Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Елизавета Туктамышева: «Я уже катаюсь как женщина, а не как девочка»

    Чемпионка Европы по фигурному катанию – о том, как ей удалось по-настоящему вернуться после неудачи в олимпийском сезоне.

    – Я сегодня очень довольна прыжковой часть программы, особенно двумя лутцами. Впечатления, конечно, потрясающие. Я очень рада, что стала чемпионкой Европы! Хочу поздравить девочек, мы все сегодня молодцы.

    - Ты уже говорила, что не вставила в программу тройной аксель, потому что элемент еще недостаточно стабилен. В чем заключается его особенная сложность?

    – Тройной аксель выбивает концентрацию на всех других тройных. Он требует намного больше сил, чем все остальные тройные прыжки: добавляя еще полоборота, нужна более сильная группировка, поэтому тройной аксель и другие тройные – это немножко разные элементы. Мы будем тренировать тройной аксель уже в программе, пытаться наладить вестибюлярный аппарат, чтобы быстро переключаться с этой сильной группировки и спокойно идти и делать другие тройные. Сейчас на тренировках это еще не очень хорошо удается.

    - А ты уже пробовала вставлять тройной аксель в эти программы?

    – В произвольную – нет, и я не знаю, потому что это безумно сложно. А вот в короткую можно попробовать.

    - А если бы сегодня вдруг что-то пошло не так, смогла бы ты экспромтом прыгнуть этот аксель?

    – Нет, на данный момент я еще к этому не готова. Все в итоге было бы только хуже.

    - А если сравнить тебя два года назад и тебя сегодня, что изменилось?

    – В первую очередь, изменилось катание, я думаю. Я уже катаюсь больше как женщина, а не как девочка, как мне кажется. Изменилось мое отношение к соревнованиям, к выполнению программ. Меньше волноваться я не стала, волнуются все и всегда, просто теперь я более сконцентрированна перед каждым элементом. Я точно знаю, что нужно сделать, поэтому я уже иду не в каком-то экстазе – мол, главное, сделать, – а осознанно захожу на элемент.

    - Ты практически отсутствовала на международной арене последние полтора года. Может, какая-то из фигуристок была особенно рада твоему возвращению?

    – Если честно, не припомню такого. Я, наверное, не настолько близко общаюсь с коллегами. У меня есть определенный круг друзей, и моя лучшая подруга не из мира фигурного катания, что меня очень радует. Мне кажется, любая фигуристка сейчас ответила бы то же самое, что и я. Думаю, даже если ты очень хороший человек, тепло дружить со своими соперницами – это очень сложно.

    - А сложно было настроиться на произвольную после практически идеального проката Елены Радионовой?

    – Я была готова к тому, что Лена хорошо откатается. Она всегда катает чисто, поэтому так я себя и настраивала, а мне нужно было только выполнить свою задачу, а там посмотрим. Чистый прокат Лены не был для меня чем-то новым, тем более, что я слышала оценки судей и поняла, что она откатала чисто. А на старте я уже думала не о Лене, а о том, как мне сделать лутц, как настраиваться на элементы.

    - В чем секрет твоей удивительной стабильности? Ни один старт нельзя было считать провальным.

    – Сплюньте, мне на чемпионат мира ехать еще (смеется). Я стараюсь и на тренировках меньше срывать.

    - Алексей Мишин сегодня сказал, что сошлись два компонента: твоя поразительная прыгучесть и очень неплохой тренер, который может научить прыжкам. А какой компонент ты считаешь более весомым?

    – Я думаю, это все-таки заслуга Алексея Николаевича, потому что, мне кажется, он любого человека может научить прыгать тройные. Спасибо большое моему прекрасному тренеру! Он всегда в меня верил, никогда от меня не отказывался. И мой хореограф, Татьяна Николаевна, тоже всегда меня поддерживала.

    - Можно ли сказать о том, что ты сделала ставку на качественное исполнение элементов? Например, ты прыгала каскад три-три из тулупов, хотя можешь исполнять и лутц-тулуп.

    – Если прыгать лутц-тулуп, то техническая часть не станет более сложной. Что лутц-тулуп и аксель-тулуп, что лутц-тулуп-риттбергер и тулуп-тулуп – по подсчетам получается одно и то же. Кроме того, три-три тулуп-тулуп во второй половине программы ценится выше, чем аксель-тулуп.

    - Да и по физике, наверное, проще прыгнуть три-два-два, чем три-три лутц-тулуп?

    – По физике нет, эмоционально – да.

    - Мальчики вчера, по их словам, не катались, а мучились в произвольной программе, а у тебя просто фейерверк эмоций. Как удалось так себя настроить?

    – Даже не знаю... Во-первых, была невероятная поддержка трибун! Сначала было даже как-то непривычно после чемпионата России и этапов Гран-при. Конечно, при такой колоссальной поддержке не хотелось катать плохо, зная, что я действительно могу чисто исполнять все эти элементы. Видимо, с такой поддержкой, вся в экстазе, я даже не устала совсем.

    - Ты выходила на лед между двумя шведскими фигуристками. Виктории Хельгессон выбросили на лед очень много игрушек, цветов... Не мешало это на раскатке?

    – После Китая мне уже ничего не страшно (смеется). Вот там действительно было очень шумно, накидали много игрушек, и меня это сильно разозлило.

    - А такая злость помогает кататься лучше?

    – Наверное, да. Я ведь тогда хорошо откатала.

    - А в когда в этом сезоне вернулась уверенность, когда пришло осознание того, что «я могу»?

    – А она не вернулась еще, я перед каждым стартом сомневаюсь. Вернулась уверенность в том, что я возродилась, так сказать, когда я на чемпионате России стала второй и попала в сборную.

    - Возвращаясь к тройному акселю, тебе самой хочется прыгать его на чемпионате мира?

    – Да, потому что мне уже надоело быть второй или еще какой-нибудь после короткой.

    - Мишин сказал, что будущее именно за поколением с тройным акселем.

    – На самом деле, это действительно так. Вы же видели прокаты, все чисто катали, куда еще сложнее? Правила не позволяют по-другому усложнить программу.

    - Мао Асада, прыгая тройной аксель, фактически играла в русскую рулетку.

    – Ну, мы все просчитали: даже с падением я потеряю немного по сравнению с двойным, сумма баллов будет примерно та же. Главное – сделать, скрутить его. Мы все просчитали, поэтому нужно рисковать. Как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Зато если его прыгнуть чисто, будет весомый отрыв по баллам, что позволит спокойнее прокатать произвольную программу.

    Фото: РИА Новости/Владимир Песня

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы