Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Иванов: "Уже зная, что сказал Блаттер, я испытывал чувство удовлетворения"

    В рамках специального проекта "2:1", в котором корреспонденты "Газеты" и комментаторы НТВ+ Александр Шмурнов, Михаил Мельников и Кирилл Дементьев будут еженедельно представлять "избранные места" из их бесед с приглашенными гостями - звездами спорта, публикуем интервью с арбитром Валентином Ивановым.

    - Валентин Валентинович, ваше появление перед прессой - большая редкость. Такова жизненная позиция или не нравится, как работают журналисты?

    - Во-первых, здравствуйте. Без прессы мне более комфортно жить и готовиться к той работе, которую я выполняю. Может, это звучит несколько эгоистично, но, тем не менее, это так. Моя работа тяжелая, нервная, от нее надо как-то отвлекаться. И если постоянно общаться с журналистами, то мне будет тяжеловато. Журналисты же не просто болтают, они затрагивают темы не всегда приятные. Надо же отвлекаться, спокойно готовиться, восстанавливаться после прошедшего матча, чтобы нормально выходить на следующий.

    - Нормативы, которые вам приходится сдавать, наверное, становятся с каждым годом сложнее?

    - Если брать футбол высокого уровня, то без лошадиного здоровья там делать нечего. По сути дела, у судей та же самая подготовка, что и у спортсменов. Ежедневные тренировки.

    - С одной стороны, нужно соответствовать атлетически, но с другой - с позиции внимания, когда судья должен усмотреть, углядеть, оценить и принять решение, - гораздо сложнее становится, потому что футболисты бегают, как будто им включили новую скорость.

    - Согласен. Поэтому в последнее время значительно повышается роль ассистентов. На них помимо их основной, очень сложной задачи - фиксировать положение вне игры - сейчас возлагается фиксация нарушений правил вплоть до назначения пенальти.

    - Раньше их называли арбитрами на линии, а теперь - ассистентами главного судьи, и это, наверное, не случайно. А есть еще и четвертый, резервный арбитр. Пример из финала чемпионата мира: четвертый арбитр усмотрел что-то, возможно, на повторе, и только он сообщил Элисондо, что надо показать Зидану красную карточку.

    - Я очень сомневаюсь насчет повтора. А суть такова: в том, что касается применения дисциплинарных санкций, участвуют все четыре человека. Резервный арбитр может сообщить главному, что такой-то игрок совершил нарушение и его надо за это удалить или предупредить. На это он имеет право. Он не имеет права подсказать, что это было техническое нарушение правил. Здесь только ассистенты. А что касается дисциплинарных санкций, это одна из его обязанностей.

    - Ваше мнение по поводу стычки Зидана и Матерацци?

    - У меня однозначное мнение. К сожалению, тут другого решения быть не могло - только удаление.

    - На ваш взгляд, тут не было некой провокации?

    - Если Матерацци не признается в том, что он сказал, то как его можно наказать? Получается слово Зидана против слова Матерацци. Нельзя создавать такой прецедент. Если по обвинению Зидана дисквалифицируют Матерацци, то в следующий раз…

    - Как вы вообще смотрите на использование видеоповторов?

    - Я в принципе могу высказать свое отношение к видеоповторам.

    Это довольно неясная ситуация. Ведь в футболе помимо абсолютно понятных моментов, понятных стопроцентных ошибок создается масса ситуаций, когда мнения людей очень разнятся по поводу одного и того же случая. Судья назначает пенальти, потом вы, журналисты, садитесь своей большой группой, смотрите семь или восемь повторов. Часть говорит, что был пенальти, другая - не было.

    То же самое происходит и в специальной комиссии, которая оценивает действия арбитра. Там тоже не всегда люди приходят к единому мнению, даже посмотрев и в медленном повторе, и в разных ракурсах.

    Ну хорошо, введут эти видеоповторы. Возникнет спорный момент, подойдет судья, посмотрит, останется при своем мнении - и все равно другая группа скажет, что это ошибочное мнение.

    - В какой степени арбитры должны полагаться на правила, а в какой учитывать, кто играет, в каком соревновании, при каком ажиотаже, с какой предысторией матча? Насколько они должны быть проникнуты духом конкретного матча, а не футбола в принципе?

    - Смотря о чем идет речь.

    - В этом и вопрос: стоит судить каждый матч как отдельный матч?

    - Правила едины. Если это удар по ногам в штрафной площади, то пенальти. И независимо от того, где игра - в Милане или еще где-то. Дальше надо говорить об уровне жесткости, которую ты можешь позволить в том или ином матче.

    Если ты судишь в Англии, когда играет английская команда с немецкой (а они любят бороться, любят столкновения), и будешь свистеть на каждый толчок, то это будет раздражать игроков и никакой игры не получится.

    Другое дело, если ты будешь судить в Италии две итальянские команды. Итальянцы тоже умеют играть жестко, но там бывает, что в какой-то момент они начинают излишне нервничать. И нужно быть очень внимательным, чтобы не упустить этот момент и где-то их «посадить на свисток». В этом, конечно, разница.

    Такое может быть не только в международных играх. Скажем, в чемпионате России выходят играть две ведущие команды. Они в хорошей форме, игроки хотят бороться, играть в футбол. Тут им можно позволить немножко больше, чем обычно позволяют. Как только игроки устанут, если у них не получается, они раздражаются - на судью, на соперника, на партнера... Давать им играть в таком ключе, безусловно, никакого смысла нет. Все эти моменты объяснить сложно, нужно чувствовать.

    - Когда вы выходите на матч, можете понять, как игроки настроены, как они намерены играть и какой уровень жесткости им можно установить?

    - По первым минутам уже можно определить, во что будут играть две команды. Другое дело - в процессе игры все может поменяться. Потом того же судью могут обвинить: надо было сразу приструнить. Определенный риск всегда существует.

    - Знакомство судьи с игроками ложится лишним грузом или, наоборот, помогает?

    - Если игроки тебя знают как судью, ты не в первый раз с ними встречаешься, это всегда лучше. Другой вопрос, какой была последняя встреча с этими игроками, может, там что-то случилось.

    Но время проходит, игра проходит - и какие-то шероховатости забываются, ведь в основном все нормальные люди. Всегда лучше, чтобы на игру выходил опытный судья, которого знают игроки.

    - Вопрос о приглашении судей-иностранцев - взять, например, приглашение болгарина на матч "Тирасполь" - "Пюник" или уругвайца на матч "Шериф" - "Тилигул". В принципе иностранца ставят во избежание какого-то давления: он никого тут не знает, он пришел и по правилам судит. Как вы к этому относитесь?

    - Вопрос непростой. Конечно, положительное в этом можно найти - хотя бы только потому, что судья приезжает и ему все равно, кого он судит и что потом о нем будет писать пресса. Он более раскованный в этом смысле человек - отсудил, уехал и забыл на следующий день, кого судил. Может быть, в этом есть положительный момент для судей.

    А как для команд, не знаю, тем более если вдруг судья ошибется в каком-то моменте. Есть же пять-шесть ведущих футбольных стран в Европе, пока там это не применялось. У нас начинает применяться. Надо более или менее четко представлять перспективу развития этой ситуации.

    Чего можно ожидать? Например, плохого: уровень российских судей будет падать. Это однозначно. Скажем, чемпионат России судят двадцать бригад, которые условно делятся на две части - первая десятка и вторая десятка. В первую входят бригады, которые должны и могут обслуживать любой матч чемпионата.

    - Кстати, у нас есть десять бригад?

    - Пока еще есть. (Смеется.) Лучше, если таких бригад будет больше. Каждый тур ситуация меняется, кто-то болеет. Лучше менять не на молодого, а на более опытного. Менять всегда очень тяжело, это вызывает разнотолки.

    Так вот, для того чтобы более или менее нормально проводить чемпионат, таких бригад, которые изначально могут отсудить любой матч, должно быть как можно больше. А во вторую десятку входят более молодые судьи, менее опытные, на сегодняшний момент менее квалифицированные. Они получают меньше игр.

    И если мы станем больше приглашать иностранцев, то эта топ-группа будет уменьшаться, потому что судьи останутся без достаточной практики. Ты можешь смотреть матч по телевизору сколько угодно, но пока ты в этом матче сам не ошибся и после ошибки не вышел опять на поле (посмотрим, как ты это все переживешь), ты не станешь хорошим судьей.

    - Вы не показали ни одной желтой карточки в лигочемпионском матче «Арсенал» - «Вильярреал». Во встрече «Милан» - «Интер», которую вы судили, карточек тоже не было. И вдруг 16 штук в матче Голландия - Португалия. Игра была настолько из ряда вон выходящей?

    - Прежде всего это зависит от игроков. Это не я совершаю эти чумные подкаты, а игроки. Я только реагирую соответствующим образом.

    - Есть такое понятие - "на усмотрение судьи"?

    - В правилах звучит так - "по мнению судьи". Например, если, по мнению судьи, имела место игра рукой, то назначается штрафной удар. Если, по мнению судьи, имело место попадание мяча в руку, то это не наказывается.

    - Есть ли в футболе правила, которые вы, как судья, хотели бы изменить?

    - Я бы сказал - штрафную площадь убрать. Но это будет несерьезно.

    - И пенальти не бить?

    - Да. Но на самом деле я этого не хочу, потому что тогда футбол потеряет очень многое. Хотя мне было бы намного проще судить.

    - А правило офсайда?

    - Отменять его ни в коем случае нельзя, потому что это будет даже по внешнему восприятию другая игра.

    - Предлагали провести дугу в 40 метрах от ворот, внутри которой, за которой можно стоять как угодно.

    - Знаете, как только вы что-то проведете дополнительно на поле, даже по картинке, по восприятию это будет уже не тот футбол. Честно говоря, я не уверен, что это будет способствовать его популярности. Люди, которые стараются что-то поменять…

    Почему ко всякого рода переменам в правилах относятся осторожно? Потому что футбол - это процветающее дело, даже при том - а может, и потому, - что все совершают ошибки. Он пользуется огромной популярностью во всем мире. Если говорить о Лиге чемпионов, о чемпионате мира, - они приносят огромные доходы. Зачем менять, если все это работает? А если в игре все станет чисто и понятно всем? Что будут делать журналисты, о чем писать?

    - А есть такое понятие, как советская, российская школа судейства, или это все домыслы?

    - Безусловно, есть понятие "советская школа судейства". То, что происходит сейчас в плане подготовки судей, на самом деле продолжение того, что происходило в советское время.

    - Назовите три признака, отличающих нашу школу.

    - Сейчас в основном берется единая модель. То, что наш руководитель Николай Левников является одним из руководителей УЕФА, отражается на системе подготовки арбитров и в физическом плане, и в техническом. То, что есть там, немедленно внедряется и у нас. Я бы сказал, что в некоторых моментах мы в чем-то даже опережали УЕФА.

    - Но какие-то черты остаются?

    - Это как и в самом футболе. Ведь отличается, например, итальянский футбол от немецкого или английского, хотя играют они по одним и тем же правилам. Даже приезжая в Англию и привнося что-то свое, футболисты играют в английский футбол.

    Трудно объяснить, чем отличается манера игры. Она всегда отличалась, правда, сейчас она немножко нивелируется. Но если я посмотрю со стороны на незнакомого судью, то смогу сказать: этот судит в Италии, а этот - в Германии или в России.

    - Если мы начнем допытываться, чем отличается российская манера судейства, то придем к вопросу, чем отличается Россия, российский менталитет. Наверное, именно этим: мы сами по себе - мы между Европой и Азией.

    - Россия - великая страна. Конечно, мы отличаемся от всех. Но не всегда, может быть, в хорошую сторону.

    - Раз вам не хочется общаться с прессой во время подготовки к матчам, то чем хочется заниматься?

    - А ничем, отдыхать хочется. В горизонтальном или в сидячем положении смотреть фильмы, книжки читать. В кино ходить люблю время от времени. Такие достаточно традиционные занятия. Самое главное - отвлечься. Все, что тебя способно отвлечь, то хорошо. Все-таки постоянно находиться в своем деле…

    Для того чтобы нормально выходить на поле, надо время от времени отдыхать. Нельзя выходить на поле даже не физически, психологически уставшим, замученным этим футболом. Если ты выходишь уставшим, если тебе все надоело, значит, получишь неприятный момент.

    - Новое поколение российских судей хорошее растет? Кому знамя передадите?

    - Знамя они сами возьмут и понесут. Я сейчас не хотел бы оценивать по ранжиру ребят, которых я прекрасно знаю. У меня, безусловно, есть мнение относительно каждого из них. Если говорить объективно о ближайшем большом турнире - чемпионате Европы, то на сегодняшний момент два человека могут претендовать на участие в нем - это Юра Баскаков и Николай Иванов из Питера. В большей степени, наверное, Баскаков, потому что он уже в том классе и Лигу чемпионов судит. В этом плане у него преимущество.

    - Никакого зарезервированного места для судей из России нет?

    - Нет. За место надо еще побороться.

    - У Баскакова и Иванова класс и статус есть, а у других наших судей?

    - Есть достаточная группа. Например, Игорь Егоров, которого сейчас тоже можно назвать вполне опытным судьей, судьей международной категории. У него хорошие перспективы.

    - Но соответствующим статусом он еще не наделен?

    - Если мы говорим об арбитрах международной категории - которых на самом деле огромное количество во всем мире, даже в Бурунди, где угодно, везде есть, - то они делятся на несколько групп. Начинаются, если я не ошибаюсь, с четвертой группы. И постепенно растут в зависимости от того, чего добиваются в жизни.

    Если говорить о Европе, то там есть вторая группа, первая и топ-класс. Насколько я знаю, раз в год собирается судейский комитет, и кого-то переводят куда-то в зависимости от тех оценок, которые судьи получают в течение международного сезона. Берется только международный сезон.

    - То, что у нас есть там Левников, способствует продвижению наших?

    - По крайней мере, мы можем быть уверены в том, что ни один хороший судья, который неплохо идет, не останется незамеченным. Судей-то много, и все представители хотят, чтобы их судья был как можно выше. Поэтому важно лишний раз напомнить о судье - съездите, посмотрите, как судит тот же Игорь Егоров, хороший парень, у него хорошие перспективы. Они поедут, посмотрят… Даже в этом плане очень важно присутствие нашего представителя.

    - Вы как к Блаттеру относитесь?

    - Нормально отношусь. Как к президенту.

    - Как вы отреагировали на сообщение газет о критике со стороны Блаттера после матча Голландия - Португалия?

    - Я был очень уставший. И прекрасно понимал, что это не тот случай, когда можно отсудить чистенько и без проблем. Всегда в матчах такого уровня разные моменты будут обсуждаться…

    - Их ведь с 40 камер показывают.

    - Конечно, лишнего шума не хочется. Хочется быть незаметнее, тогда в дальнейшем спокойнее работается. Я понимал, что это был очень сложный матч. Но, с другой стороны, как это ни странно может прозвучать, даже уже зная, что сказал президент ФИФА, я испытывал чувство удовлетворения: я весь матч провел и выдержал его в едином ключе до конца.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы