Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Хари крыша

    Приветствуя долгожданное возвращение на ринг после дисквалификации и тюремного заключения, пожалуй, самого харизматичного кикбоксера мира Бадра Хари, Вадим Тихомиров рассказывает о главных боях, соперниках и скандалах в карьере марокканца, перебившего к 26 годам весь цвет K-1.

    В высшей степени глупость и самообман считать спорт исключительно соревнованием, выяснением отношений, противостоянием сторон. Спорт, во всяком случае современный, это бесконечный сериал, который не ограничивается ни минутами, ни раундами, ни дистанцией. Оставить фанатов футбола на год без информации о жизни футболистов, убрать потасовки на пресс-конференциях из бокса и 90 процентов этого самого спорта станет как ужин вегетарианца. А раз это сериал, то персонажей немного скучно делить на хороших и плохих, более правильно выделять интересных и не очень. В карьере Бадра, которая кажется увлекательнее половины снятых многосерийных фильмов, первых гораздо больше, и прежде чем посмотреть и обсудить новую серию из жизни Хари, съемки которой завершились в субботу в Лионе, давайте знакомиться с действующими лицами.

    В ЭПИЗОДАХ:

    Алистер Оверим. Накачавшийся голландец пришел за победой в Гран-при К-1, чем немало разозлил японских фанатов, посчитавших, что Алистер лезет не в свой огород, но Хари никогда не забывал о долгах. Годом ранее он понял, почему советуют «не стоять под стрелой» подъемного крана, когда Оверим своей огромной рукой отправил марокканца спать .

    Сэмми Шилт. Гигант Сэмми уже, наверное, и не помнил, что такое нокаут, когда в 2009-ом выходил драться с Хари на It’ Showtime. 45 секунд первого раунда, когда Бадр, не замечая длиннющих рук, рвал дистанцию и расстреливал Шилта своими фирменными пулеметными боковыми, стали кошмаром для Небоскреба. Правда, последний о долгах тоже не забывал, годом позже убрав Хари на все том же Гран-при.

    В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ:

    Алексей Игнашов. На бой с ним Бадр вышел восемнадцатилетним мальчиком, а уводили его пусть и с плывущим миром в глазах, но мужчиной. Восьмидесятикилограммового марокканца белорус расстреливал все три раунда и положил чуть-чуть не дождавшись окончания поединка. Хари тогда просто пытался бить при любой возможности. Вряд ли он сегодня сможет рассказать о том бое что-то технико-тактическое, что-нибудь в стиле «раскрыть его за счет движения», «дернуть на отходе и всадить серию нога-рука-нога». Он бил, пока не оказался на полу.

    Они встретятся спустя семь лет, и это будет скорее делом принципа, чем опять же спортивным соревнованиям. На пике формы уже Хари демонстрировал Алексею технику, а тот в свою очередь, волю. Игнашов достоял до решения.

    Руслан Караев. Если есть призы за роль второго плана, то их надо отдавать Караеву. В этом фильме точно. «Они прервали мой перфоманс» – кричал Руслан о судьях, когда в 2009-ом на гран-при К-1 ему не позволили продолжить рубку после второго нокдауна. Это был действительно перфоманс, начавшийся в 2006-ом, когда Караев вдохнул жизнь в зубодробительное словосочетание одного российского комментатора «лоукик в голову». Хари уже оседал, когда Руслан всадил ногу не то в грудь, не то в голову, но вместо дисквалификации выиграл нокаутом. Тогда проигравший будет долго ходить с видом рассерженного ребенка, кинется на тренера Караева, а напоследок нокаутирует собственную раздевалку, устроив дестрой.

    Через некоторое время случится реванш, похожий на эпизод из фильма «Большой куш», только там герой Брэда Пита не был в нокдауне, а Хари встал где-то на цифре восемь и первым же ударом отправил спать осетина.

    Реми Боньяски. Реми стал тем человеком, который ценой собственной головы окончательно сформировал образ Хари в глазах зрителей. Потасовки на пресс-конференциях, смены тренеров и взрывной характер казались мелкими недочетами, после их поединка. Двухраундовая рубка не прекратилась для марокканца, даже когда Боньяски имел явно больше двух точек опоры. По лежащему «летучему голландцу» Хари поливает с обеих рук, добавляет ногой и получает дисквалификацию в одном из важнейших поединков своей жизни, став всего-навсего вторым на Гран-При К-1 2008.

    Хесди Гергес. Крепкий середняк Гергес вроде бы должен был запомниться исключительно как еще одна цифра в списке побед, а стал главным свидетелем для всех обвинителей Бадра. В отличие от Боньяски, которого в мире побить удавалось немногим, Хари спокойно перестреливал Гергеса, всаживая в него одну за одной свои тротиловые серии. Для чего было пинать ногой упавшего оппонента, вряд ли кто-либо мог ответить вразумительно. Хесди спокойно провалялся до дисквалификации своего соперника и взял бой.

    Потом Хари скажет, что его не нужно наказывать, что он накажет сам себя и действительно отойдет от боев на целый год. К слову драться он при этом не перестанет, устроив довольно странный поединок с охранником ночного клуба в Амстердаме. Две недели тюрьмы и весьма сомнительный пункт в биографии.

    Тони Грегори. Он должен был вернуться. В субботу в Лионе Грегори действительно был в эпизоде. Хари вел себя как человек, дождавшийся чего-то и решивший растянуть последний момент ожидания, это как после дня без обеда, чуть тщательнее накрывать себе на стол или, заметив подругу вдалеке, немного замедлить шаг. Бадр уже давно не выглядел так спокойно, даже с налетом равнодушия. Грегори в каком-то моменте выкинул ударов пять и в ответ не вылетело ничего – Хари ждал, он наслаждался рингом, он вернулся.

    В ГЛАВНОЙ РОЛИ:

    Бадр Хари. В 7 лет его отцу надоело выслушивать жалобы на других ребят, которые постоянно подшучивали над маленьким Бадром и он отвел его в ближайший зал. В марокканском гетто где-то в Амстердаме, наверное, не самая разнообразная жизнь и Хари стал помногу тренироваться, тем более это стоило совсем недорого. В 15 появились первые деньги за выступления на соревнованиях по кикбоксингу, где-то в это же время он бросает учебу в школе, понимая, чего хочет от жизни. Сегодня он называет своей мечтой возможность выступить за Марокко на Олимпиаде в Лондоне и взять золото в боксе. Переговоры идут полным ходом.

    Можно не любить Хари как спортсмена, можно даже не уважать как человека, поскольку от пресс-конференции к пресс-конференции он оскорбляет соперников, не чураясь потасовок, как с Питером Грэмом. Грэм в свое время разнес Бадру челюсть сумасшедшим ударом с разворота, заставив заносчивого молодого человека восемь недель посидеть на супе и кашах. Ему, скорее всего, искренне плевать и на соперников, и на уважение, и даже на сам спорт: он просто идет по своему пути так, как считает нужным, набивая кулаки и шишки. Бадр Хари – это вне категорий «хорошо» и «плохо», это наркоманский взгляд перед боем, взгляд, человека готового умереть хоть сейчас. Это взрывные комбинации, и размашистые, кажущиеся безалаберными, удары, садящиеся точно в вашу челюсть, печень или переносицу. Это Мэлвин Манхуф и Майк Пассенье орущие ругательства в его адрес перед каждым боем, потому что «так он настраивается». Наверное, только такого могли называть одновременно «Бэд» и «Голден боем». Скандалист и талантище, перебивший к 26 годам весь цвет К-1. Не верю, когда он говорит, что уважает своих соперников. Единственный соперник, уважаемый им, он сам. Дважды он проигрывал не Боньяски и Гергесу, а своему второму я, психопат оказывался сильнее гения. И вот сейчас, после годовалого перерыва у него начался третий раунд борьбы с собой. Продолжение, разумеется, следует.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы