохи, когда пропуск в Кубок чемпионов зарабатывали лишь победители национальных чемпионатов.

    Но недоброжелателей у него и без того хватает. Взять хотя бы прошлогоднего финалиста Лиги «Арсенал», которому, будь сейчас на дворе 2009-й, пришлось бы ошиваться в Кубке УЕФА и нести при этом серьезные убытки. А ведь до сих пор не погашены кредиты, потраченные на строительство нового стадиона. Да и любому из клубов-грандов совсем «не в жилу» падение доходов, поэтому влияние группы G-14 в европейском футболе растет не по дням, а по часам. Думал ли об этом Платини, когда говорил, что самым трудным в его работе будет убедить свою жену переехать из Парижа в Швейцарию, где ему теперь придется применить все свои хитроумие и сноровку, чтобы лавировать в суровых политических реалиях большого футбола.

    Но, пожалуй, яростней всех приняли в штыки новации Платини английские телекомпании, которые и без того платят за права на трансляцию внутреннего чемпионата больше, чем кто-либо на континенте. Сокращение же показов евротурниров на туманном Альбионе неминуемо приведет к дыре в бюджете УЕФА. Но это, считают адепты Платини, будет только кратковременным ущербом. По их логике, если все оставить как есть, то в более отдаленной перспективе футбол Лиги чемпионов в исполнении одних и тех же команд, вновь и вновь делящих солидный куш, не только навредит популярности футбола, но и вовсе убьет его. В отличие от противостояния, скажем, «Левски» с «Русенборгом». Малым федерациям, которых, конечно же, большинство, снижение квот, безусловно, на руку, хотя еще прежний президент УЕФА пытался потрафить им предложением по расширению финального турнира чемпионата Европы с 16 до 24 сборных. Поддерживает это предложение, которое, судя по всему, будет претворено в жизнь, и Платини.

    Француз не в пример действовавшему зачастую из конъюнктурных соображений Юханссону всегда ратовал за идею президента ФИФА Зеппа Блаттера, согласно которой клубы должны выпускать на поле по меньшей мере шесть футболистов, имеющих право выступать за сборную страны, в чемпионате которой они играют. В таком случае в стартовом составе того же «Арсенала» должно быть как минимум шесть англичан, что едва ли придется по нраву «канонирам», ставящим перед собой максимальные задачи.

    В предвыборной программе Платини также значатся такие горячие темы, как ограничение зарплат футболистов, усиление борьбы с коррупцией, допингом, расизмом, договорными матчами и нелегальными ставками, упорядочивание деятельности агентов, ужесточение наказаний для футболистов за отказ от вызова в сборные (привет Макелеле). Ожидаются проблемы и в отношениях с Евросоюзом, который норовит подмять под себя УЕФА. Платини уже пообещал оградить европейские суды от вмешательства в футбольные дела, например, когда дело коснется компенсаций для клубов, чьи игроки травмируются в матчах за сборные.

    Тертый калач Юханссон за 17 лет регентства научился находить компромиссы и предотвращать расколы, которые уже посеяли хаос и вражду в таких видах спорта, как бокс и шахматы. Теперь к власти в европейском футболе впервые пришел бывший игрок, но будет ли он так же безукоризнен на престоле, как на поле? Сумеет ли француз воплотить в жизнь революционные идеи, которые носят пока лишь декларативный характер, или в погоне за президентским портфелем он просто наобещал избирателям с три короба? Поживем – увидим.

    Андрей КАРНАУХОВ

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы