• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      «Если проигрываешь – пишешь заявление об отставке»

      Леонид Тягачев после провала в Ванкувере ушел в отставку с поста президента Олимпийского комитета России. Sports.ru решил вспомнить все крылатые фразы, благо за 8 лет их набралось на целую книгу: «точные» медальные прогнозы, олимпийские котлеты и пельмени, война с Фетисовым и «озадачивание» сборной в Пекине. Леонид Васильевич многое обещал, но его слова почти всегда расходились с делами.

      «Если проигрываешь – пишешь заявление об отставке»
      «Если проигрываешь – пишешь заявление об отставке»

      2001

      18 июля 2001 года Леонид Тягачев, бывший до этого вице-президентом Олимпийского комитета России (ОКР), был единогласно избран президентом организации. На этом посту он сменил Виталия Смирнова.

      За пару месяцев до своего нового назначения он, как президент федерации, открыл горнолыжную школу своего имени в Московской области, однако ни одного спортсмена высшего класса «Школа горнолыжного спорта Леонида Тягачева» воспитать не смогла.

      «Вместе с мэром Москвы мы нашли внебюджетные средства для строительства горнолыжных трасс, крытых катков, теннисных кортов, бассейнов»

      «Учеников будем подбирать не только по показанным результатам, но и по физическим кондициям. Если человек одарен, надо ему помочь раскрыться» (ИТАР-ТАСС, март 2001 года).

      После избрания Тягачев признался, что почувствовал себя спортсменом и сразу же упомянул о том, с чем станет ассоциироваться его имя в будущем – о форме сборной.

      «Сегодня вновь почувствовал себя спортсменом. Волновался, что на олимпийском собрании очень много важных гостей. Когда доверяют такие люди, есть шанс собрать хорошую команду, а все финансовые потоки направить на решение проблем спорта. Но и ответственность выше. К тому же тяжело работать после такой глыбы, как Виталий Смирнов. Теперь я не имею права на ошибку.

      Вместе с мэром Москвы мы нашли внебюджетные средства для строительства горнолыжных трасс, крытых катков, теннисных кортов, бассейнов... Всю программу за две минуты не объяснишь. Но еще один пример: более чем на миллион долларов заказали экипировку для сборной России, которая примет участие в Олимпиаде-2002» («Известия», июль 2001 года).

      Осенью он назвал сумму, которая нужна для жизнедеятельности ОКР и рассказал о планах на Солт-Лейк-Сити-2002. Как известно, сборная России стала пятой в неофициальном зачете (5-4-4).

      «Я считаю, что ежегодный бюджет Олимпийского комитета должен составлять не менее 50 миллионов долларов. Конечно, я не откажусь от государственных средств. Но требовать и просить – не в моем стиле. Надо реализовать внебюджетные схемы, которые мы сейчас активно разрабатываем. Это и лотерейный бизнес. И продажа прав на использование олимпийской символики. Я ведь не исключаю появления на прилавках «олимпийских» котлет, пельменей, других продуктов... Не будет с олимпийской символикой только водки и сигарет.

      Мы поборемся за попадание в первую тройку. И, уверен, сумеем показать результат, за который не стыдно. Но во многом успех в Солт-Лейк-Сити будет зависеть от судейства: в некоторых «наших» видах спорта, например в фигурном катании, оно глубоко субъективное» («Известия», сентябрь 2001 года).

      2002

      В апреле Тягачев с распростертыми объятиями встречал нового председателя Росспорта – Вячеслава Фетисова. Через некоторое время от дружеских отношений ничего не останется.

      «Фетисов – человек, знающий спорт не понаслышке. Он намного лучше чиновника понимает все проблемы и нужды спорта, ему хорошо известна роль тренера и спортсмена – и это очень важно. Такое назначение говорит о том, что в нашем спорте начинается новая волна, которая поднимет его на новые высоты. Еще до назначения мы договорились с Вячеславом о том, что в случае положительного решения этого вопроса мы будем действовать единой командой» (ИТАР-ТАСС, апрель 2002 года).

      «Лазутина и Данилова, глядя в глаза, сказали мне, что не употребляли запрещенные препараты. Как руководитель, я не могу им не верить»

      Уже через пару месяцев Леонид Васильевич скажет об отсутствии контакта. Фетисову стоило всего лишь написать письмо президенту с предложением поменять структуру управления спортом России.

      «С ним сейчас мало рабочих контактов. Вред это нанесло безусловный. Но, так или иначе – это был поступок не по правилам командной игры» («Новая газета», июль 2002 года).

      Первое время Тягачев поддерживал российских лыжниц Ларису Лазутину и Ольгу Данилову, уличенных в использовании допинга.

      «Лазутина и Данилова, глядя в глаза, сказали мне, что не употребляли запрещенные препараты. Как руководитель, я не могу им не верить. И я верю. CAS – суд МОК, на объективность там рассчитывать сложно. Но FIS допустила столько грубых нарушений, что проигнорировать их совсем будет тяжело. У нас есть шансы доказать правоту. Я оптимист» («Известия», ноябрь 2002 год)

      Слабое место – прогнозы.

      «Согласно анализу, российские олимпийцы имеют возможность выиграть в Греции 36-39 золотых медалей, которых может хватить для победы в неофициальном командном зачете» («Интерфакс», сентябрь 2002 года).

      Россия, как известно, стала третьей (27-27-38). Хотя уже перед самими Играми-2004 Тягачев был более сдержан и сказал, что команда обязательно (ключевая фраза) завоюет не менее 30 медалей.

      «Если тренер проигрывает, он пишет заявление об отставке. Я себя причисляю именно к таким людям, поэтому я поступлю так же, как это делается в большом спорте» (июль 2004 года).

      После Афин чиновник заявил, что через четыре году уйдет с поста.

      «Дело превыше всего, и я должен его сделать. А вот после Пекина сил и нервов у меня не хватит, и я покину свой нынешний пост» (РИА Новости, сентябрь 2004 года).

      2005

      Виновными в неудачах в Греции оказались тренеры.

      «На Олимпиаде в Афинах мы могли бы завоевать больше золотых медалей – 30, 31, 32... И опередить США и Китай в общекомандном зачете, однако из-за ошибок тренеров этого не произошло» (РИА Новости, январь 2005 года).

      А также футболисты и хоккеисты.

      «Если Москва выиграет, мы получим от МОК больше миллиарда долларов, но столичные власти в любом случае гарантируют строительство всей инфраструктуры»

      «Из-за хоккеистов и футболистов, к сожалению, мы не слышим гимн нашей страны и не видим высоких мест. Люди, которые приносят славу нашей стране, не получают таких гонораров» (РИА Новости, февраль, 2005)

      При Тягачеве Москва хотела получить право на проведение летней Олимпиады-2012.

      «Если Москва выиграет, мы получим от МОК больше миллиарда долларов, но столичные власти в любом случае гарантируют строительство всей инфраструктуры – аэропорта, отелей, стадионов, олимпийской деревни и т. д.» («Ведомости», январь 2005 года).

      Перед очередными выборами он снова вспоминал карьеру в спорте и говорил о контрактах со спонсорами.

      «Жизнь в спорте приучила меня всегда настраиваться только на победу. Считаю, что могу и должен победить на выборах и остаться президентом ОКР еще четыре года. Мне удалось сделать немало для олимпийского движения России, особенно в материальном обеспечении. Никогда у ОКР, а значит и у олимпийских команд, не было такого количества спонсоров и партнеров» («Весь спорт», ноябрь 2005 года).

      2006

      Леонид Васильевич с гордостью говорил о поддержке правительством проекта Сочи-2014.

      «Приходилось размахивать руками, рисовать в воздухе замки и говорить: представьте, здесь будет аэропорт, здесь – стадион, а здесь – бобслейная трасса. Теперь заявка Сочи подкреплена правительственными гарантиями, у нас есть поддержка государства, частного сектора, населения страны» («Весь спорт», декабрь 2006 года).

      2007

      И снова – о моде.

      «Пьер Карден, испытывающий искреннюю симпатию к России, признался, что его давней мечтой было создание спортивной формы, сочетающей профессиональные свойства с элегантностью и стилем. Окончательное решение, кто именно будет экипировать нашу команду на Играх в Пекине, мы еще не приняли. Определимся до конца января» («Весь спорт», январь 2007 года)

      Причем поддерживали не только его, но и он сам. Например, Александра Тихонова.

      «Тихонов – настоящий патриот своей страны, своего народа, своего вида спорта. Я никогда не верил, что он в принципе способен кому-нибудь причинить зло или нанести обиду»

      «Тихонов – настоящий патриот своей страны, своего народа, своего вида спорта. Я никогда не верил, что он в принципе способен кому-нибудь причинить зло или нанести обиду. И суд это подтвердил» («Весь спорт», июль 2007 года).

      Прогноз на Игры в Пекине получился совсем удручающим – за год до соревнований Леонид Васильевич рассчитывал на 30-35 золотых наград.

      «Наши спортсмены будут бороться за попадание в тройку лучших команд мира на Олимпиаде. Основными нашими соперниками будут команды Китая и США. Возможности российской сборной возросли. Увеличилось количество спортсменов, судей, обслуживающего персонала. Плохо обстоят дела только со спортивной медициной. Ее, я бы сказал, просто нет» (ИТАР-ТАСС, сентябрь 2007 года).

      2008

      В середине лета Тягачев много говорил об ответственности, еще больше – о золоте, но плохо изучал сборную Китая.

      «Слава в случае успеха будет общая! А вот если выступим плохо, достанется больше всех Тягачеву. Но я ответственности не боюсь» («Весь спорт», июль 2008 года).

      «Мы привезем очень много золота для нашей страны. Но главное, чтобы мы в общекомандном зачете на одну медаль опередили хозяев соревнований – сборную Китая» (РИА Новости, июль 2008 года).

      Между делом успевал вставить пять копеек в развитие российского футбола.

      «Сегодня я в присутствии Игоря Акинфеева позвонил Валерию Газзаеву и попросил поднять наш футбол до олимпийского уровня. Валерий Георгиевич – патриот нашей страны, и я предложил ему возглавить нашу олимпийскую сборную для подготовки к Играм в Лондоне.

      Нам хотелось бы, чтобы и в футболе мы боролись за олимпийские медали. Если к началу отборочного цикла к Олимпиаде-2012 он будет главным тренером какого-либо клуба, то мы предложим ему параллельно возглавить и олимпийскую сборную России» (РИА Новости, июль 2008 года).

      А тем временем разгорелся скандал по делу семи легкоатлеток, и Тягачев вспомнил про Фетисова.

      «Хочу спросить одного нашего видного представителя в WADA: а что он сделал, чтобы над российскими спортсменами накануне Олимпийских игр не ставились эксперименты? Мы, обращаю внимание, не требуем какого-то особого отношения, какой-то преступной лояльности. И всех, кто нарушает антидопинговое законодательство, дисквалифицируем. Но люди, которые занимают высокие позиции в международных организациях, должны – нет, просто обязаны – обеспечить равные условия своим соотечественникам» («Весь спорт», август 2008 года).

      Фраза про «озадачивание», произнесенная в начале Олимпиады-2008, имела все шансы стать крылатой.

      «Нет оснований расстраиваться. Все идет по плану. Но озадачить команду надо. Для этого постоянно живу в олимпийской деревне»

      «Нет оснований расстраиваться. Все идет по плану. Но озадачить команду надо. Для этого постоянно живу в олимпийской деревне. Я внешне спокоен, но сильно переживаю каждый день. Хочу, чтобы у наших тренеров и спортсменов получилось все задуманное» (Sportbox, август 2008 года).

      После Пекина пошли разговоры про Ванкувер.

      «Большинство сходится во мнении, что Олимпиада в Ванкувере – это своего рода трамплин, от которого необходимо грамотно оттолкнуться, чтобы достичь положительного результата на Олимпийских играх в Сочи» (Sportbox, ноябрь 2008 года).

      «Обычно накануне Олимпиад я практически не ошибался с прогнозом количества завоеванных нашей сборной медалей в командном зачете. Ну, может быть, с погрешностью в 2–3 медали. Перед Пекином по результатам чемпионатов мира у России имелись все предпосылки выступить успешно. Стартовые позиции у нас с Китаем выглядели почти одинаково – 29–30 золотых медалей. Американцы считались явными лидерами. Мои коллеги не предполагали, что США могут проиграть Олимпиаду Китаю» («Советский спорт», декабрь 2008 года).

      И впервые Тягачев заговорил о кризисе.

      «По объективным причинам, последнее время практически все наше внимание занимали летние виды спорта, подготовка к Пекину-2008. И сейчас, оценивая стартовую площадку перед Ванкувером-2010, следует признать: ситуация – расстрельная» («Весь спорт», ноябрь 2008 года).

      2009

      Если в начале года претендентами на медали в Ванкувере были 40 человек, то потом их стало уже 50. Впрочем, без конкретных прогнозов.

      «Исходя из тех результатов, которые показывают наши спортсмены, за медали в Ванкувере имеют возможность бороться около 40 спортсменов. Это те спортсмены, которые на чемпионатах мира занимают места в первой шестерке» (РИА Новости, апрель).

      «У нас есть около 50 спортсменов, которые входят в первые десятки, шестерки. А в современном спорте конкуренция такая, что любой спортсмен из первой десятки может попасть на пьедестал, в том числе и на высшую ступень» («Коммерсант», декабрь).

      В начале карьеры президента ОКР Тягачев говорил, что «сигарет с олимпийской символикой не будет», а вот потом изменил свое мнение.

      «Будем отстранять от работы тренеров – может быть, навсегда. Будем менять законодательство в нашей стране, чтобы судебные дела возбуждать»

      «Предлагаю установить двухпроцентный сбор с продаж алкоголя и табачных изделий и отдавать их на развитие спорта. Если уж нельзя их запретить и если они наносят ущерб здоровью, то давайте в такой форме компенсировать этот ущерб, предоставляя людям дополнительные возможности заниматься спортом. Кроме этого нам нужна олимпийская лотерея» («Коммерсант», декабрь).

      О допинговом скандале в лыжах и биатлоне и жестких мерах к виновным.

      «Будем отстранять от работы тренеров – может быть, навсегда. Будем менять законодательство в нашей стране, чтобы судебные дела возбуждать. Иного пути нет.

      То, что случилось, может быть «подставой» со стороны личного тренера или врача. Но на последнем заседании исполкома ОКР объявлял и Чепаловой, и Дементьеву, что с такими результатами им в сборной делать нечего. Может, они другим путем решили пойти?» (РИА Новости, август).

      После своего третьего избрания на посту президента Тягачев первым делом вспомнил про медали. На это раз – сочинские.

      «Третий срок – это повод для того, чтобы еще более увеличить свой рабочий день. Как сказал Дмитрий Медведев, с 20 часов до 24 часов в сутки. Моя программа на следующий срок очень проста и состоит всего из четырех слов: «выиграть Олимпиаду в Сочи» («Весь спорт», декабрь).

      2010

      3 марта подал в отставку. Сборная России завоевала в Ванкувере всего 3 золотые, 5 серебряных и 7 бронзовых медалей. И еще 9 четвертых мест, которые, впрочем, не в счет.

      Лучшее на сайте


        КОММЕНТАРИИ

        Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

        Лучшие материалы