Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Владимир Аликин: «Тренер должен горой стоять за свою команду»

    Старший тренер мужской сборной России по биатлону Владимир Аликин в эксклюзивном интервью Sports.ru – о тренировках Бьорндалена на высоте 3200 метров, стрельбе Ярошенко по чужим мишеням, доверии, высоких целях и главном лакомстве на сборах – жареной картошке со свежими грибами.

    Владимир Аликин: «Тренер должен горой стоять за свою команду»
    Владимир Аликин: «Тренер должен горой стоять за свою команду»

    – На днях завершился сбор в Ханты-Мансийске. Какие выводы можно сделать о готовности команды к сезону?

    – Состояние здоровья у всех ребят нормальное. Никаких проблем нет. В субботу провели последнюю контрольную тренировку. По сути, это была скоростная работа для того, чтобы парни набрали необходимую форму перед стартом Кубка мира.

    «В Эстерсунде надо подготовиться к стартам, адаптироваться к часовому поясу, попробовать снег, подобрать лыжи»

    Результаты ее, конечно, уже ничего не решали – дней десять назад мы подали заявку на участие в Кубке мира тех спортсменов, которые будут выступать на первых трех этапах. Это наша эстафетная четверка – Ярошенко, Черезов, Круглов, Чудов – а также Маковеев, Максимов и Прокунин. Запасным, на случай чьей-то болезни или непредвиденных обстоятельств, поедет Артем Гусев. Остальные ребята, которые готовились в составе сборной команды, отправятся на Кубок Европы.

    В Эстерсунд мы приезжаем уже в начале этой недели. Надо подготовиться к стартам, адаптироваться к часовому поясу. Хотя нам там все уже знакомо, нужно обязательно посмотреть трассу, попробовать снег, подобрать лыжи, соответствующие погоде. В первый день на старт дистанции 20 км выйдут все семь спортсменов.

    После третьего этапа Кубка мира в Хохфильцене мы едем в Ижевск. По результатам Кубка Европы и «Ижевской винтовки» отберем на январские этапы тех, кто выполнит нормативы квалификационного отбора. А в январе окончательно утвердим состав команды, которая поедет уже непосредственно на чемпионат мира в Пхенчхан.

    – К вопросу о составе – многие болельщики недоумевают, почему молодежь, тренирующуюся со сборной командой, пока не пускают на Кубок мира? Ведь тот же Антон Шипулин доказал, что может показывать результаты ничуть не хуже своих опытных коллег, а где-то и превосходить их.

    – Я понимаю реакцию болельщиков. Допускаю, что среди них есть и поклонники Шипулина. Но они же не знают всех нюансов летней подготовки, не знают, как себя чувствует биатлонист. Антон выиграл одну контрольную тренировку, и что же, сразу везти его на Кубок мира? А куда я дену Максимова, или того же Маковеева, который выше по рейтингу? У Шипулина есть все шансы.

    Пожалуйста, очень хороший пример из прошлого года: Максим Максимов прошел отбор Кубка Европы, выиграл «Ижевскую винтовку» и без проблем поехал на январские этапы. Там хорошо проявил себя и попал в сборную команду на чемпионат мира. Я дал ему шанс, и он полностью его использовал, выиграл в Эстерсунде бронзу.

    «Шипулин пусть проедет по этапам Кубка Европы, окрепнет, наберется опыта. Считаю, пока рановато бросать его в пекло»

    Есть и вторая сторона медали – Антон парень молодой, только что перешел во взрослую команду. Если я его поставлю сразу на Кубок мира, а он там, не дай бог, плохо выступит – это ведь может его попросту сломать. Считаю, пока рановато бросать его в пекло. Пусть проедет по этапам Кубка Европы, окрепнет, поднаберется опыта. Там сейчас собирается довольно солидная компания.

    Если все будет нормально, то он сможет выступить на Кубке мира уже в декабре. Как вы знаете, у нас в этом году два этапа подряд будут в Хохфильцене, а Кубок Европы пройдет тут же рядом, в Обертиллиахе. Так что при хороших результатах мы, возможно, заберем Шипулина.

    – Как в целом прошла подготовка к сезону? Спортсмены упоминали о некоторых нововведениях.

    – По сравнению с прошлым годом немного добавился километраж, чуть больше выполнили силовой и скоростной работы. Осталось всего полтора годы до Олимпиады, поэтому пробуем различные варианты. Понимаю, что тяжеловато было в этом году, но кому легко? Нужно хорошо выступать, а для этого много тренироваться. Результаты есть, ребята приезжают с медалями, поэтому они все это прекрасно понимают. Биатлон – это упорный, тяжелый труд.

    – В межсезонье присматриваетесь к методам подготовки конкурентов? К примеру, Бьорндален этой осенью готовился по «системе Дэли» – уехал в итальянские Альпы и там провел несколько суток на глетчере на высоте 3200 метров. На ваш взгляд, такая рисковая подготовка оправдана?

    – Нет, 3200 – это очень много. Считаю, что 2500 – адекватный для нас предел. На такой высоте мы тренируемся в Рамзау. Здесь каждые лишние 100 метров очень сильно ощущаются. Разумеется, у каждой страны, у каждого тренера свое мнение о том, где проводить подготовку. Может, кому-то это подходит, но для нас – я не вижу смысла. Ну, приедем мы на высоту – семь-десять дней уйдет только на акклиматизацию, никакую скоростную работу в это время нельзя будет проводить. Фактически, время будет упущено. Наши лыжники подобную подготовку пробовали, но биатлонистам лезть на такую высоту объективно не за чем.

    «С любым спортсменом иногда случаются казусы – запутался и пробежал лишний штрафной круг, очки оставил на коврике. Все это – потеря концентрации»

    – Бытует мнение, что многим ребятам из сборной порой мешают какие-то психологические моменты. К примеру, справиться со стрельбой.

    – Я бы не стал тут говорить о психологии. Бывали разные случаи, например, в прошлом году Дима Ярошенко на первом и на последнем этапе Кубка мира расстрелял чужие мишени. Но это простая невнимательность. И дело не только в стрельбе. С любым спортсменом иногда случаются казусы – либо запутается и пробежит лишний штрафной круг, либо вообще забудет на него заехать, либо очки оставит на коврике, и это потом штрафуется. Это все потому, что человек в какой-то момент теряет концентрацию.

    Все члены сборной – профессионалы и знают свое дело, но от сбоев никто не застрахован, и это не только у нас в команде случается. Конечно, мы работаем, разговариваем с ребятами, они все прекрасно понимают. Перед каждым стартом проводим собрание, оговариваем все варианты прохождения дистанции – допустим, сразу со старта не бросаться, темп взвинчивать по нарастающей.

    На старте проводим необходимые проверки, вплоть до мелочей – переносные ремни, перчатки, петли на палках, крепления не должны болтаться. Приходится каждый раз учитывать малейшие детали и напоминать ребятам, чтобы были внимательнее. Чтобы на старт не опаздывали, разминку вовремя проводили, в коридор нормально зашли, на финиш или на нужный круг по дистанции. А если кто-то случайно оступился – что ж, тем биатлон и интересен своей непредсказуемостью.

    – Несколько лет назад у мужской сборной России была репутация снайперов-тихоходов. Сейчас же, во многом благодаря вашему труду, ситуация изменилась, и наши лидеры не уступают в функциональной готовности практически никому из элиты. Скажите, как вам удалось этого добиться? Есть ли секреты у Владимира Аликина?

    – Конечно, профессиональные секреты у меня есть, но раскрывать их не стану. Да, наши сборники сейчас соревнуются на равных с тем же Бьорндаленом, на некоторых этапах так и вообще мимо него проносятся. Действительно, ранее у ребят были провалы, часто их не хватало на два последних круга. А плохая функциональная готовность всегда влияет и на стрельбу, собраться на рубеже гораздо тяжелее. Все это нужно было исправлять.

    Я пришел в сборную с хорошим опытом тренерской работы за плечами, за меня замолвили слово многие спортсмены. Когда я только приступил к работе, пообещал: ребята, если мы сейчас начнем так-то и так-то работать, скоро все должно быть нормально. Прошло время, они почувствовали, что результаты растут, и прониклись к тренеру Аликину доверием.

    «Прошло время, ребята почувствовали, что результаты растут, и прониклись доверием к тренеру Аликину»

    Потом были те самые скандалы, конфликты с нашим бывшим президентом СБР Александром Ивановичем Тихоновым, и это как-то сплотило команду. Я отстаивал позиции спортсменов – наверное, поэтому ребята еще больше в меня поверили. Ведь тренер так и должен поступать, понимаете? Чтобы спортсмены спокойно выступали и знали, что он за них будет горой, никогда не предаст. Ребята это знают, и работают с полной ответственностью и самоотдачей.

    Более того, мы прекрасно понимаем, что на нас смотрят миллионы болельщиков, и, конечно, ребята хотят выступать как можно лучше. Очень переживают, когда что-то не получается. Понятно, что форму все набирают по-разному – кто-то раньше, кто-то позже. Но болельщиков мы стараемся не огорчать, раз подняли такую высокую планку – надо ей соответствовать.

    – Из-за вышеупомянутых конфликтов весь прошлый сезон существовали опасения, что вас могут уволить из сборной, как ранее это произошло с Валерием Польховским…

    – Слухи ходили, но думаю, что здравомыслящие руководители все прекрасно понимают, а решение меня убрать Тихонов не принимал бы в одиночку. Какие для этого были основания – плохие результаты? Вовсе нет. Не думаю, что меня бы отстранили от работы, а если бы это и произошло – что поделаешь... Такая наша тренерская судьба. У нас ведь, если сборная выступает достойно – это в порядке вещей, но если команда где-то оступилась – всегда виноват либо тренер, либо спортсмен.

    – К вам в Ханты-Мансийск уже приезжали представители Михаила Прохорова, в их числе – новый исполнительный директор СБР Елена Аникина. Что обсуждалось на встрече?

    – Это было совещание, на котором обговорили все проблемы. Мы высказались, чего сейчас не хватает, чего бы хотелось. Они взяли под крыло такой перспективный вид спорта, как биатлон, и естественно хотят изучить все досконально, в том числе изнутри. Мы, в свою очередь, хотим знать задачи, которые новый президент поставит спортсменам, и какие предоставит условия. Первое решение уже видим – вышла резолюция о размещении спонсорской рекламы на экипировке во время этапов Кубка мира и чемпионата мира. Это именно то, чего мы в прошлом году добивались от Александра Ивановича Тихонова. Тогда рекламное место все же было нам предоставлено – другое дело, что право его использовать никак официально не документировалась.

    «Спортсмен должен знать, что он получит в итоге за свой труд»

    Во время встречи мы рассказали, что у нас до сих пор не было никаких трудовых договоров, контрактов – спортсмены, фактически, бегали на честном слове. Теперь же планируется, что суммы призовых за кубковые этапы и чемпионаты мира будут оговорены в письменных соглашениях, которые будут строго соблюдаться. Конкретные цифры пока, разумеется, не назывались. Но, согласитесь, справедливо, чтобы спортсмен знал, что он получит в итоге за свой труд.

    – Говоря о задачах – медальный план на чемпионат мира вам еще не озвучили?

    – От нашей федерации пока не слышал официальных указаний, но видел в интернете заявление Александра Ивановича, что наши биатлонисты в Корее должны на каждой дистанции что-то выигрывать. Думаю, мы тренерским штабом будем планировать на этот год, скорее всего, две золотые, одну серебряную и одну бронзовую медали. Полагаю, что план, который поставит федерация, не будет сильно отличаться. Ни к чему завышать планку ради красного словца. А то выйдет как с летней Олимпиадой – Тягачев сказал, что завоюем 40 медалей, а на деле получилось 23. На вещи надо смотреть реально.

    Но и занижать планку нельзя, мы ведь хорошо знаем свои возможности. Я когда в начале работы в сборной свой план озвучил, мне вообще тренеры сказали – ты чего так борзеешь? Мы сто лет ничего не завоевывали, и тут ты пришел – такой великий, что ли? Но я ставлю задачу перед спортсменами, чтобы они видели, к чему стремиться! Выполнят или нет – это другой вопрос, но спортсмен должен знать, на что настраиваться на чемпионате. Можем бороться за золотые медали? Можем! И не только в эстафете, но и в личных дисциплинах.

    – А с местом подготовки к чемпионату уже определились?

    – Где проводить последний сбор перед Пхенчханом, гадали очень долго. В итоге решили поехать прямо туда – оргкомитет чемпионата официально разрешил командам готовиться на корейской трассе с 1 февраля. В принципе, там нормальные условия, хорошее жилье, разве что кухня своеобразная – нам она не очень подходит. Мы думали даже взять с собой повара, но ведь свои продукты туда не привезешь. Поэтому поедем просто так, и будем стараться отбирать наименее острые блюда.

    «В Пхенчхане нормальные условия, хорошее жилье, разве что кухня своеобразная – нам она не очень подходит. Думали взять повара, но продукты-то свои не привезешь»

    – Как проходила подготовка Альбины Ахатовой в составе мужской сборной? Намного ли отличалась ее нагрузка? Фактически, ей приходилось постоянно тянуться за более сильными мужчинами…

    – Да, она такие тренировки специально проводила – вставала за Чудовым на лыжероллерах, в походы ходила наравне со всеми. В остальном тренировалась по нашему плану. Разумеется, я давал ей меньший объем, варьировал силовую подготовку, уменьшал отрезки скоростной работы.

    Сейчас можно видеть, что функциональное состояние у Альбины хорошее. Она выиграла последнюю контрольную тренировку – масс-старт, ходом уступив Светлане Слепцовой всего 4 секунды. Альбина, кроме того, отлично проявляет свои снайперские качества – во время подготовительного периода стреляла наравне с мужчинами. Думаю, ей будет по силам побороться за первую тройку в общем зачете Кубка мира.

    – Вы предпочитаете проводить сборы в России или в Европе?

    – Когда мы принимали решение, где лучше проводить подготовку, ребята попросили – давайте, может быть, дома побольше побудем. И вот уже два года мы приезжаем на сборы в Остров Псковской области. Там хорошая база, водоем рядом – очень комфортно для проживания. Трасса и стрельбище на уровне, в этом году они даже принимали этап Кубка мира по летнему биатлону. Добираться удобно – одну ночь на поезде до Пскова, или ребята из Москвы на машинах едут.

    К тому же, когда команда приезжает на сбор, местная администрация выделяет дополнительные деньги, чтобы что-то там построить, облагородить. Им самим приятно, что сборная у них тренируется. В Острове вообще-то база лыжная изначально, Юрий Бородавко даже иногда обижается – вот опять все биатлонистам отдали, нам жить негде! Но мы как-то договариваемся с ним, расходимся по времени и срокам, чтобы двум командам вместе не находиться.

    «В Острове в водоеме мало рыбы, зато можно пойти по грибы, принести на кухню – нам их пожарят с картошкой»

    Какие отличия от Европы? Кухня, конечно! Такой, как здесь, русской домашней кухни там не найдешь. А в этом году нам вообще попался в Обертиллиахе отель, из которого пришлось выезжать чуть ли не со скандалом. Олимпиада начиналась со дня на день, а там у телевизора один канал, ни интернета, ни телефонов в номерах, ни сауны, даже повара нет – его обещали за отдельные деньги привезти. В итоге мы переселились в другое место, с хорошим питанием, и остаток сборов провели все же отлично.

    – Вам удается отдыхать во время сборов и соревнований? Как свободное время проводите?

    – На сборах совсем не удается. Разве что когда случается выходной день и есть возможность, я как заядлый рыбак сразу же беру в руки удочку. В Острове, правда, в водоеме мало рыбы, зато можно пойти по грибы, принести на кухню – нам их пожарят с картошкой. Там ведь белые прямо на трассе растут, в этом году столько их набрали! Ну а когда со сборов домой возвращаюсь, если выдается свободных три-четыре дня, сразу уезжаю к друзьям. Заберемся с ними в глухомань, в тайгу, и там – охота, рыбалка… Отрываюсь на природе с огромным удовольствием.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы