Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Юрий Семин: "Отдыхать собираюсь еще месяц-два, не больше"

    Юрий Семин - о Хиддинке, Абрамовиче, задержках зарплаты и несовместимых людях в московском "Динамо"

     

    - Смотреть на себя со стороны во время футбольных матчей удавалось? Может быть, обнаруживали у себя неожиданные черты или все было понятно и узнаваемо?

    - Во время матча неожиданностей бывает очень много. Я один раз увидел смешной эпизод. Мы играли с «Реалом» в Мадриде, и когда Обиора не забил гол, у меня были какие-то движения ногами непонятные, это везде показывали. Я или танцевал, или возмущался - никто не понял.

    - Кстати, мне врезалось в память: когда вы в Риме играли в Кубке кубков с «Лацио», вы вдруг появились в таком импозантном виде, будто бы над вами работали имиджмейкеры нескольких стран…

    - Только самостоятельно!

    - Вам тот стиль, итальянский, понравился?

    - Мы, когда были в Италии, ходили по магазинам, что-то купили и одели новые вещи. Думали, может, это принесет удачу.

    - А для тренера есть какие-нибудь символы в одежде?

    - Есть рабочая одежда - та, в которой мы все едем на игру. Я, например, считаю, что на игру игроки и тренеры должны одеваться в одну одежду, но хорошую. Мне очень нравятся клубные костюмы, когда футболисты, тренеры и руководители клуба приезжают в рубашках и галстуках. Нас этому научил в далекой молодости Константин Иванович Бесков, который привил этот стиль одежды именно на матчи.

    Одежда вне работы, я думаю, должна быть произвольной и демократичной.

    - Как вы ощущаете свое футбольное прошлое, где его истоки?

    - Вне сомнений, первая учеба была в Орле у выдающегося тренера Владимира Александровича Степанова, который приехал из Москвы. Для нас, мальчишек, этот период был очень интересен. Никита Павлович Симонян, который взял меня в «Спартак». Константин Иванович Бесков, который пригласил меня в московское «Динамо». Виктор Георгиевич Корольков - когда я получил большое удовольствие, играя в первой лиге в краснодарской «Кубани». Мы буквально за один год вышли в высший дивизион.

    Много на моем пути было очень хороших тренеров. Валерий Васильевич Лобановский. Мы с ним встречались очень часто, и он пускал меня на все тренировочные занятия национальной сборной, которые было любопытно посмотреть. Он, наверное, по своей тренировочной работе опережал всех на много-много лет.

    - Если оглянуться назад, вы довольны своей карьерой игрока - или могло быть лучше, интереснее?

    - Наверное, могло быть лучше, не прими я одного решения. Это был, кажется, 1972 год. Перед финалом Кубка кубков Константин Иванович не поставил меня в состав в полуфинале с «Црвеной Звездой», а я к этой игре готовился. Очень было обидно.

    Я собрался и попросил, чтобы меня отпустили. Из команды я уехал в «Кайрат». Сейчас думаю, что поторопился. Если бы я остался, мне часть игр в том сезоне можно было сыграть.

    - Какое значение вы придаете символам и традициям?

    - Большое. На мой взгляд, должны быть следующие традиции: движение клуба вперед, постоянное развитие инфраструктуры.

    Такие традиции есть в киевском «Динамо». Все игроки подбираются под тот стиль, который когда-то привил Лобановский: они мощные, физически сильные. И тренеры подбираются в соответствии с традициями.

    - Вас считают умеренным консерватором. Насколько для вас был важен тот уклад, который при вашем непосредственном руководстве сложился в «Локомотиве» на протяжении десяти лет? Стали себя отождествлять с этим клубом?

    - Всегда бывают определенные обстоятельства, и приходится уходить, менять место работы. Мне было очень сложно перейти в национальную сборную. И сложно было после сборной тут же перейти в новый клуб.

    Оправдываться мне не в чем. Конечно, претензии к Семину могут быть по поводу московского «Динамо». Одно могу сказать: я пришел не в команду, которая боролась за первые места, а в команду, которая в последнее время занимала нижние места в таблице. Да, какие-то моменты не получились, но чисто футбольные ходы я повторил бы. А в организационном плане работал бы по-другому.

    - Понятно, почему вы ушли из «Локомотива» - было приглашение в сборную. Что у вас творилось в душе в тот момент? Не думали, что вернетесь в «Локомотив»?

    - Конечно, думал. Были и определенные обязательства, что я должен возвратиться.

    - Даже был термин - "командировка в сборную".

    - Да. Руководитель, теперь уже бывший министр Фадеев, на все это давал добро. Но сложилось по-другому. Я думаю, что нет смысла дальше развивать эту тему. Все это в прошлом, а нужно жить сегодняшним днем и двигаться вперед.

    - Чего в принципе за последние 20 лет помимо экономической стабильности не хватало нашему футболу? Почему, участвуя в семи отборочных циклах, Россия только четыре раза пробивалась в финальные стадии, да и то ничего не сделала там?

    - Чего-то нового я на этот счет не скажу. Скажу простые вещи. Во-первых, Советский Союз. Объедините сейчас в сборной Шевченко, Каладзе, ребят из Грузии, с Украины, и эта сборная, несомненно, будет регулярно попадать в финальные стадии чемпионата мира и чемпионата Европы.

    Второе: в какой-то момент внимание к детскому и юношескому футболу ослабло. Наша юношеская команда за все последние годы только сейчас выиграла при Игоре Колыванове чемпионат Европы, раньше даже в финальную стадию ни одна из команд не попадала. И откуда может быть приток игроков? Их же нет! Или у них нет победных традиций.

    Много появилось негативных явлений в том же детском и юношеском футболе, много сомнительных личностей вокруг этих ребят, которые перестают работать, и на первый план выходят деньги, бизнес.

    Я думаю, со временем это вернется к норме. Уже возвращается. Посмотрите, какая великолепная программа Академии футбола, которую Международная федерация футбола с Абрамовичем делают. Строят поля. Одно из полей я помог построить в Орле, когда был тренером национальной сборной. На этом поле, я даже не сомневаюсь, в ближайшее время вырастет нормальный, хороший игрок, который будет играть или в высшем дивизионе, или в сборной. А таких полей построено уже тридцать. Прогресс наблюдается в Московской области: там появляются новые стадионы. Мы ездили открывать такой в Красноармейск. Там теперь есть еще и волейбольный центр. Спорту уделяется очень большое внимание. Легкоатлетическо-хоккейный комплекс появился в Красногорске - совершенно фантастический.

    Но это же в нашем регионе - в Москве и Московской области. А в других регионах - покажите что, где открылось? А ведь в большей степени спортсмены приходят к нам с периферии.

    - Когда вы начинали свою тренерскую карьеру - в начале 90-х, - игрокам платили одни деньги. Сейчас, только придя в футбольную команду, они получают совершенно иные. Как денежный вопрос сказывается на работе с молодежью, с новыми игроками? Сложнее их стало мотивировать или наоборот?

    - Я думаю, что у молодежи, которая сейчас занимается не только футболом, но и, скажем, хоккеем, мотивация очень высока.

    У тебя есть шанс стать не только знаменитым игроком, но и достаточно обеспеченным, богатым человеком. А это стимул большой, и фактор денег - это нормальное явление, это жизнь.

    Почему певец, который выступает на сцене, получает много денег, а футболист должен получать мало? Наверное, и наши спортсмены должны много получать. У них труд не меньший, а даже больший, и карьера у них значительно короче, чем у тех же поп-звезд.

    - Коли так, то почему нет результата? И не страшно ли, что, получая в 18-22-летнем возрасте большие деньги, люди теряют систему координат: они добились всего, у них есть дом, машина, и стремиться больше не к чему.

    - В этом плане очень много зависит от уровня воспитания, а также от тех людей, которые находятся рядом с этим парнем, - тренеров, родителей. На своем веку мы много потеряли молодых ребят, которые вроде бы чего-то достигли, а потом никакого движения вперед не последовало.

    Далеко ходить не надо - тот же Булыкин. Он в 20 лет начинал так блестяще, что казалось - это будет великий центрфорвард. Но этого не случилось. Я считаю, что виноваты все, кто с ним сталкивался, и в первую очередь он сам. Наверное, игроков надо приучать к труду.

    - Так это и есть наш пресловутый менталитет, которым пугали того же самого Гуса Хиддинка?

    - Хиддинк, наверное, столкнется со всеми нашими хорошими и отрицательными моментами. Во-первых, Хиддинк знал, куда ехал. Во-вторых, у него достаточно высокий материальный стимул, внушительный контракт. Поэтому он должен был предусмотреть, что в чемпионате России играет приблизительно тридцать игроков для основного состава.

    Сегодня за границей у нас никто не играет. Правильно? Отсюда он и должен был, прежде чем ехать, внимательно посмотреть. Честно говоря, такая эйфория ему самому неудобна. Везде, в том числе и в прессе, говорилось, что он приедет - и все сразу перевернется.

    Что он может перевернуть? К нему, наверное, будут больше прислушиваться, чем к нам. Мы же все то же самое говорили: нужен сборной стадион. Конечно, «Бор» - великолепная база, но она для того, чтобы в восстановительный период команда могла поехать туда отдохнуть. У нас же нет той тренировочной базы, которая положена: чтобы там было 7-8 полей, чтобы там тренировались все юношеские команды, чтобы рядом с национальной сборной тренировалась молодежная.

    Я думаю, что в этом к нему могут прислушаться, ведь когда русский специалист говорит - это одно, а когда иностранец - совсем другое. Это он может сделать сейчас, и хотелось бы, чтобы в этом плане он о себе оставил хорошую память.

    - Вам понравилась первая игра при Гусе Хиддинке? Вот Валерий Газаев раскритиковал…

    - Валерий прав, и я с ним согласен по многим моментам. Но здесь надо учитывать ситуации, в которых каждый из нас был - и Газаев, и Семин… Какое количество игроков к матчу будет в полной боевой готовности, не будет ли травмированных. Вот сейчас было травмировано достаточно много игроков - и результата не получилось, игры тоже не получилось.

    У нас, когда мы играли с Латвией, травмированных было пятеро. Говорили, что Семин избрал вариант оборонительного плана. Да игроков-то не было! И в следующих матчах многое будет зависеть от того, кто из ребят будет в какой боевой готовности. И даже от количества зависит.

    Вот не было Кержакова… Я считаю, что Кержаков и Аршавин друг друга с полуслова понимают. Аршавин после приема передачи в одно касание знает, куда бежит Кержаков, и кидает мяч в эту зону. А сейчас у него не получилась, не хватало взаимопонимания с ребятами в отсутствие Кержакова. Любая потеря для других сборных не играет такой роли, как для нашей. Для нашей сборной это большая потеря.

    - Мы недавно беседовали с Алексеем Смертиным, и он говорил о проблемах инфраструктуры, о проблеме задержек зарплаты в "Динамо". Какие еще факторы влияют на результат?

    - Я думаю, что плачевного результата в «Динамо» не будет, оно в обязательном порядке выберется. Команда все-таки обладает набором очень квалифицированых игроков, и я надеюсь, что они в какой-то момент - в самый тяжелый - объединятся.

    Когда Семин ушел, первые две игры они сражались, бились, как мы от них требовали, но вот потом уже пыл перед «Сатурном» угас - опять кто во что горазд.

    - Получается, каждую игру надо тренера менять?

    - Если серьезно, наверное, в «Динамо» очень много несовместимых людей.

    - Речь о футболистах?

    - Я говорю в большей степени о футболистах. Они совершенно разного менталитета, у каждого разные задачи.

    В каждой команде бывают задержки зарплаты. Я привожу всегда пример: ребята, «Крылья Советов» полгода не получали зарплату, но они как-то объединились. Все равно ведь игроки получат заработную плату - у них в контракте написано, иначе они подадут в суд, в палату по разрешению споров. И такое заявление обязательно рассмотрят. Это записано в регламенте чемпионата России. Интересно, кстати, но нигде не записано, что тренер, с которым произошло то же самое, может подать в эту палату свое прошение, чтобы разобрались, обидели его работодатели или не обидели. Это нонсенс.

    - А почему так происходит, почему тренеры не объединятся? У нас ведь есть некая тренерская организация...

    - Вот сейчас эта организация потихонечку объединяется, и я думаю, что этот пункт в регламент наши руководители должны внести.

    Вернемся к «Динамо». Невыплата зарплаты - это негативный момент. Мне так же не платили зарплату, были в какой-то период задержки. Я предлагал: давайте будем работать, зарплату нам отдадут. А если мы не будем работать, то очков уже не наберем, и их-то нам никто не вернет.

    И сейчас мы в такой ситуации. Конечно, мы очень плохо работали в подготовительный этап по сравнению с другими командами - по той простой причине, что у нас игрок мог пять дней не приезжать, тот же Дерлей только десять тренировок провел с октября.

    Говорили: Семин, почему ты не ставишь Дерлея, он в том году забил тринадцать мячей? Но он с октября по март провел только десять тренировок! Такой вот щадящий режим. И я ничего не могу сделать, оштрафовать не могу, потому что игроки скажут: вы сначала отдайте зарплату, а потом штрафуйте.

    Все взаимосвязано. И это говорит о традициях клуба. В сильном клубе разве это кто-нибудь может терпеть? В сильном клубе игрока поставят на место в течение трех секунд. Любого! Потому что он против идет. В слабом клубе игрока будут уговаривать: ты поиграй…

    Такая же ситуация в «Крыльях Советов». Я прочел в газете, что на установку не пришел Бранко. Будут уговаривать. В сильном же клубе контракт аннулировали бы и отправили игрока домой. Иностранцы должны четко представлять, куда они приезжают, какие здесь правила, а не пытаться устанавливать свои.

    - С вами «Динамо» расплатилось?

    - У меня всегда с руководителями все хорошо.

    - Вы согласны с тем, что качество легионеров по сравнению с тем, что было пять лет назад, резко выросло?

    - В отдельных командах. Резко выросло качество легионеров в ЦСКА, в «Спартаке», в «Локомотиве». Там поставлены задачи, и игроков приглашают под эти задачи.

    Но насчет других команд я бы не со всем согласился. Кстати, тренер нашей национальной сборной очень много говорил о том, что легионеры не соответствуют уровню.

    - Наверное, неправильно, когда слабый приезжает в сильную команду, как неправильно было, если бы в "Амкар" Зидан приехал.

    - Он там не будет все равно играть, потому что сама задача «Амкара», его инфраструктура на сегодняшний момент не смогут мотивировать Зидана. На завтрашний, наверное, будут мотивировать. А пока нет.

    Зидану все покажется не так: не так форму принесли, не так бутсы почистили, не такую майку, мало маек и так далее. Это будет раздражать игрока и доведет до негатива. Нечто подобное произошло и в «Динамо».

    - Вы нарисовали образ. А в реальности это было применимо к Манише, Коштинье и кому-то еще?

    - Ну, с Манише я не знаком, при мне его не было, не знаю, почему он уходил. А Коштинью я прекрасно знаю. Его не стало по простой причине: было три очень грубых нарушения. Я своими принципами не имею права поступиться, для меня все игроки одинаковы. Если бы Коштинья был вне команды, то в «Динамо» бы была другая обстановка. А Коштинья все равно был при команде.

    - Вы говорили о человеческой, игровой несовместимости футболистов «Динамо». В начале сезона вы внесли некоторые изменения в состав. Пришел Овчинников, пришел Смертин, пришли люди, которых вы хорошо знали по «Локомотиву» и не только. Это была попытка создать какое-то ядро в «Динамо», на которое вы могли бы опираться, или свидетельство того, что ранее в «Динамо» селекционная политика проводилась непонятно по каким принципам?

    - Начнем с того, что уже был лимит. Далее: русскоязычных игроков в «Динамо» было очень мало. Наверное, пришли достаточно опытные игроки, которые могут определять игру. Хотя, на мой взгляд, на первом этапе они не смогли быть явными лидерами.

    Игроки должны приложить максимум усилий для создания единства. Без единства ведь не бывает побед. Усилий игроков было маловато - как русскоговорящих динамовцев и экс-локомотивовцев, так и иностранцев, португальцев.

    Cегодня, начни они с начала, может быть, по-другому себя повели. Они сами сейчас растерялись. Тренер, при котором перестали платить деньги, ушел. Может быть, они объединятся. Кстати, никто меня не освобождал - я ушел самостоятельно и считаю, что это сделано в интересах клуба.

    - Говорили, что вы еще до чемпионата мира собирались уходить, до матча со «Спартаком»...

    - Говорили всегда очень много, да и мысли такие посещали.

    - Какие у вас впечатления от чемпионата мира?

    - Блестящие.

    - За Италию вы всегда болеете?

    - Я могу разочаровать - сейчас я болел за французов. Во-первых, болел за Зидана. Во-вторых, французы мне сейчас очень импонируют. Эта команда возрастная, и мне было интересно, могут ли выдержать возрастные игроки нагрузку чемпионата мира.

    - Какие у вас планы?

    - Месяц-два передохну, не больше. А дальше будет видно.

    - Можно провокационный вопрос?

    - Любой.

    - Если бы в одно и то же время поступили предложения из ЦСКА и «Спартака», какое бы вы выбрали?

    - Как они могут поступить, если там Валерий работает великолепно? И посмотрите, как сейчас Володя Федотов работает! Я рад за них, они такой матч сыграли!

    Думаю, что этот матч нужно было смотреть всем - и Хиддинку тоже. Как люди, например, через два дня на третий, уйдя из сборной, играют за клуб, как они выдерживают нагрузку. На стадионе видеть эту атмосферу - нашу, русскую, необыкновенную. Причем болельщики хороши были, но футболисты - еще лучше. Те иностранцы, которые участвовали в этом матче, - это сильные ребята, перед ними можно снять шляпу. Вот они приехали сюда работать, доставлять удовольствие людям. Такие иностранцы нужны.

    - Сейчас началось очень мощное противостояние ЦСКА со «Спартаком». Хотя «Локомотив» рядом, но…

    - Я сейчас болею за моих друзей.

    - То есть клубных пристрастий нет?

    - Нет, болею за друзей.

    - А вы чувствуете, что тренер Семин еще на многое способен, готов удивить, показать себя?

    - Вне сомнения.

    - А предложения какие-то уже есть?

    - Я сейчас начну вам рассказывать, а люди скажут: вот, сидит, набивает себе цену… Я сейчас отдыхаю до ноября, смотрю футбол.

    - Кстати, есть люди, которые, когда отдыхают от футбола, так уж совсем отдыхают. У вас не получается?

    - У меня не получается. Две недели получилось - и все.

    - Футбол - наркотик для вас?

    - Несомненно. Сорок один год - все время с футболом. Тренерской деятельности уже двадцать лет. Отпуска практически не было. Заканчивается один сезон - переходишь в другой. Селекция и все остальное продолжается. Это у каждого тренера такое. Поэтому дайте немножко отдохнуть, а дальше будем думать.

    Александр Шмурнов, Кирилл Дементьев

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы