Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дмитрий Ярошенко: «В декабрь нужно врываться на коне»

    Двукратный чемпион мира по биатлону Дмитрий Ярошенко в интервью Sports.ru вспомнил добрым словом Александра Тихонова, объяснил, что ждет от Михаила Прохорова, сравнил Канаду с Дальним Востоком и эмоционально описал своего кота – «трехкилограммового теленка».

    - Дмитрий, как готовитесь к предновогодним этапам Кубка мира?

    – В этом году тренеры не стали экспериментировать. Все идет по накатанной схеме, по которой мы работаем уже третий подготовительный сезон. Лето провели в Финляндии, Австрии, Псковской области, а заключительный сбор проходит в Ханты-Мансийске. Мне кажется, это лучшее место. Минусовая температура наступает очень рано, уже в первых числах ноября, а так как тут имеется вся специфическая техника, снег уже давно есть, круг готов. За последние три года, что мы сюда приезжаем перед сезоном, не было ни одного сбоя. Очень довольны и приемом, и условиями. Думаю, единственная альтернатива сейчас для тренировок – Финляндия, где снег был заготовлен еще с лета.

    «В идеале хочется, чтобы пик формы пришелся на февральский чемпионат мира»

    - На чемпионате России по летнему биатлону вы первенствовали в каждой дисциплине. Специально готовились к этим стартам?

    – Нет, абсолютно никаких изменений в тренировочный процесс не вносил. Все шло в точности так, как было запланировано. Задания тренеров выполнял в соответствии с графиком. Никакие травмы не мешали подготовке, так что я вышел к этому старту в оптимальной форме. Думаю, если бы победил не я, то это сделал бы кто-то из наших ребят. Ну, кто-то из сборной ведь должен был выиграть!

    После чемпионата также корректировать ничего не стали, потому что самочувствие было отличное. Я отдохнул, побыл дома, потренировался в свое удовольствие. В таком же хорошем состоянии съездил в Австрию. Там, в Рамзау, была проделана очень объемная работа – где-то даже тяжелая, рутинная, монотонная. Но это необходимая база перед той скоростной работой, которую проводим в Хантах. Запланированы три контрольные тренировки, уже началась основная подготовка к Кубку мира.

    - Как собираетесь распределять силы по ходу сезона?

    – В идеале хотелось бы, чтобы основной пик формы пришелся на февральский чемпионат мира. Но так как у нас система отборов очень жесткая, и нет такой привилегированной группы, которая могла бы, грубо говоря, не в лучшей кондиции войти в сезон, чтобы затем ее спокойно готовили к основному старту, приходится начинать уже в хорошей форме.

    В принципе, иногда возможно выйти на хороший уровень и держать его на протяжении долгого времени. Тут главное не заболеть, может быть даже пожертвовать какими-то стартами, чтобы не вогнать организм в яму. На первых этапах можно еще не беречь силы, ничего не пропускать, тем более что стартовая практика совершенно необходима.

    Это в январе нужно уже очень чутко относиться к своему организму, а в декабрь, я думаю, надо на коне врываться и максимальные результаты показывать! Потом перед Оберхофом будет довольно большой промежуток, около двух недель, когда можно будет и поработать, и восстановиться, и внести корректировки.

    - …И домой съездить?

    – Я бы очень хотел, но не исключаю, что в этом году у меня не получится. Потому что если нас обяжут выступать на «Ижевской винтовке», то времени совсем не останется. Пробегу там, а потом сразу же улечу в Австрию на тренировочный сбор. Мы не будем оставаться на Новый год в России.

    «С юности привык летать по 9 часов до Москвы с Камчатки. Спокойно переношу длительные перелеты и не чувствую утомления»

    Уже с 6 января стартует этап в Оберхофе. А там очень тяжелая трасса, и лучше избежать последствий долгих переездов. Также нам с Катей Юрьевой как прошлогодним чемпионам сделали официальное приглашение на рождественскую гонку в Шальке.

    - Вы его приняли? Не опасаетесь, как некоторые спортсмены, что участие в этой гонке может негативно сказаться на январских результатах?

    – Я не думаю, что это внесет какие-то коррективы. Гонка в Шальке пройдет как один из подготовительных этапов, как хорошая скоростная тренировка. Ну и полезно получить огромный эмоциональный всплеск, ощутить душевный подъем.

    - А как планируете справляться с трудностями дальних перелетов, коих в этом сезоне предстоит немало?

    – Меня это абсолютно не пугает. С юности привык летать по 9 часов до Москвы с Камчатки. Я спокойно переношу длительные перелеты и не чувствую по большому счету ни дискомфорта, ни утомления. Даже наоборот – для меня это дополнительное время выспаться, отдохнуть, набраться сил. Да и к чему жаловаться, мы же все будем в одинаковых условиях.

    - Считаете, немногие пропустят этап в Ванкувере?

    – Все потенциальные участники Олимпиады опробуют эту трассу. Я сам очень хочу туда попасть. Работаю, готовлюсь – на данный период это основная цель моей спортивной карьеры. В Канаду стремлюсь еще и потому, что это другой континент, на котором я ни разу не был. Все-таки Европу мы уже всю объездили, хочется уже чего-нибудь нового. Говорят, Канада очень красива и даже похожа чем-то на Дальний Восток. Хочу проверить, так ли это!

    «После отставки Тихонова на него вылилось много критики. А я хотел бы поблагодарить Александра Ивановича за то, что именно он нашел мне личного спонсора»

    Вот Корея, как выяснилась, очень похожа. Тот же запах, воздух такой же по вкусу, солнце… Очень весеннюю Камчатку напоминает. Мне там было душевно комфортно, но вот с трассой сложились слегка натянутые отношения. Не самая лучшая форма тогда была.

    - Хотелось бы услышать ваше мнение о смене руководства СБР.

    – Для меня это было очень неожиданно, я узнал о назначении нового президента в день самой отчетно-выборной конференции. После отставки Александра Ивановича Тихонова на него вылилось много критики. А я бы хотел обязательно поблагодарить его за некоторые вещи, которые он сделал.

    Мне очень понравилось, как был проведен юбилейный 50-й чемпионат России в Новосибирске. Когда весной проходило закрытие биатлонного сезона, всех очень красиво наградили. Мне Тихонов нашел личного спонсора.

    Я не говорю, что у него не было промахов, но он мне помог по-человечески, и я ему за это благодарен. За личных спонсоров и за праздники, которые он устраивал. Во всяком случае, мне удалось выиграть чемпионат России, и призы были более чем отличные.

    - О новом президенте СБР Михаиле Прохорове вы уже, наверное, наслышаны?

    – Знаю, что Алексий II наградил его орденом. Значит, человек достойный. Не думаю, что многих людей награждает сам Патриарх. Слышал также, что у этого человека слава мецената. Но мы не ждем от него просто каких-то денег, мы надеемся на рациональное и современное управление. В бизнесе он уже достиг заоблачных высот, и если он использует свой опыт для развития нашего спорта, то это просто замечательно.

    Биатлон – очень зрелищный вид, и при грамотном менеджменте можно зарабатывать хорошие деньги и направлять их прежде всего на развитие спорта. Я бы больше всего хотел, чтобы развивались регионы. Потому что, объективно, наступит то время, когда у нас будет огромная яма, и нам на смену не придут сильные спортсмены. Не хотелось бы, чтобы сборная вернулась к тому состоянию, которое было у нас до 2004-2006 годов, когда реально могли бороться только в эстафетных дисциплинах.

    «Если честно, у нас практически отсутствовал диалог между сборной и руководством»

    - Какие проблемы, по-вашему, необходимо решить в первую очередь?

    – Если честно, у нас практически отсутствовал диалог между сборной и руководством. Сейчас, я надеюсь, будет человек, который станет своего рода проводником. Мы сможем рассказывать о своих проблемах, а СБР будет нам доносить свою точку зрения, и мы сможем совместно что-то решать. И каждый будет получать по заслугам – и за хорошее, и за плохое.

    А то получалось, что хорошее воспринималось как должное, а когда людьми не соблюдались элементарные требования – заказать что-то вовремя, организовать – это вообще никак не наказывалось, не рассматривалось. Надеюсь, что такого больше не будет. Хочется, чтобы наша федерация функционировала как слаженный механизм, чтобы все гаечки, винтики и шестеренки работали как единое целое, а не сами по себе.

    - В нынешней ситуации возможно ли возвращение в сборную Сергея Рожкова?

    – Объективно, чтобы в команду попасть одному, нужно сначала убрать другого. Существует принцип отбора – пожалуйста, отбирайся, доказывай, что ты сильнее. Я ничего плохого в этом не вижу. Я рад, что сейчас может быть будет меньше упоминаться возрастной ценз. Меня это тоже начинает потихоньку нервировать. Не думаю, что Грайса или Бьорндалена спрашивают насчет их возраста. Ханеволда – может быть, так тому уже под сорок. Можно еще на двух Олимпиадах выступать, если на него ориентироваться. Думаю, что Сергея это тоже немного напрягает. И человеку с нереализованными амбициями хочется себя реализовать, тем более, когда тебя не в худшей форме отстраняют от сборной. Главное, чтобы эти амбиции преобразовались в достойный результат, и я только пожелаю ему удачи.

    - В этом межсезонье Альбина Ахатова тренировалась вместе с мужской командой. Понравилось ей с вами?

    – Конечно, у нас ведь атмосфера веселая, все друг над другом подшучивают постоянно. Я бы не сказал, что к Альбине какое-то персональное отношение, нагрузку она выполняет практически такую же. Наверное, ей самой интересно за нами тянуться. Я понимаю, что в нашей атмосфере она себя чувствует гораздо комфортней и спокойней. Это как если бы тренировался индивидуально, но в то же время находился в такой интересной компании, где можно посостязаться, проверить свои силы, и при этом не испытывать никакого психологического напряжения.

    У нас хорошие отношения в команде – такие, которые подстегивают все время. К тому же, фактически Альбина проводит много времени с семьей, а это огромный плюс. Если бы у нас у всех была такая возможность, думаю, результаты были бы еще раза в два лучше.

    «Коту Августину нет еще и четырех месяцев. А уже три килограмма весит, теленок! Такая порода до 10-12 кг вырастает»

    - А к вам на сборы жена приезжает?

    – Да, как раз сейчас Марина со мной, поэтому я нахожусь в привилегированном положении. Она еще привезла с собой нашего кота, так что все семейство в сборе. И я чувствую себя просто прекрасно – не переживаю, не скучаю.

    - Кот ведь у вас совсем недавно, а уже стал полноправным членом семьи!

    – Да, он у нас просто прелесть, такой смешной. По паспорту его имя – Августин, но мы обычно зовем его Мася. Он ведь хорошенький, маленький. Августином его пока неохота называть. Правда, ему еще и четырех месяцев нет, а уже три килограмма весит, теленок! То ли еще будет, такая порода – до 10-12 кг вырастают… Ну, мы именно такого кота и хотели, огромного.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы