Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Роман Кармазин: «Хорошо, что драться буду не в Питере»

    В эту субботу наш соотечественник Роман Кармазин попытается сделать то, что до него не делал еще никто – стать первым в истории российского бокса чемпионом мира в двух весовых категориях. В преддверии тяжелейшего поединка с обладателем пояса IBF Себастьяном Сильвестром Sports.ru поговорил с Романом об эффекте родных стен, двух колумбийцах с одной фамилией и о первой защите еще не завоеванного титула.

    В последний раз (боксеры ведь не летчики, чтобы говорить нелюбимое автором этого текста словечко «крайний») я обстоятельно говорил с Романом в самом начале января, перед его боем с колумбийцем Дионисио Мирандой. «Если проиграю этому парню, значит все: пора завязывать», – сказал тогда Кармазин. Боксеры часто так говорят, но сказанное далеко не всегда воплощается в жизнь. Роман прошел Миранду, хотя в какой-то момент – после тяжелого нокдауна в девятом раунде – показалось, что именно здесь и сейчас Кармазин проводит свой последний поединок. А уже в следующем раунде Миранда пал ниц, а наш соотечественник сделал решающий шаг к третьему в своей карьере бою за титул. За несколько дней до встречи с Себастьяном Сильвестром я решил позвонить Роману еще раз – вдруг я приношу удачу (шутка) – но его телефон молчал…

    … «Роман в Казахстане? Да нет, помилуйте, он в родном Петербурге. Просто номер телефона теперь другой», – голос Стивена Бэша, промоутера Романа, звучал удивленно и в тоже время несколько озабоченно. «Столько дел перед этим боем, столько забот: ведь мы ее так долго ждали, эту встречу», – продолжает Бэш. А ведь есть еще по-настоящему голливудский (пройдет в Голливуде) поединок Андрея Федосова с Лэнсом Уитакером, который состоится уже 12-го июня – Стивену, конечно, не позавидуешь: дел невпроворот. Я узнаю новый номер Кармазина и набираю его. На этот раз удачно: экс-чемпион IBF в первом среднем весе берет трубку.

    - Роман, доброго дня. Это Sports.ru. Не помешали?

    – Нет, как раз сейчас удобное для разговора время. У меня перерыв между тренировками. С радостью отвечу на ваши вопросы – спрашивайте!

    «Сильвестр – настоящий пахарь»

    - Первый вопрос традиционен для подобного интервью. Как идет подготовка к бою с Сильвестром? Ничего ли беспокоит, ничего ли не мешает?

    – Беспокоит, Алексей, беспокоит. Есть проблемы со спарринг-партнерами. Сейчас меняем 2-3-х ребят, для того чтобы лучше подготовиться к Сильвестру. Но найти именно таких боксеров очень тяжело: немец боксирует в своеобразной, очень неудобной, непривычной для нашей школы манере. Найти похожих парней тяжеловато.

    - В чем особенность Сильвестра? Разве он не типичный немецкий «заблочник», прессингующий оппонента и берущий свое последовательностью, дисциплиной?

    – В том-то все и дело. Немецкая школа очень однообразная, монотонная, скучная, а Сильвестр – ее типичный представитель. Российские же боксеры работают в более игровой, открытой или интересной, если угодно, манере. Для нас такой бокс нехарактерен. Найти подходящего спарринг-партнера действительно непросто.

    «Немецкая школа очень однообразная, монотонная, скучная, а Сильвестр – ее типичный представитель»

    - С кем работали в парах, если не секрет?

    – Как обычно много спарринговал с Геной Мартиросяном. Были еще ребята-любители, которые тоже мне помогали и еще один парень, но фамилию сейчас не назову.

    - Не было ли резона вызвать кого-нибудь из-за рубежа? Из той же Германии, например?

    – Мы пытались договориться с парнями из Эстонии, из Белоруссии. Но даже они требовали себе таких условий, идти на выполнение которых было бы накладно. Их просто было тяжело сюда тащить. Про Германию вообще умолчу.

    - Насколько я представляю, большая часть подготовки к предстоящему поединку проходила в Казахстане…

    – Ну, не большая часть, но значительная, да. Там есть замечательный тренер Куваныч Уахасов, он занимался со мной еще по любителям. Я не видел его 10 лет, думал, много ли от него осталось, потянет ли. Но он в замечательной форме – и не поверишь, что ему уже 60 – держит себя в тонусе и дал мне немало ценного в период тренировок. Он и сейчас со мной, помогает мне в дальнейшей подготовке уже в Питере.

    - В Казахстане вы занимались ОФП или проводили уже игровые тренировки?

    – Как раз вторым. Отбегал же я свое еще до командировки в Казахстан. Нет, я, безусловно, и в кондиции себя там приводил, но основное внимание мы уделяли подготовке к конкретному сопернику, а также игровым тренировкам – работе на лапах, например. Куваныч просматривал записи немца, помогал вырабатывать стратегию и тактику боя.

    - В чем слабые и сильные стороны немецкого чемпиона? Какими вы их видите?

    – Его главный козырь – трудолюбие. Этот парень – настоящий пахарь, работает, не покладая рук на протяжении всего поединка, и может добиться своего, додавить даже в самой концовке встречи. Это, конечно, вызывает большое уважение. А еще я бы отметил, что он бьет очень вовремя. Эти свои прямые удары он выбрасывает именно тогда, когда действительно нужно… Не знаю, как это качество разъяснить.

    «Будем рисковать, будем раскалывать этот орешек»

    - Ну, тайминг, значит, у него хороший, нет?

    – Да нет. Тайминг-то как раз у него не очень. Стоит, ждет чего-то. Нет, дело в другом. Дело не в долях секунды, а в больших промежутках времени. Есть боксеры, которые бьют, бьют, бьют. Безостановочно, все время бьют. А этот парень не такой: он бьет мало, но тяжело понять, когда именно он сделает выпад, нанесет свой удар. Просчитать его тяжело. Но ничего – будем рисковать, будем раскалывать этот орешек.

    «Будет возможность стукнуть – стукнем»

    - Роман, существует не поверье даже, а такая суровая правда как работа судей в Германии. Общеизвестно, что по очкам там выиграть очень тяжело, практически невозможно. Стены своим там помогают будь здоров. Как вы с этим будете слад искать, как учитывать?

    – Да, есть такой момент. Победить-то в Германии по очкам можно, прецеденты были, но для этого нужно быть не на голову, а на три головы выше своего оппонента. А так остается только один путь – нокаут. Но если ставить себе задачу именно что нокаутировать противника, победить досрочно, то ничего не получится. Гнаться за нокаутом смысла нет: нужно стараться довести поединок до победы по очкам. На то и расчет. Как говорил Михалыч (Игорь Михайлович Лебедев – прим. ред.) – царствие ему небесное – «Выходим драться двенадцать раундов. Будет возможность стукнуть – стукнем, а там и добьем».

    - Кто будет в вашем углу 5-го июня? Куваныч Уахасов?

    – Нет, вот его, к сожалению, скорее всего не будет. Было две альтернативы: или он едет на бой, но выпадают 10 дней подготовки, либо, наоборот, он готовит меня до конца, но в Германию вылететь не сможет. Я выбрал второе. А в углу буду, наверное, сам себя готовить, приводить в чувство. Хотя, скорее всего, кто-то будет в углу, кто будет помогать с советами. Из Америки прилетит мой катмен Алексей Фукс, в вот Фредди Роача, скорее всего, не будет. Он теперь связан с телеканалом HBO, они ему большие деньги платят за комментарии, а 5-го числа как раз будет поединок между Мигелем Котто и Юрием Форманом…

    - Роман, неприятный вопрос. Многим показалось, что вы достаточно сильно сдали в последнее время. В бою с Дионисио Мирандой у вас в одном из моментов подкосились ноги, в другом вы оказались на настиле после правого прямого. И, хотя победа была достигнута, цена успеха оказалась достаточно велика. Не самый гладкий бой с колумбийцем – случайность или закономерность?

    – Никогда не встречал столь сильно бьющего боксера, каким оказался этот Миранда. Я с двумя Мирандами боксировал: с одним (Эдисоном) спарринговал при подготовке к схватке с другим (Дионисио). Про первого все говорили, насколько он мощный и сильный, и как круто он бьет. Так второй бьет еще сильнее. Ну, и возраст, наверное, все же дает о себе знать. Наверное, я в чем-то действительно чуть-чуть сдал. Нет, ну в самом деле, этот Миранда лупит так, что не приведи Господь! Мне второй Миранда говорил: «Техника у него слабая, но опасайся правой – там динамит!» И действительно: так сильно меня никто не бил.

    «Когда оказался на полу, подумал: «Роман, что ж ты делаешь?! Нужно вправо от себя уходить». И пошло!»

    - Вы все время смещались влево от себя под правую ударную руку колумбийца. Зачем?

    – Знаете, а мне Роач-то как раз так и говорил. Мол, смещайся влево, уходи в левую сторону от себя. Но я не хочу его винить. Я думаю, он-то как раз мне все верно говорил, а вот перевели его неверно. Он-то, вероятно, советовал мне не уходить, а нырять влево, а уходить-то как раз вправо от себя, понимаете? Уходить все равно надо в другую сторону, подальше от этого правого молота. Я думаю, не совсем прав был переводчик. То есть, Роач-то вероятно и говорил про левую сторону, но имел в виду совсем другое. А там ведь все на нюансах – от одного слова смысл резко меняется. Я, когда оказался на полу, подумал: «Роман, что ж ты делаешь?! Нужно вправо от себя уходить». И пошло!

    «Если проиграю Сильвестру, то точно ухожу»

    – Роман, ваша команда выиграла торги на право проведения этого поединка. Ходили слухи, что бой непременно состоится в вашем, теперь уже родном Санкт-Петербурге, но этого не произошло. Вы разочарованы, что бой состоится в Германии, а не на Родине?

    – Нет, не разочарован. Знаете, это даже лучше, что поединок пройдет за рубежом, а не у нас. Скажу честно: «Хорошо, что в Германии». У нас стали бы накачивать, создавать непомерный ажиотаж. «Ты должен, ты обязан» или «Давай, нокаутируй его во втором раунде» и так далее. Психологический груз был бы очень тяжел. А там в этом плане проще. Не будет тысяч людей, которые будут ждать от тебя чуда. Нет, ответственность будет непременно. Я понимаю, что должен победить. Да и пройду я этого Сильвестра, одержу победу… С другой стороны, конечно, судьи будут не на моей стороны. Шансов на победу по очкам немного – это большой минус. Думаю, что ему (Сильвестру) даже дадут установку просто достоять бой на ногах. Если классному мастеру поставить такую задачу, то не сомневайтесь, что он справится, достоит. Тяжело будет.

    – Роман, а вы выиграли в финансовом плане от этого переноса?

    – Выиграл, но совсем немного. Ну, может, тысяч пятьдесят долларов я с этого дела выгадаю.

    – Когда вы отправляетесь в Германию?

    – Еду в понедельник, 31-го числа уже непосредственно на сам поединок.

    – Не стоит забегать вперед, но вопрос задать хочется. А что будет дальше? Это будет последний ваш поединок в карьере в любом случае или только в случае поражения? Или вы намерены продолжить драться при любом раскладе?

    – Нет, конечно, если проиграю, то надо будет вешать перчатки на гвоздь. Если проиграю такому боксеру, то точно уйду, потому что пойму, что стал уже слишком старым, слишком слабым и пора уступать дорогу молодым ребятам.

    «У нас стали бы накачивать, создавать непомерный ажиотаж. «Ты должен, ты обязан» или «Давай, нокаутируй его во втором раунде» и так далее»

    – Но мы-то надеемся все-таки на вашу победу! Что тогда?

    – Ну, а тогда будем делать добровольную защиту титула и, скорее всего, в Америке. Если смогу победить, конечно. Предложения-то есть: в Америке у меня хорошая пресса, эксперты обо мне очень хорошо отзываются. Есть и вполне конкретный проект (В зарубежной прессе мелькала фамилия Питера Манфредо-младшего – прим. ред.) с неплохими гонорарами. Посмотрим.

    – Вы раньше часто говорили, что в России не ценят свои достояния, относятся к ним наплевательски. По-прежнему так считаете?

    – Не знаю. Сложно сказать. В Америке все как-то по-другому, добрее, культурнее. Там не будут обливать помоями и смешивать с грязью в случае неудач. Даже если ты ничего собой не представляешь, тебя поддержат, постараются внушить в веру в себя. В России такого все-таки нет. Может, просто культура бокса, культура восприятия еще не сформировалась. У нас ведь не поддержат, а наговорят такого, что и сам поневоле подумаешь, что ты – ничтожество совсем никчемное.

    – Все-таки, если все сложится удачно, то нет желания добровольную защиту провести именно в России?

    – Желание есть, но мы посмотрим. Вариант такой есть, есть желающие увидеть мой поединок в Санк-Петербурге и даже готовые за это заплатить. Но есть и хорошее предложение из Америки. Поживем – увидим. Пока надо справиться с Себастьяном Сильвестром, а это будет очень и очень непросто.

    – Роман, в завершение интервью, скажите то, что вы сами хотите сказать, может передать что-то болельщикам.

    – Да я всегда желаю одно и то же. Берегите себя. Болейте честно за своих кумиров, не предавайте их и не поливайте грязью. И желаю всем красивого и достойного бокса.

    – Спасибо. А вам – удачи 5-го числа в Нойбранденбурге!

    Мнение Стивена Бэша: «На бумаге шансы противников равны. Но именно Роман определит ход поединка. Сильвестр силен, а Кармазин – более классный боксер, который выше немца уровнем. Наш ждет очень тяжелый и очень зрелищный, кстати, бой. Уверен, Роман сделает роскошный подарок своим болельщикам и станет первым российским боксером, завоевавшим титул в двух весовых категорий».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы