Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Нула-нула-нула-айнц»

    Новая стрелковая формула Нойнер, фан-клуб Бьорндалена, особенность немецких анализов крови, зоркий глаз Гросса, австрийская эстафета, ханты-мансийская бригада, промахи и выдохи. Пока сборная России тестирует лыжный тоннель в Оберхофе и прячется от дождей, корреспондент Sports.ru Ирина Тюжина заглянула в Обертиллиах, где готовятся к зимнему сезону наши основные соперники, и зафиксировала интересные подробности.

    «Нула-нула-нула-айнц»
    «Нула-нула-нула-айнц»

    ***

    На стадионе в Обертиллиахе тесновато: три австрийские команды, немки, румынки, белоруски, сборная Ханты-мансийского округа, американцы. Несмотря на то, что не приехали словенцы (перенесли сбор на неделю вперед) – заняты все установки.

    Самая представительная бригада – у австрийцев. Звезды – Фридрих Пинтер, Даниэль Мезотич и Доминик Ландертингер – в окружении молодежи. После пюттлингенской гонки к ним присоединился улыбчивый и доброжелательный Кристоф Зуманн. Местные девочки-лыжницы робко здоровались. Обычного кивка головы хватало, чтобы девчонки были на седьмом небе.

    Отведенных восьми установок явно не хватало. Возможно, именно поэтому особой популярностью пользовалась своеобразная стрелковая эстафета. Австрийская молодежь выстраивалась в две линии. Шеренга на коврике и за ковриком. Отстрелявшись, первый участник хлопал партнера по ладони и, пока тот вставал на изготовку, быстро перезаряжал установки, потянув за специальный шнур. Звуки выстрелов иногда перекрывали разочарованные выдохи. Мазали в основном последним выстрелом, торопившись передать эстафету.

    Доминик Ландертингер

    Фридрих Пинтер

    Кристоф Зуманн

    Стрелковая эстафета

    Ева Тофалви и ее племянница Урсула

    ***

    У немок со стрельбой все в порядке. Тренер буднично записывал результаты.

    – Лэна?

    – Нула-нула-нула-айнц, – скороговоркой выдавала Нойнер.

    – Юле?

    – Нула, – Делль не единственная, кто закрыл все мишени.

    Тренировки проходили под бдительным взором нового тренера, четырехкратного олимпийского чемпиона Рикко Гросса. По окончании стрелковых упражнений он вставал на лыжероллеры и с видимым удовольствием катался наравне с молодыми девушками.

    Юлиане Делль

    Тина Бахман

    Катрин Хитцер

    Рикко Гросс

    ***

    В понедельник американцы рассекали по стадиону с одной палкой, во вторник вовсе без палок.

    – Поиздержались, продали нам вчера половину, а сегодня мы и оставшиеся скупили, – шутил один из тренеров ханты-мансийской команды.

    – На самом деле, обычно бегают круг с одной, например, левой, палкой, потом с правой. Затем совсем без палок и последний круг с палками. Во время гонки всякое может случиться: можно сломать палку, потерять ее, нужно ко всему быть готовым, – поясняет начальник ханты-дружины Георгий Чеботарь.

    Российская команда заехала раньше всех – третьего августа и задержится дольше остальных – до 20-го.

    – Здесь хорошо. Мы и в прошлом году два раза приезжали: летом и осенью. В Оберхофе, где сейчас основа, говорят +15 и дожди каждый день.

    Чистое австрийское небо

    Ханты-Мансийск на сборе

    ***

    На стадионе работают врачи: австрийцы, американцы, белорусы расположились за отдельными столиками, немцы брали кровь у спортсменов прямо на стрельбище. Анализы (из пальца или из уха) по три-четыре раза за тренировку: после километрового и трехкилометрового кругов, после стрельбы и т.д.

    Позже всех на стадионе появился Бьорндален. Оставил возле крайней установки спортивную сумку, встал на лыжероллеры и исчез. Видимо, обкатывает трек, названный в его честь. Здесь же, в Обертиллиахе, есть трасса имени Рико Гросса. Метрах в десяти за мужем каталась Натали Сантер-Бьорндален. Семейный подряд вообще распространен: Хенкель и Тим Берк постоянно вместе. Чешка Зденка Вейнарова отделилась от команды и приехала в Австрию следом за Лоуэллом Бэйли.

    Соперничество отходит куда-то на второй план и носит игровой характер. На стадионе тесно, но теснота эта приятная, рабочая. Местные юные лыжники, чтобы не мешать гостям, занимаются в сторонке, ездят паровозиком, проезжают под лыжными палками, играют с мячом, и, как это принято в австрийской глубинке, неизменно здороваются с незнакомцами.

    – Халу!

    – Морген! – раздается в ответ.

    Уле Эйнар Бьорндален

    Андреа Хенкель с Бьорндаленом

    Фото: Ирина Тюжина, Обертиллиах

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы