Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Титова не было видно до 93-й минуты»

    В Раменском было нервно. Болельщики дрались. Вратарь «Спартака», похоже, получил сотрясение мозга. На пресс-атташе красно-белых попытались напасть. А генеральный директор хозяев Михаил Воронцов упрекал Егора Титова. 

     

    После игры Воронцов долго разговаривал с кем-то у машины и, как показалось, очень обрадовался появлению корреспондента «СПОРТ сегодня»:

    - Я как раз хотел сделать заявление!

    - Заявляйте.

    - Вот по какому поводу. Мы проводим специальные акции, боремся за так называемый «фэйр-плей». Хотя у нас он имеет свой контекст. Мы боремся против расизма! А потом получаем некую свою трактовку всего этого в исполнении болельщиков, судей, специалистов. И если на поле судья не видит нарушения, а видит лишь ответную реакцию игрока, получившего травму… Если арбитр не слышит провокации трибун, а видит только ответную реакцию игрока… Да еще  к нему подбегает футболист, который давно уже знаменит высказываниями в прессе, а не игрой…

    - Вы о ком?

    - О Титове! Первый раз я заметил его на поле на 93-й минуте, когда он подбежал к судье и выпрашивал у него наказание для соперника. Не знаю, зачем ему это было нужно… А еще мы знаем про «броневики инкассаторских машин» и прочее. Наверное, это реальный уровень одного из лидеров «Спартака».

    Короче, стало ясно, что удаление Баффура Гьяна - целиком заслуга капитана красно-белых, который настойчиво просил арбитра Гвардиса наказать ганца за жестикуляцию в адрес трибун.

    Услышать комментарий Титова не удалось. Все спартаковцы покинули раздевалку молча, не желая комментировать очередной матч, в котором потеряны два очка. А может быть, просто испытывали затруднения в выборе эпитетов? После матча с «Торпедо» тренер говорил о золотых баллах. После ничьей в Ярославле капитан сообщал о бриллиантовых очках. Наверное, познания по части драгоценностей закончились.

    Владимир Быстров и Войцех Ковалевски покинули раздевалку раньше всех - некоторые футболисты еще только уходили с поля. И если поляк не доиграл матч, то вот как удалось так мгновенно собраться полузащитнику, осталось загадкой. Если бы он так же резво бегал по флангу, счет наверняка был бы другим.

    Ковалевски был с рассеченной бровью и очень злой.

    - Войцех, что случилось?

    - Никаких комментариев.

    - Но хотя бы болит?

    - Не знаю.

    - Сотрясение?

    - Я что, врач?

    Видимо, сотрясение.

    Тем временем прошел слух, что охраной стадиона избит пресс-атташе «Спартака» Владимир Шевченко. Он нервно курил на улице, но выглядел бодрым.

    - Конфликта не было, - успокоил он.

    - Но что-то было?

    - Да охрана здесь слепая. Я показываю пропуск, а они не пропускают! Но никто меня не бил. Сил бы не хватило.

    Фанаты «Спартака» на этот раз нарисовали баннеры, не обидные для футболистов. «Верните нам честный футбол», -  просили они неизвестно кого. Было и объявление: «Чемпионат. Кубок России. Дорого. 637-08-34. Мутко». А еще  красно-белые запомнятся уханьем, которым сопровождались любые действия чернокожего Гьяна.

    Возле раздевалки «Спартака» бродил грустный Сергей Шавло. К нему подбежал тренер Владимир Федотов.

    - Ну, как так?! – замахал он руками. – Как это произошло?

    - Бороться надо… - хмуро посоветовал генеральный менеджер.

    - Так как мы вообще на втором месте находимся, я не понимаю! - почти кричал Федотов.

    И, главное, Гинер-то здесь уж точно ни в чем не виноват. 

    Алексей ШЕВЧЕНКО
     
     

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы