Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Михайло Пьянович: «Моя прошлогодняя травма – выдумка»

    Новичок «Ростова» рассказал корреспонденту «Спорт сегодня» о тренерских методах Федотова, своей вымышленной травме и уровне тренировок «Спартака».

    - Вы ушли из «Спартака» по собственному желанию или вас уволили?

    - Я ушел сам. Мне хотелось перейти в клуб, где я буду играть. В «Спартаке» я даже не сидел на скамейке, а просто не попадал в заявку. Федотов использовал схему с двумя форвардами – Павлюченко и Кавенаги, а мне не давал даже шанса выйти на замену. Когда аргентинец в очередной раз не забивал, Владимир Григорьевич сажал его на скамейку, но вместо того, чтобы обратить внимание на меня, выпускал Баженова или Дзюбу, а то и вообще играл с одним форвардом. Сложилось впечатление, что тренер вообще забыл о том, что в его клубе есть форвард по фамилии Пьянович.

    - И вы даже не пытались напомнить ему об этом?

    - Конечно, пытался. Я усиленно работал на тренировках и несколько раз просил Федотова поставить меня в основу. Но он отвечал мне, что ни один игрок в «Спартаке» не может гарантировать себе место в основе, в том числе и я. Не спорю, ничего конкретного он не обещал, но после тренировок меня не оказывалось даже среди запасных. В один прекрасный день мне это надоело, и я сказал ему и ребятам, что хочу уйти.

    - Так вы, кажется, осенью прошлого года были травмированы. По крайней мере, так сообщалось в новостях.

    - Нет, я был абсолютно здоров. Вся информация о том, что я не выхожу на поле из-за травмы – полная выдумка. Кстати, вы не первый, кто вспоминает мою якобы травму. На протяжении всей осени я был готов к каждому матчу, но тренер считал, что команда справится и без меня.

    - Неужели Федотов даже не намекнул на причины такого отношения к вам?

    - Нет. Я вам уже повторял его слова. Решил лично разобраться, почему Федотов не дает мне играть – он же не мог сам объяснить. У меня было две версии: лимит на легионеров и тактические причины. Может быть, Федотов действительно придавал большое значение национальности игрока и боялся случайно превысить лимит, ведь вместо меня на поле выходили игроки с российским паспортом. Или он решил научить «Спартак» играть по новой тактике с одним нападающим. Может быть, он считал неоправданным ставить вперед двух высокорослых игроков? Я не знаю! Обе версии имеют право на существование, но верный ответ на этот вопрос может дать только сам Федотов.

    - Почему вы выбрали именно «Ростов»?

    - Очень понравились отзывы моих друзей-сербов Вьештицы, Крушчича и Танасиевича о городе и команде. А во время переговоров я понял, что клуб во мне очень заинтересован. После встречи с главным тренером «Ростова» убедился, что буду попадать в основной состав. У меня были предложения от других российских клубов и из-за рубежа, в том числе из Сербии. Но на родину я твердо решил не возвращаться, а остальным клубам отказал по совету уже упомянутых друзей. Да и не были другие предложения уж слишком заманчивыми. До конца моего контракта со «Спартаком» оставался всего год, а в таких условиях очень трудно перейти в приличный клуб. Но мне это удалось. На фоне других «Ростов» выглядел самым привлекательным вариантом.

    - И конкуренция среди форвардов там слабее, чем в «Спартаке».

    - С чего вы взяли? Разве в «Спартаке» сейчас есть конкуренция в линия атаки?

    - В прошлом году была.

    - За «Ростов» тоже хорошие форварды выступают. То, что «Спартак» более титулованный клуб, никак не влияет на конкуренцию за место в составе. Я же выходил на поле в «Спартаке», а потом, по непонятным причинам, меня этого права лишили. Не хочу больше говорить о «Спартаке» – все это в прошлом. Сейчас я думаю только о своем новом клубе. Мне больше нравится в «Ростове». Здесь тренировки европейского уровня, хотя все работники клуба россияне.

    - А в «Спартаке» какой уровень тренировок?

    - Честно говоря, я уже не помню.                                 

    Антон ОТКИДАЧ

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы