Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Спартаковский "дух"

    Бразильский новичок "Спартака" Антонио Жедер впервые слышит слова "стенка" и "забегания", припоминает, за что ругал его Романцев, и собирается играть за сборную России ради семьи

    В прихожей квартиры Антонио Жедера на полу лежит комплект зимней шипованной резины для Audi - той самой, серебристой, которая припаркована двадцатью семью этажами ниже предельно близко к двери подъезда. С таким расчетом, чтобы путь от двери до дверцы получился максимально коротким. Осень в Москве становится все более студеной, и совсем скоро наступит пора зимней шипованной резины. Пока мулатка Розанна, няня детей Жедера, укладывает их спать в детской и сама укладывается на кровать к малышу Жедеру-второму, блондинка Марсела, жена Жедера, зажигает свет в гардеробной и в задумчивости перебирает детскую обувь - крошечные кроссовки Марии и Жедерамладшего - пару за парой, выбирая обувь для завтрашней утренней прогулки. Рядом стоит вместительный дорожный чемодан. Он пригодится им примерно в ту же пору, когда Audi нужно будет переобувать в шипы: в середине ноября здесь станет совсем холодно и Жедер-старший останется один, а Марсела, Мария, Жедер-младший и Розанна улетят в Бразилию. На родине малютке Жедеру предстоит очередная, уже третья по счету операция на лице. Он родился с "заячьей губой", и для устранения этого порока ребенок до 12 лет, когда должна состояться заключительная косметическая операция, будет находиться под наблюдением пластических хирургов из Сан-Паулу. Час назад два Жедера играли в футбол. Младший уверенно бил с левой, а старший изображал вратаря и светился от гордости - отцовской и профессиональной. Младшему Жедеру еще и потому пора в Бразилию, что настоящие футболисты там вырастают из тех, кто с утра до ночи гоняет мяч на улице. Старший вроде бы и хочет для сына футбольного будущего, но в то же время понимает, что для начала тому хорошо бы получить образование. Потому что сам в школе толком не доучился.

    Антонио отдергивает штору на окне, которое из-за размеров правильнее считать стеклянной стеной, и равнодушно отворачивается от пейзажа: фиолетовая от заката гладь воды в месте слияния рек Москвы и Химки с каналом им. Москвы; пустое аэродромное поле и кварталы Тушина в игрушечном масштабе.

    Семья - главное в жизни футболиста Жедера. Он рассказывает, что может весь день провозиться с детьми, не покидая квартиры. В нише над обеденным столом Жедеров - несколько фотографий в рамках: Жедер-старший с Марселой, Жедер-младший с Марией, а на заднем плане угадываются цветастые штаны куклы Роналда Макдоналда. Грядущее расставание с близкими по привычке навевает на Антонио грусть, но в этот раз все немного по-другому. Появилось важное обстоятельство, которое отчасти скрасит новую разлуку. Впервые в жизни Жедер настолько предметно заинтересовался Лигой чемпионов, что в его гостиной настольной книгой лежит изданный УЕФА статистический гид по турниру сезона 2006/07.

    - Когда я играл за "Сатурн", у меня не было доступа к широкой телеаудитории, - рассуждает Жедер. - Не видели меня и мои родственники в Бразилии. Теперь все по-другому: в Бразилии показывают Лигу чемпионов, и мне после игр все звонят - и друзья, и мама, и брат. И пусть наш первый матч против "Баварии" не удался. Но надо же понимать, где критика обоснованная, а где критика ради критики. Это футбол. Это "Бавария". В словах моих близких после той игры была только поддержка и советы не опускать голову.

    Немецкая виза за последний месяц понадобилась Жедеру дважды. Летом по настоянию "Спартака" Антонио уже летал в Мюнхен на медобследование, после которого в переговорах подмосковного и московского клубов наступила очередная пауза. Жедер даже начал нервничать.

    - Мне уже стали звонить люди - знакомые из России и Бразилии - и поздравлять с переходом в "Спартак", - продолжает Антонио. - Каким-то образом новости об этом событии докатились и до родины. Но мне самому еще ничего не было ясно, и я даже не знал, что людям отвечать. Я думаю, в такой ситуации любой человек будет испытывать волнение, потому что времени почти не оставалось, трансферный период завершался. О желании "Спартака" меня пригласить я знал уже несколько месяцев. Москвичи проявляли интерес, причем серьезный. Но постоянно возникали какие-то проблемы между клубами, они никак не могли договориться, и все это отражалось на мне. Зная, что меня ждут еврокубки, что миллионы людей будут видеть меня по телевизору, немножко волновался. Хотя я человек серьезный и ответственный и, если бы что-то сложилось по-другому, - играл бы за тот клуб, с которым у меня контракт.

    Подмосковная история Жедера, без которого невозможно представить "Сатурн" последних лет, начиналась в Раменском с мифа. Почему-то считается, что в центральные защитники - опорные колонны обороны - он попал случайно, якобы только из-за того, что получил травму основной центр Милан Лешняк. "А где же мне было еще играть? - изумляется Жедер. - Я всегда был центральным. Изредка действовал слева. Да и Милан тогда сломался в первой же игре, так что можно только гадать теперь, в каком амплуа тренер меня видел изначально".

    Жедер знает, что в России существует проблема расизма, и от этого еще больше гордится тем, что его выбрали капитаном в русской команде. Он говорит, что после трех полных сезонов бессменной игры за основу в Раменском удостоился этого почетного права - выводить свою команду на поле - не потому, что он парень сам по себе видный: "Не за красивые глаза, как у вас говорят". Хотя намекает, что и за это тоже. Но главное, что он капитанскую повязку заработал вместе с любовью болельщиков и уважением абсолютно всех тренеров, с которыми работал. Виталий Шевченко разговаривал с ним по душам на ломаном испанском. Борис Игнатьев, уходя осенью 2004-го, признавался, что Жедера вместе с нынешним динамовцем Жаном и чехом Кински с удовольствием забрал бы с собой в новую команду. Олег Романцев, покидавший "Сатурн" зимой того же года, Жедера никуда приглашать не собирался. Хотя если бы поработал с командой чуть дольше - наверняка бы узнал, что Антонио тоже страстный рыбак, и тогда, возможно, ангажировал бы бразильца как-нибудь отсидеть вечернюю зорьку.

    - По Романцеву было видно, что этот человек смотрит вперед, что это тренер с идеями и, возможно, по футбольному мышлению он лучший в стране, но узнать я его толком не успел: он появился у нас в конце сезона, потом мы поехали на сборы, а зимой он уже ушел. - На Жедера, очевидно, главный носитель спартаковской футбольной стилистики новейшей эпохи все же успел произвести впечатление. - Короткий пас? Ах, да, было такое, припоминаю: когда мне случалось отдавать нападающим длинную передачу, Романцев меня все время одергивал: пасуй ближнему!

    - Из разговоров с людьми, по моим собственным наблюдениям, по тому, какая серьезная у "Спартака" торсида, я понял, что иду в команду с историей и традициями. Мне важна каждая игра и тренировка в составе "Спартака", не думайте, что только Лига чемпионов. Потому что я хочу скорее освоиться в коллективе и четко понять, чего ждет от меня тренер. Думаю, сейчас я уже стал неотъемлемой частью "Спартака", - смело высказывается Жедер. Он чувствует за собой право так говорить. Бразилец - классический пример "точечной" селекции, он куплен не для усиления конкуренции, но для игры в стартовом составе. Владимир Федотов после третьего матча Жедера за "Спартак" против "Локомотива" признался, что здорово рисковал, резко вводя новичка в основу, но при этом был поражен динамикой его адаптации. По большому счету ее издержки свелись к трем подряд пасам назад Войцеху Ковалевски в Мюнхене. Только эти знаки предельного упрощения игры выдавали в Жедере волнение. Но через две недели после того матча Антонио уже совсем по-другому мотивирует свое поведение в первом тайме матча с "Баварией":

    - Не важно, с кем мы играем - с "Баварией" или каким-то русским клубом, и прессинг со стороны соперника здесь ни при чем, - утверждает Жедер. - Просто если я решаю, что могу воспользоваться помощью голкипера, я отдам ему мяч. Он же, в конце концов, не только для отбивания мячей на поле выходит! Вратарь - такой же игрок, как и мы.

    Вполне себе бразильский подход к построению игры. Жедер пришел в команду зрелым футболистом и пока, очевидно, с трудом представляет себе особенности спартаковского футбольного стиля. Правда, в последние три с половиной года с ним просто негде было в России ознакомиться, но зато теперь идеология комбинационного футбола "по Бескову" - знамя нового тренерского штаба.

    Спартаковского болельщика, который уже успел проникнуться к Жедеру симпатией (его уже называют черным Видичем и Антошей - из-за тяги спартачей к русификации полюбившихся иностранцев; поэтому Робсона звали Максимкой, а Квинси зовут Васяткой), тем не менее способно задеть прохладное отношение Антонио к привычным элементам спартаковского игрового декора. Он, почти все понимающий по-русски, вообразите, до сих пор не представляет себе значения терминов "стенка" и "забегание". То есть понимает принцип "отдал-открылся" в общефутбольном его смысле, а вот в прикладном, спартаковском - пока нет.

    Или вот еще: настораживающая поговорка "Главное не игра, а результат на табло" прозвучала из его уст, когда наша беседа коснулась положения вещей в сегодняшнем "Сатурне" Владимира Вайсса. Чуткие до посягательств на идеологию красно-белые болельщики такого не поймут. Даже если это в шутку и исключительно про "Сатурн". Зато актив красно-белых трибун вряд ли забудет, как в легендарной драке с ЦСКА в августе 2004-го в Раменском Жедер с воодушевлением махал кулаками: свой!

    О российском паспорте для Жедера в его подмосковный период заговаривали многие, вплоть до губернатора Громова. В "Сатурне" натурализация бразильца могла решить проблему перебора легионеров, и только во вторую очередь, по инициативе спортивных репортеров, Жедера с его приятелем Жаном подталкивали к мысли о российской сборной. Бразильцы разговоры на эту тему охотно поддерживали. Но условия их жизни изменились.

    Уже довольно поздним вечером, на исходе второго часа нашего разговора, Жедера отвлекает телевизор. На спортивном канале выпуск новостей. Сначала сюжет о тренировке ЦСКА, на поле возятся с мячом Дуду, Карвалью и Вагнер, а Жо - тот и вовсе забивает в двусторонней игре. Следом крупный, во всю плазменную панель план лица Гуса Хиддинка. Главный тренер сборной России неторопливо надевает очки и зачитывает список приглашенных в команду на матчи с Израилем и Эстонией. На лице Жедера - фоновое выражение меланхолии. Да и звук он, из уважения к нашей прерванной беседе, не прибавляет.

    Про сборные Антонио рассуждает без подъема. А ведь именно теперь в команду, например, Бразилии регулярно зовут троих из ЦСКА. И теперь, как обмолвился Жедер, в штабе этой команды вместе с Дунгой работает Жоржинью, бывший менеджер Антонио в годы выступления за "Васку да Гама" и до сих пор его хороший приятель. Да еще и любимый Жедером телевизор, в котором он теперь, благодаря Лиге чемпионов, появился. То есть именно теперь сошлись воедино пусть и косвенные, но вполне интригующие условия для сближения Жедера и "селесао".

    - Да мне 28 лет! Сколько я еще буду ждать приглашения оттуда?! - Антонио становится довольно эмоциональным. - Мне надо думать о своей семье, о будущем детей. А сборная России... Давайте не будем торопить события. Сейчас все мои мысли - только об игре за "Спартак", о Лиге чемпионов. Все, что касается сборных команд, - вне моей власти. Позовут, не позовут... Натурализация эта... Все шаги, на которые я решаюсь, должны приносить пользу моей семье. Я обязан ее обеспечить. И если мне поступит приглашение от российской команды и я пойму, что, приняв его, смогу изменить свою карьеру к лучшему, улучшить финансовые условия своей работы, я его приму. Я решил для себя так: еще 5-6 лет буду готов срываться с места, переезжать , терпеть все неудобства, которые с этим связаны. Пока я молодой, сильный и красивый парень - буду играть, лет до 34 лет. А потом останусь там, где будет хорошо мне и моей семье.

    РОМАН ТРУШЕЧКИН

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы