Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Первые бои я проводил в клетке, обтянутой рабицей. Прижался к такой – и половины спины нет». Интервью с главным украинским бойцом ММА

    Никита Крылов рассказал Sports.ru о том, как начать карьеру с боев на складе и через полгода оказаться в UFC.

    Молодой боец из Донецка Никита Крылов попал в высшую лигу смешанных единоборств UFC всего через год после того, как стал заниматься ММА. Запомнился тяжелым боем с Соа Палелеем, яркой победой над Станиславом Недковым и не менее ярким выходом перед боем – на взвешивании Крылов появился в футболке «Х#й Войне».

    О футболке, боевом опыте, бывших и будущих противниках – в интервью с одним из самых многообещающих бойцов UFC из бывшего СССР.

    - Расскажи о начале своей карьеры. Первый поединок ты провел в июле 2012 и за каких-то полгода еще 13 боев.

    – Свой первый бой я провел через три месяца после того, как начал заниматься ММА. Опыта не было, поэтому решили закаляться в боях. Я попал в момент, когда проводилось очень много турниров, и было много ребят, как я, начинающих. Складывалось так, что я больше тренировался, больше понимал, больше дрался и бои проходили достаточно легко для меня. Я старался, осваивал какие-то нюансы борьбы, было такое, что я дрался с заслуженным мастером спорта по кикбоксингу, бой закончился через тридцать пять секунд – получалось поймать его на болевой. Ездил по любительским соревнованиям, по профессиональным боям. Бывало, что поединки проводились каждую неделю: подрался в субботу и подрался в следующее воскресенье. Так и закалился, пропал этот страх, мандраж, перед боем. В итоге для меня профессиональный бой уже не очень отличается от обычных соревнований. Будь я на чемпионате области по боевому самбо или, выходя в рэйдж М-1, – испытываю одинаковые ощущения.

    - Бои проводились на ринге или в клетке? Насколько это были большие площадки?

    – Были и в ринге, и в клетке. На Западной Украине тогда уже появилась тенденция проводить бои в клетке. Это были самодельные клетки, обтянутые рабицей. Прижался к такой – и половины спины нет.

    Были маленькие залы и небольшие клубы. Я дрался в клубе «Оплот» в Харькове, где все было организованно на уровне и клетка сносная. Она пусть и маленькая, но была обтянута не столь травматично. Участвовал в чемпионате Донбасса по боям без правил. Из «Оплота» тогда привезли клетку к нам в Донецк, в ночной клуб. Были бои на Западной Украине в горах, на каких-то складах, где приходило достаточно много зрителей. Пусть было прохладно и неудобно разминаться, но при этом организация была неплохая.

    - Твой дебют в бой в UFC состоялся против тяжеловеса Соа Палеляя. Поединок трудный, зрелищный, выматывающий. Расскажи об этом бое.

    – Когда я готовился к этому поединку, форма была хорошая: не могу сказать, что был не готов в каких-то аспектах. Но соперник оказался очень тяжелый. Насколько мне известно, его вес между боями – около 132 кг. На бой он выходил под 130 кг. У меня все было наоборот: когда я готовился и вылетал на бой, вес был около 109 кг. Когда я прилетел в Штаты, у меня за 2-3 дня слетело 2,5 кг. На взвешивании я показал 107 кг, состояние было не очень хорошее, и первый раунд прошел довольно-таки жестко для меня. Палелей все время был сверху, он наваливался, и мне приходилось его сбрасывать, он сбивал, пытался бить меня, ничего страшного, но очень изматывающее. Не так просто было уходить от ударов, от попыток болевых.

    Во втором раунде я уже можно сказать пошел ва-банк, думал, что, возможно, у меня получится его забить. На тот момент я занимался ММА непосредственно чуть более года, и ни опыта, ни стратегии не было, удар тоже не был поставлен.

    А третий раунд я уже не помню: ни перерыва после второго раунда, ни тем более, как выходил на третий раунд. У меня не было сил даже чтобы просто стоять на ногах. Я не был ни в нокауте, ни в нокдауне даже. Он бил меня, а я не мог ничего сделать, потому что уже не было сил. Я помню, как остановили бой, но своими ногами я из клетки уйти не мог, потому что у меня было очень жесткое кислородное голодание.

    - После этого поединка ты решил сменить весовую категорию?

    – Вес я сменил через бой. А после этого боя я многое пересмотрел, начал задумываться о том, чтобы поменять весовую категорию. В ходе тренировок у начал уходить сам по себе. Набрать полезного веса за короткий промежуток времени практически невозможно, а сбросить его намного проще. И когда я перешел в полутяжелый вес, я начал чувствовать себя намного увереннее.

    Как ни крути, любой бой – опыт и порой от поражения опыта получаешь больше, чем от победы. После каждого из боев делались определенные выводы. Мое самое последнее поражение Овинсу Сен-Прю достаточно жестко меня мотивировало: я решил прекратить работу со своим первым менеджером, изменил подготовку, изменил свой взгляд на весь процесс. Думаю, что еще встретимся с Овинсом, и бой закончится совершенно иначе.

    - Твоя самая серьезная победа на сегодня – над Станиславом Недковым. На взвешивании ты привлек всеобщее внимание футболкой с надписью «Х#й Войне». Это была твоя идея или твоих менеджеров?

    – Мои агенты – они европейцы, такую идею они точно не могли задвинуть. Я не мог не затронуть тему того, что происходит у меня на Родине. Хотелось сделать это максимально, не то чтобы непредвзято, а в рамках разрешенного. Я бы не вышел в футболке «Вперед Донбасс» или с флагом ДНР. Это было бы слишком. К тому, что будет написано на футболке, мы пришли вместе с моим секундантом в том бою Егором Ламакой, он очень креативный парень.

    - Твое начальство из UFC что-нибудь сказало тебе по поводу этой надписи?

    – Ничего не сказали. Но когда мы начали разминаться перед боем (Егор был в этой футболке, я – в футболке спонсоров), его попросили переодеться.

    - Мои друзья разделились на два лагеря. Одни сказали: «Круто!». Другие сказали: «Круто, но он украл идею у группы Тату». Что ты им ответишь?

    – Я об этом не знал (смеется). Я, как бы, не являюсь поклонником группы Тату. Это было сугубо наше личное решение. Возможно, что Егор где-то это видел, но я – нет.

    - По сути ММА занимаешься чуть больше трех лет.

    – База была только в карате, я начал заниматься смешанными единоборствами у своего тренера Андреева Валерия Николаевича, он самбист, много ребят у нас выступало по ММА по самбо, по рукопашному бою. Я выполнял норматив мастеров спорта в Украине, по-моему, по шести видам единоборств.

    - Ого, перечисли.

    – Первое – в 16 лет, выполнил норматив мастера спорта по киокушин карате, потом – по боевому самбо. На данный момент у меня есть удостоверения только в этих двух видах. Больше звания мне уже не присваивали. Скорее всего, потому, что я не входил ни в одну из федераций этих видов единоборств, ни в сборную, никуда. Я это делал в первую очередь для себя, я понимал, что моя настоящая цель – ММА. Выполнял норматив по рукопашному бою. По таким видам, как хортинг, фрифайт и панкратион.

    - Прозвище, под которым тебя раньше представляли – Аль Капоне. Откуда оно?

    – Мне кажется, что оно мне не подходит. Это была идея моего первого промоутера, которая не вызывала ни симпатии, ни негатива. Я не придавал этому значения. Но когда от меня начало что-то зависеть, я в первую очередь попросил моих агентов убрать с Шердога прозвище и поменять фотографию, где я в шляпе.

    - Расскажи о своих интересах, помимо боев.

    – Я люблю плавать, путешествовать, пытаюсь проводить время со своей девушкой, с друзьями, с семьей. Все же, самый большой акцент делаю на бои и тренировки: это то, что позволяет мне реализовать себя и при этом неплохо зарабатывать, жить за счет этого. Это моя работа, то, что я должен делать. А то, что я люблю – проводить время с близкими мне людьми.

    - Многие бойцы UFC помимо боев, даже претенденты на титул чемпиона мира, работают на дневных работах. У тебя получается зарабатывать боями?

    – Я не работаю. Я получил высшее образование – юрист-правовед. Не думаю, что оно мне пригодится, хотя все может быть. Возможно, я когда-нибудь стану нотариусом, кто знает. А поработать я успел. С ранних лет было желание зарабатывать, стать самостоятельным. С 13 лет я работал у своего отца, он занимался угольной промышленностью и я работал на шахте, потом в шахте, потом учителем физкультуры. Все давало какой-то определенный опыт, но когда я начал заниматься боями, все, что мне нужно было делать – тренироваться. Я стараюсь уделять этому как можно больше внимания.

    - Понравилось работать с детьми?

    – Да, я очень люблю детей и планирую своих. Чуть меньше 4-х месяцев назад у меня родилась сестренка младшая. Мне нравится работать с детьми, быть с детьми. Мы находим общий язык, мне кажется.

    - Твоя цель в боях на ближайшие год-полтора?

    – Цель – драться. Есть предстоящий бой, я его выиграю и планирую, что после этой победы мне дадут кого-то хотя бы из топ 15. А дальше подниматься вверх в рейтингах, со временем добраться до титула. Это не мечты, так и будет.

    - Расскажи о своем будущем противнике Маркосе Рожерио Де Лиме.

    – Мощный парень. Даже если он вскользь попадал по своим соперникам, они падали. Думаю, я одержу победу в этом бою. Я готовлюсь, я морально устойчив, готов физически и функционально, он будет удивлен моим напором. Не думаю, что он встречался с таким бойцом как я.

    - Дашь на этот бой прогноз в стиле Конора МагГрегора? Вроде «бой закончится в первом раунде и не продлится больше минуты».

    – Я таким не занимаюсь. Скажу так. Не думаю, что бой закончится в первом раунде, но и до решения судей вряд ли дойдет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы