Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    К ним приехал, к ним приехал…

    Часть израильской публики пожаловала на матч «Спартака» и киевского «Динамо» не ради футбола. А ради одного из самых богатых людей планеты Романа Абрамовича. Ему был устроен пышный прием.

    Евгений Гинер подъехал к «Блюмфельду» на «Мерседесе». Причем сам вел этот красивый автомобиль. Перед тем как он заехал на территорию стадиона, с предполагаемого пути разогнали симпатичных девчат в коротких юбках, которые рекламировали продукцию генерального спонсора турнира.

    Гинер оставил было машину посреди площадки.

    - Припаркуйтесь нормально, - обратился к нему охранник на иврите.

    Президент ЦСКА кивнул и исправился. Бросилось в глаза, что по Израилю Гинер перемещается без всякого сопровождения. В Москве такое представить невозможно.

    Если бы он не понял охранника (имел право), то загородил бы въезд Роману Абрамовичу. Все еще губернатор Чукотки стал для израильтян гвоздем программы вечера. Местные жители приветствовали его на манер поклонниц, скажем, Димы Билана. То есть натурально визжали, скандировали имя и размахивали руками в надежде, что их потрогают. Не сказать, чтобы Роман Аркадьевич был приему не рад. Ему было приятно, он улыбался. Если бы он вышел на поле и постоял там минуту, многие, удовлетворившись зрелищем, не остались бы смотреть футбол.

    Евгений Гинер, между тем, был настроен по отношению к матчу немного скептически.

    - Вы зачем приехали? - поинтересовались у него. - Соперника посмотреть?

    - Я пришел поддержать друга.

    И он похлопал правой рукой по плечу Леонида Федуна, оказавшегося рядом. Владелец "Спартака" обернулся. На секунду замер, а затем пожал руку Гинера, почему-то левой ладонью. Друзей так не приветствуют. Впрочем, формально рукопожатие состоялось. И это хорошо.

    - Для вас игра «Спартака» и киевлян что-нибудь значит? – допытывались у Гинера.

    - Может быть, значила. В советские годы, - хмыкнул руководитель армейцев.

    - Дайте пропуск на матч, - напоминанием о тех временах обратился к нему на русском пожилой человек, явно из местных.

    - У меня только два, - развел руками Гинер. - Вот смотрите…

    Значит, руководитель ЦСКА не всесилен. Теперь у нас есть доказательства.

    …После игры Леонид Федун покидал трибуну в неважном настроении.

    - Расстроил меня Ковалевски, - качал он головой.

    Вероятно, после этих слов агент Марко Амелии снова взвинтит требования своего клиента. Тому и 1,8 миллиона станет мало.

    Тренер вратарей Юрий Перескоков стоял у кромки и хмурился. Он был недоволен какой-то журналистской заметкой. Впрочем, рассказал, что Дмитрий Торбинский пожаловался на «внезапный укол в ступне». Но первый осмотр не показал серьезных повреждений.

    Торбинский как раз проходил мимо.

    - Дима, что с вами?

    - Нога болит, ступить не могу.

    Многие удивленно вздернули брови. Футболист пошел к автобусу, весьма уверенно огибая репортеров. А Роман Павлюченко неожиданно остановился с ними поговорить.

    - Когда забивался гол, я бил по воротам, - эмоционально настаивал он. - Да, бил. А что такого?

    - А когда просили пенальти, не лучше ли бы было доиграть эпизод?

    - Наверное, - поник вдруг Роман. - Но я уже начал к судье апеллировать.

    Егор Титов убеждал всех, что на нем сфолили в штрафной в первом тайме.

    - Был пенальти, был, - упрямо твердил он. - Точно вам говорю.

    - А что про игру вратаря скажете?

    - Ничего. Не буду я ничего про него говорить. Не надо этого. Вот видите, стоит корреспондент «Спорт сегодня». Он же все это напишет.

    Титов показал, как именно напишет. И получилось похоже.

    Роман Абрамович покидал арену в уже привычной обстановке. Опять кричали и аплодировали. Было ощущение, что это летний Анадырь.

    Леонид Федун, скромно уходивший со стадиона, поглядывал в сторону, где шумели, с некоторой завистью. 

    Алексей ШЕВЧЕНКО, Тель-Авив

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы