Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дипломатия по-немецки

    Откровения Черезова, Круглова и Аликина, «культурный феномен России» в понимании иностранцев, зловещее слово «допинг», досада Гербулова и неожиданный шанс Устюгова. Репортаж корреспондента Sports.ru Нелли Каревой из Оберхофа.

    Дипломатия по-немецки
    Дипломатия по-немецки

    Обойтись без неприятных сюрпризов в Оберхофе нашей сборной по-прежнему не удается. Статус заколдованного места оправдался и в прошедший день. Буквально перед стартом из тренерского штаба пришла неожиданная весть – Ваня Черезов не бежит в эстафете. Повышенный уровень гемоглобина. Вместо него на первом этапе стартовал дебютант Кубка мира Евгений Устюгов.

    «А кого еще было ставить? Устюгов у нас был запасным на эту эстафету, – объяснял перед стартом тренер мужской сборной по стрельбе Андрей Гербулов. – Все экспериментируют с составами, вот и нам тоже пора. Женя, конечно, страшно волновался. Узнал о том, что будет стартовать, буквально за 40 минут до начала гонки. Я ему на тренировке сказал – «Если тебе повезет, побежишь сегодня. Приезжай на пристрелку, проведи две-три сессии, а потом сиди и надейся». Ну, вот и «повезло» – за счет Вани».

    ***

    Было ощущение, что за эстафетный дебют молодого красноярца Устюгова тренеры переживают гораздо меньше, чем сам Евгений. Рвущийся во что бы то ни стало продемонстрировать достойный результат в своей первой кубковой командной гонке, Устюгов в пылу стартовой борьбы воткнулся лыжей в снег и не смог удержаться на ногах… Но даже этот неприятный инцидент не помешал Жене собрать волю в кулак и безукоризненно отработать обе стрельбы. Немецкая команда, благодаря стараниям Михи Грайса, неожиданно схватившего штрафной круг, самоустранилась из числа ближайших конкурентов. У норвежцев же на втором этапе бежал откровенно слабый эстафетчик Братсвин, в погоню за которым и бросился Чудов.

    Первая же лежка в исполнении Макса заставила тренерский штаб на бирже победно вскинуть руки – пока соперники ковырялись со штрафными патронами, Чудов гроссмейстерски закрыл пять из пяти и умчался на трассу первым. «Однако, везунчик! Последним габарит прошел на семь часов», – констатировал Гербулов, оторвавшись от трубы. Тут же на большом стадионном экране возник замедленный повтор стрельбы Макса, и камеры выхватили Владимира Аликина, эмоционально вскочившего с места. Тренерская биржа залилась одобрительным смехом. «Молодец! Сейчас опять напишут – «я сказал Чудову «фас!» – отшутился тренер-аналитик Юрий Преображенцев, посматривая в нашу сторону.

    За Ярошенко на «стойке» наблюдали с придыханием. Один – чисто, второй, третий… И тут рука Дмитрия дрогнула. Три штрафных патрона – и от былого преимущества не осталось и следа. «Ну вот – разволновался, – вздохнул Гербулов. – Как только соперники рядом встали, начал палить в воздух… А немец-то молодой как хорош!» На большом экране мелькало изображение Пфайффера, сломя голову рвущегося к финишу своей первой в жизни оберхофской гонки. От такой неожиданной прыти немецкого новичка ощущение легкости победы над экспериментальным немецким составом исчезло как не бывало. Николай Круглов отправился на дистанцию следом за Тони Лангом, а в погоню за россиянином бросился неустрашимый Зуманн…

    «Если бы удалось уйти с последней стрельбы хотя бы одновременно с австрийцем, я еще смог бы за ним уцепиться и побороться, – сказал после финиша Николай Круглов. – Но это спорт, и Зуманн был сегодня объективно сильнее меня».

    ***

    С известием об отстранении Черезова, которое распространилось в пресс-центре в тот момент, когда картинка со стадиона уже вовсю шла в эфир, среди европейских коллег поднялся настоящий переполох. Общие настроения были понятны – из каждого угла доносилось зловещее слово «допинг». Сразу же после финиша гонки, еще до того, как в пресс-центре появились призеры эстафеты, организаторы устроили пресс-конференцию с участием председателя медицинского комитета IBU Джеймса Каррабре.

    Разъяснив ситутацию с допинг-пробами – они были взяты у Черезова накануне старта, и результаты придут из аккредитированных лабораторий WADA через две недели – господин Каррабре еще минут двадцать упражнялся в дипломатии под шквалом вопросов из серии «А не считаете ли вы, что россияне «употребляют»?» Глава медкомитета предпочел уклончивые формулировки: эта страна в силу культурных особенностей вообще сложна для нашего понимания, и мы ничего не знаем о методах антидопингового контроля, применяемого в России. А судить о чем-то можно будет не ранее, чем будут обнародованы результаты допинг-тестов Черезова.

    Что характерно, информация о том, что повышенный гемоглобин – особенность Ваниного организма, и высокогорная подготовка (накануне оберхофского этапа сборная России тренировалась в Рамзау на высоте более 2000 метров) привела к естественному в данных условиях скачку его уровня, иностранными коллегами менее всего рассматривалась в качестве достоверной.

    Иван так прокомментировал решение о своем отстранении: «В России уже много лет все ответственные лица федерации знают о том, что у меня природный повышенный уровень гемоглобина. Но до сих пор никто не предпринял никаких действий для того, чтобы я не имел проблем на уровне международной медицины в связи с этой особенностью организма. Мы несколько раз пытались просить федерацию сделать заявку в медкомиссию IBU, но пока ничего не сдвинулось с места».

    Не секрет, что IBU разрешает выступать некоторым спортсменам с повышенным уровнем гемоглобина, но добиваться такого разрешения должна национальная федерация. «Подобные заявки уже пытались делать на других спортсменов – в том числе из женской сборной. Но, насколько мне известно, все они получили отказ», – сообщил тренер мужской сборной Владимир Аликин.

    Фото: Нелли Карева, Оберхоф.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы