Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Штормовое предупреждение

    Российский боец смешанного стиля Александр Шлеменко по прозвищу Шторм завершил не так давно в Омске подготовку к одному из важнейших боев в своей карьере: 28 октября ему предстоит оспорить титул чемпиона американской организации Bellator в поединке с кубинцем Эктором Ломбардом. О внеземных цивилизациях, ремонте, страхе, лучшем проспекте Европы и неинтересной борьбе – в репортаже корреспондента Sports.ru из клуба «Сатурн-Профи».

    Если бы Россия и смешанные единоборства были зарегистрированы в одной популярной социальной сети, об их отношениях написали бы «все сложно». У нас с ММА действительно непросто, но находятся люди, которые берут этот спорт за шкирку и тянут его куда-то наверх, и к счастью, кроме Федора Емельяненко, есть еще несколько человек, выполняющих эту нелегкую работу. Один из них живет в Омске и зовут его Александр Шлеменко. Если бы популярность бойца определялась только соотношением побед и поражений, он давно был бы в топах у средневесов – тридцать к четырем, как ни крути, звучит внушительно. В Bellator заинтересовались и решили проверить русского на прочность в турнире, где каждый месяц тебе либо предлагают нового, еще более опасного соперника, либо услуги доктора. К последнему Саша не обращался, а благополучно выиграл Гран-при и за несколько месяцев превратился из новичка организации в претендента на титул.

    Про отношения России и MMA в социальной сети написали бы «все сложно»

    Титул держит человек идеальный для роли плохого парня в фильмах вроде «Роки» или «Нокдаун». Эктор Ломбард атлетичен, опасен и невероятно скор на расправу с соперниками: два последних боя заняли в сумме меньше минуты. Шлеменко о нем говорит спокойно, без неприязни и тем более страха. Он тренируется в одном из лучших клубов страны, куда пришел еще в раннем детстве, чтобы заниматься рукопашным боем, а сегодня сам растит учеников, готовится к бою за титул и все чаще встречается с журналистами.

    Инопланетные

    Сатурн – это планета солнечной системы, расположенная шестой от солнца и удаленная от земли на 1 400 млн. километров. Одним именем небесного тела дело не ограничивается, есть, например, футбольный клуб с вполне земной игрой. Несколько фирм с таким названием занимаются вполне обычными делами, и только бойцовский клуб «Сатурн-Профи» в Омске напоминает нечто внеземное. Здесь чаще общаются на своем, мало понятном языке из резких сдавленных звуков на выдохе, слов, которые совершенно невозможно напечатать в тексте, и обрывистых фраз вроде «тяни руку…», «еще три… делай…». Контакты с представителями этой планеты в последнее время были зафиксированы в США и, как и показывают в фильмах, неудачно для землян. Джаред Хесс едва не лишился колена, а Брайн Бейкер в прямом смысле слова нажил проблем на свою голову.

    Саши

    «А вот это знаешь, кто такой? – спрашивает Александр Шлеменко сразу после приветствия и кивает в сторону тезки Сарнавского. – Лучший проспект Европы, мой ученик». В принципе, если вы живете в Омске и смеете вместо хоккея увлекаться ММА, не знать о Сарнавском тяжело, а после того как авторитетный Sherdog.com признал ученика Шлеменко самым перспективным бойцом Европы и вовсе преступно. Позже стало понятно, что это звание учителю симпатично едва ли не больше чем ученику: Сарнавского так назовут еще не раз.

    Ученика Шлеменко считают самым перспективным бойцом Европы 

    Заметив в моей руке фотоаппарат, Шлеменко бросает: «У нас тут ремонт: ракурсы удачные сложно выбрать… Смотри сам». Не заметить, как зал делит пополам огромная полиэтиленовая занавеска, тяжело. За ней происходит все то, что принято называть «красят-белят» – запах соответствующий, но жалобу на него за три посещенные тренировки пришлось услышать лишь однажды. Занятия с общей группой в «Сатурне», разумеется, приостановлены. Приходят лишь 7-8 человек, которым вполне хватает на всех ринга и оставшихся нескольких квадратов.

    «Неинтересно»

    «Только тебе сегодня неинтересно будет, наверное. У нас борьба» – предупреждает Шлеменко. Если ждешь появления на ковре девушек в мини-шортах, интересного и впрямь немного. В противном случае – смотришь на одном дыхании.

    Разминка подходила к концу, когда Александр увидел кого-то в окне и попросил всех остановиться. «Кавказа Султанмагомедова знаешь?» – спрашивает. Через минуту жму руку Кавказу, человеку, которого Шлеменко называет своим тренером и не устает напоминать, что без него клуба после смерти Владимира Зборовского, человека, основавшего Сатурн, могло бы и не остаться. В Кавказе с трудом угадывается Дед Мороз, но ведет он себя именно так – из мешка достает подарки. Несколько пар новых лап тут же пробуются на ударопрочность. Этого времени Кавказу хватает, чтобы переодеться, и теперь на ринге одновременно борется восемь человек.

    Шлеменко работает в паре с Андреем Корешковым, объясняя это тем, что юноша борется лучше остальных присутствующих. Решая собственные проблемы, претендент на титул Bellator успевает поднимать голову и советовать: «Дотягивай руку. Еще!» или «Души! Души! Души!». «Мы пока так, катаемся, больше на ОФП работа идет» – обращается Шлеменко уже ко мне.

    К последним боям Федора Емельяненко и Андерсона Силвы здесь точно остались неравнодушны – в финальной части занятия Сарнавский вместе с Корешковым кропотливо отрабатывают выход из треугольника, который попросили не снимать на видео.

    «В TUF, где Ортиз был, я это увидел, просто и доступно, сюда пришли – наработали, – говорит, наблюдая за своими последователями, Саша. – Ты приходи завтра утром, у нас на функционалку будет… Интересно».

    После тренировки минут пять спорили, кто же из присутствующих больше похож на Ломбарда внешне.

    «Мешки ворочать»

    Ракурс-ракурсом, а от ремонта пыли столько, что ни одна заслонка не спасет. А потому утром и лучшего проспекта, и претендента на титул и будущего дебютанта боев на профессиональном уровне пришлось застать за уборкой. Раньше этих троих в зал прийти тяжело. Пока я подыскивал тапочки в раздевалке, Саша Сарнавский пробежал последнюю шестиметровку по рингу, закончив чистить его от пыли. На чистый настил тут же встал стул, рядом упал 35-килограммовый мешок, кто-то вытащил огромную покрышку. О том, что канат не хуже турника мне сообщили еще вечером. Дальнейшие действия описывать бессмысленно, а слова – нецензурно. Заводить себя на следующее упражнение тут принято либо криком, либо нелестным высказыванием о предыдущем. Собак женского рода и распутных женщин вспоминали часто, но негромко. «Сколько кругов?» – интересуюсь у Сарнавского. «У нас три, у Сани пять… тяжело сейчас будет». Прыжки, кувалда, подтягивания, отжимания, подъемы гантелей и работа с мешком составляют один круг. На каждое упражнение по минуте, рядом обязательно кто-то с секундомером, он же считает количество повторений. «Руки ох… устали» – жалуется Шлеменко.

    «Таких утренних тренировок у нас три в неделю, еще два дня – я плаваю утром, ну и каждый день вечерняя. Пока просто форму набираю. Сейчас, в конце сентября, полечу в Уфу на чемпионат России по рукопашному бою, а оттуда в США. Там уже конкретно под Ломбарда начнется подготовка. Будут специальные тренеры, некоторые бойцы должны помочь. С Кингом Мо плодотворно работали в прошлый раз. Бабалу обещал поучаствовать, я ему помогал готовиться к Лоулеру в свое время. Может, приедет Фил Барони, он похож по фактуре. Вообще в США было бы, конечно, удобнее жить, но, честно, без меня вот эти два парня никогда бы к сегодняшнему уровню не подошли (кивает в сторону Корешкова и Сарнавского), а так я их тренирую, отдаю долг Владимиру Анатольевичу Зборовскому».

    «На счастье в лапу мне»

    «Мы же сейчас все на Саню работаем, его готовим» – пояснил Сарнавский, надевая лапы в начале вечерний тренировки. Работать приходится, в прямом смысле, не покладая рук. Пять пятиминуток для зрителя пролетают мигом, только Сашу (ученика) порой жалко. Шлеменко лупит невероятно жестко и даже через лапы все ощущается – это отлично видно по мимике Сарнавского.

    Впрочем, на этой планете свои законы: чем сильнее попадает Александр, тем большее удовлетворение в словах ассистента: «вот нормально», «плотно» – то и дело раздается в зале. К слову, во время любых упражнений грань между тренером и учеником стирается. Да и не до нее особенно. Например, во время утренней работы Сарнавский легко переходил на крик, подбадривая наставника, и сейчас тоже не особенно стесняется. «Держи руки… еще жестче… десять секунд – взорвись!» – тут не до вежливостей.

    В ринге Шлеменко работает пять раундов по пять минут, каждый раунд, нарабатывая тот или иной элемент: двойки и серии руками, мидлкики, любимый бэкфист, удары коленом.

    – Бэкфист из-за зрелищности или эффективности? – спрашиваю.

    – Эффективности, конечно. Я его увидел сто лет назад, когда Мэтт Серра, знаешь такого бойца, схватил этот удар от Шони Картера. Мне с тех пор постоянно говорят, что он не эффективен, но что-то в спарринг из этих комментаторов никто не хочет встать. Встанет – я его срублю этим бэкфистом, он тогда поймет эффективно или нет.

    О Ломбарде Шлеменко рассуждает спокойно, будто о деловом партнере. Говорит, что по типажу он очень машет на Майка Тайсона – взрывной, психованный.

    ВИДЕО

    Таким главное показать, что у него что-то не получается, что-то идет не так, тогда он будет нервничать. Фирменный стиль Эктора, когда он пригибает голову и начинает сажать боковые, Александра не пугает: «Главное не пятиться и до боя не обос…ться. Эктору потому многие проигрывают, что уже до гонга боятся его, а я вот сколько себя знаю, страха не чувствовал, хотя на ранних турнирах приходилось бить и на десять килограммов тяжелее себя. Чего бояться-то? Смысл?».

    Александр Шлеменко

    Он не устает благодарить своего менеджера Алексея Жернакова и команду Rusfighters. У Жернакова не обязательно брать интервью, чтобы понять, какова роль этого человека в успехах Александра. Когда возникли проблемы с адаптацией в Америке, именно Алексей решал проблемы с тренировками в США. И решил. На финал боец из России прилетел за месяц до боя, успев акклиматизироваться и подготовиться. Теперь будут работать по такой же схеме. Александр Сарнавский и Андрей Корешков очень талантливы, но работая только с ними в парах, успеха не добьешься. Со спарринг-партнерами Шлеменко теперь тоже проблем не имеет.

    «Чего бояться-то? Смысл?»

    – Вот вы работали с Вандерлеем Силвой, это ж легенда ММА, можете признать, что он на порядок мастеровитее вас? – спрашиваю.

    – Нет. Он, безусловно, очень серьезный боец, но я с ним стоял в паре и работал нормально. Конечно, был очень жесткий спарринг, бьет Силва хорошо и партнеров обычно не жалеет, но я два раунда с ним отработал и впечатления только положительные от той тренировки остались.

    О планах Александр пока не думает, и на вопрос, что будет после боя, не ответил. «Пока пояс надо забрать» – размышляет Шлеменко, с такой интонацией, будто речь идет о машине в автосервисе.

    «Ты приходи в спортивной форме, если захочешь узнать, что такое ММА на самом деле» – говорит перед тем, как разойтись. Наверное, стоит подумать над предложением.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы