Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дик Адвокат: «Корейцы больше любят тренироваться, чем русские»

    Интервью Дика Адвоката журналу PROспорт

    – Ожидалось, что вместе с вами в «Зенит» придут несколько – называлась цифра «четыре» – футболистов высокого класса. Ли Хо и Ким Тон Чжин, возможно, отвечают качественному параметру этих ожиданий, но совершенно точно – не количественному.


    – Это отличные игроки, вы скоро в этом убедитесь. Я действительно рассчитывал, что новичков будет четверо, а не двое. Но на стадии практической реализации трансферных планов мы столкнулись с проблемой нежелания многих футболистов ехать в Россию. Прежде всего я говорю о европейцах.


    – О ван Нистелрое, Хасселбайнке, Фрае, Зе Роберту, Класниче и Лукарелли, если быть точным? По данным PROспорт, список отказников «Зенита» – возможно, неполный – выглядит так.


    – Тут я бы не хотел конкретизировать. Тем более что требующие укрепления позиции мы, надеюсь, все равно в итоге усилим. Но должен признать, что прежде не осознавал, с каким трудом европейские футболисты решаются на переезд в российский клуб.


    – С чем это связано? Явно ведь не со скромными финансовыми параметрами предлагаемых им контрактов.


    – Думаю, не с этим. Дело в стереотипах. Они еще довольно сильны. Все-таки люди пока мало знают о России, о ее чемпионате. И им неоткуда о нем узнать. Я вот, например, очень интересуюсь международным футболом, но первые матчи чемпионата России увидел только после того, как сюда приехал.


    – Вам самим сложно было решиться на переезд в Россию? Первую реакцию на зенитовское предложение помните?


    – Отреагировал с интересом. Посовещался с коллегами, с семьей – и довольно быстро принял предложение. Удивление? Не было особого удивления. Меня уже приглашали в Россию, в Москву, два с половиной года назад, когда я возглавлял голландскую сборную, – вот тогда, кажется, немного удивился. Но тот случай помог мне более пристально посмотреть на процессы, происходящие с российским клубным футболом. На рост уровня легионеров, уровня амбиций…


    – В связи со всем этим ростом в стране распространилось убеждение в том, что российский чемпионат уже обогнал по уровню голландский с португальским и подбирается к французскому. Вот вы как считаете – обогнал?


    – Не могу пока давать такие оценки. Я слишком мало времени здесь работаю и слишком сосредоточен на состоянии «Зенита». Давайте вернемся к этому вопросу через пару месяцев.


    – Как вам оно – состояние «Зенита»?


    – Потенциал у команды большой, и клуб готов его наращивать. Собственно, поэтому я здесь. Но тому, что такая команда застряла в нижней половине таблицы, есть причины. Часть из них мне удалось установить, только говорить о них я пока не хотел бы.


    – Какие задачи стоят перед «Зенитом» в текущем сезоне? Чего вы сами ждете?


    – Жду качественного шага вперед в плане содержания игры. Но давайте будем реалистами, это потребует времени. Я только изучаю игроков, они меня тоже. Доукомплектование «Зенита» еще не закончено. Повторюсь: у того, что команда находится в таблице так низко, были свои причины.


    – Не могли бы все-таки их назвать? Очень интересно. Ну хотя бы одну.


    – Я исправлять их хотел бы, а не называть. Но кое о чем скажу. Сразу бросилось в глаза то, что в «Зените» многие не получают от тренировок удовольствия. Воспринимают их как неизбежные издержки профессии. «Надо тренироваться? Ну ладно, будем тренироваться» – такой, знаете, подход. Тренировки надо любить, потому что они делают тебя лучше. Вот в Южной Корее все любили тренировки, поэтому мне там было очень легко работать.


    – Насколько вам мешает языковой барьер?


    – Пока мешает. Однако надеюсь, что нам удастся выработать взаимопонимание с переводчиком. С южнокорейским переводчиком у меня было полное взаимопонимание. Когда я повышал голос, переводчик тоже кричал, причем, кажется, с той же интонацией.


    – Вы известны как тренер, уделяющий особое внимание дисциплине – не только на поле, но и в быту.


    – Я действительно считаю это крайне важным. Практика показывает, что человек, опаздывающий, скажем, к отъезду командного автобуса, опаздывает и в игре.


    – Еще говорят, что вы жесткий.


    – Я бы предпочел слово «прямой». Прямой и честный. Если я чем-то недоволен – в игроке или вообще в ситуации – я об этом всегда говорю.


    – А еще ваш футбол называют оборонительным. По крайней мере с точки зрения голландской тренерской школы, ориентированной на атаку.


    – Это ярлык, который мне приклеили голландские медиа. Совершенно беспредметно, если посмотреть на факты. Скажем, на протяжении моих четырех сезонов в ПСВ или 58 матчей в сборной Голландии эти команды забивали достаточно. Причем ярлык был приклеен одномоментно, под воздействием эмоций, когда на Евро-2004 мы проиграли чехам, ведя 2:0, а я по ходу матча заменил Роббена на Босвелта. Это действительно был странный матч, но я не понимаю и не принимаю той истерики, которую устроили потом в газетах и на ТВ.


    – Да-да, помню, тогда еще в ваш адрес прозвучали угрозы о физической расправе, вынудившие вас уйти из голландской сборной.


    – Угрозы – это тоже миф. Но все остальное, в общем, было. Я не боюсь давления извне, но тогда творилось настоящее сумасшествие, от которого захотелось уехать куда подальше – так я оказался в сборной ОАЭ, а потом и в Южной Корее. Претензии прессы ко мне – как я осознал в какой-то момент – не были связаны с игрой. Всем до смерти хотелось, чтобы сборной управлял молодой тренер – ван Бастен или там Гуллит. Если бы это моя команда, а не Марко ван Бастена вылетела в первом раунде плей-офф чемпионата мира-2006, голландские газеты захлебнулись бы желчью.


    – Когда можно будет сказать, что «Зенит», который мы видим, – это «Зенит» Адвоката?


    – Так можно говорить с моего первого дня в Петербурге. Я не собираюсь прятаться за спину предшественников или еще кого-то. Нынешний «Зенит» – это уже моя команда. Но потребуется время, чтобы сделать ее более классной.


    – Что вы понимаете под классом? Какому футболу будете учить «Зенит»? Перейдет ли команда на это типичное голландское построение 4-3-3?


    – Чтобы играть 4-3-3, нужно иметь футболистов, делающих такую схему жизнеспособной. Сегодня в команде таких футболистов не хватает. Если говорить о векторе моих усилий, то мне хочется добиться оптимального сочетания организации игры и креативности.


    – Не могли бы вы привести какой-то пример, который позволил бы поотчетливее понять ваши представления о классном футболе? Скажем, с последнего чемпионата мира.


    – Сборная Аргентины. То, что она вылетела так рано, – это во многом невезение.


    – В вашем списке желаемых покупок ведь были темнокожие футболисты?


    – Да. А почему вы спрашиваете?


    – Вам доводилось слышать фразу «В цветах «Зенита» нет черного»? Знаете ли о расистских настроениях части болельщиков?


    – Что-то такое слышал. Вскользь… А что, правда все так серьезно?


    – По крайней мере в «Зените» еще никогда не играли темнокожие.


    – Знаете, я бы не хотел отвечать на такой вопрос, не посовещавшись с клубным менеджментом. Не хотел бы сказать неосторожные вещи. Я четыре года работал в «Глазго Рейнджерс» и осознаю сложность проблем такого рода. Но, во всяком случае, никто из менеджмента не говорил мне, что игроков той или иной расы мы приглашать не должны.


    – Насколько вас воодушевляет или, может быть, стесняет тот факт, что вы появляетесь в России синхронно с еще одним голландцем – Гусом Хиддинком?


    – Ну, это одно из свидетельств роста уровня футбола в стране…


    – Вас неизбежно начнут сопоставлять друг с другом, оценивать в духе «лучше-хуже». Вы и Хиддинк сменяли друг друга в ПСВ, голландской и корейской сборных и, должно быть, от таких сравнений смертельно устали.


    – Мне они безразличны. А личные отношения у нас с Гусом хорошие, мы друзья.


    – Вы предпочли поселиться в отеле, а не в собственном доме. Почему?


    – Я приехал один, без жены, она будет в Петербурге наездами. Когда живешь в отеле, проще обустраивать быт.


    – Город посмотрели? Интересно узнать, какие он у вас вызвал эмоции.


    – Погулял немного по Невскому. К Исаакиевскому собору сходил. А вчера клуб устроил мне экскурсию по каналам. Эмоции? Знаете, вне работы я совершенно не эмоционален. Даже вчера, на каналах, не мог отделаться от мыслей о футболе. Анализировал состав… Да, вот что меня впечатлило: отсутствие англоязычных табличек с названиями улиц. Здесь ведь так много туристов, саммит был. Это, кстати, к вопросу о стереотипах и непонимании России европейцами, с которых мы начали разговор. Подскажите мэру, ведь это такой легкий способ улучшить впечатление иностранцев о городе.


    – Вы ни разу не упомянули про автобус, который во время вашего первого московского выезда с «Зенитом» приехал не в тот аэропорт.


    – Неприятная вышла история. Как я отреагировал? Спокойно. Только предложил, чтобы на всех последующих московских выездах нас в этом городе встречал собственный, зенитовский автобус. В клубе со мной согласились.


    – Считаете, это не было случайностью?


    – В Москве мои команды играли дважды – первый раз это был «Глазго Рейнджерс», – и проблемы с автобусом возникали оба раза. Случайность, не случайность… Знаете, я такой человек, который привык опираться на факты. А факты таковы.



    ТАКЖЕ В СВЕЖЕМ НОМЕРЕ ЖУРНАЛА «PROСПОРТ» ЧИТАЙТЕ:

    Весь мир на ладони

    Главный положительный герой чемпионата мира и новая звезда «Реала» Фабио Каннаваро рассказывает о Кубке мира, своем теле, съемках в рекламе и о своем отношении к геям.

    33 самые влиятельные персоны российского футбола

    Короткий жаркий промежуток между чемпионатом мира и Лигой чемпионов – это время, когда PROспорт публикует свой традиционный рейтинг – список 33 самых влиятельных фигур отечественного футбола, который, как и русский алфавит, начинается с буквы А.

    Утекай

    Экс-звезда ватерпольной сборной России Мария Яина – о злых рожах в бассейне, рваных купальниках, «Ламборгини», а также о том, почему она ушла из водного поло.

    Краш-тест

    Бывший партнер Уэйна Гретцки и четырехкратный обладатель Кубка Стэнли Майк Крушельницки рассказывает корреспонденту «PROспорт», как он оказался главным тренером подмосковного «Витязя».

    Сделать ему больно

    Как и куда ударили бы Матерацци Эдмундо, Винни Джонс, Франк Райкард, Майк Тайсон и Эрик Кантона.

    «Нас просят удержаться в первой тройке»

    Главный тренер «Спартака» из Нальчика Юрий Красножан – о тайных законах премьер-лиги, еврокубках, везении и нальчикском газоне, который не обновлялся с 1961-го года.

    Стадионные хиты

    Пять самых увлекательных сюжетов чемпионата мира по легкой атлетике.

    Тур в прошлое

    Дневник Вячеслава Екимова, Дениса Меньшова и других русских участников «Тур де Франс».

    ПЛЮС имидж Шакила О'Нила, досье на Амира Хана, гид Александра Анюкова и Робертаса Пошкуса по Самаре, колонки Василия Уткина и Станислава Гридасова, а также 10 мифов о женском футболе.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы