• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Вольфганг Пихлер: «Я главный. Все, что говорю, в команде даже не обсуждается»

      Накануне биатлонного сезона Sports.ru напросился на аудиенцию к Вольфгангу Пихлеру, который вот уже полгода пытается слепить из женской сборной России топ-команду. Почему нельзя уследить за допингом? Есть ли предубеждения против Юрьевой? Когда начнет побеждать Слепцова? Кто в команде – самая красивая? К какому баварскому пиву лучше подходят белые колбаски с брецелем? Душевное интервью, после прочтения которого Пихлер не покажется тираном.

      Вольфганг Пихлер: «Я главный. Все, что говорю, в команде даже не обсуждается»
      Вольфганг Пихлер: «Я главный. Все, что говорю, в команде даже не обсуждается»

      25 апреля 2011 года. В кулуарах ходят слухи о том, что вот-вот Вольфганг Пихлер возглавит женскую сборную. На следующее утро шведская газета Expressen разрывает пустоту и неизвестность: Пихлер все-таки решился. Он едет в Россию. Возможно, за последней большой работой в своей спортивной карьере.

      — Когда вы получили предложение из России, что стало определяющим фактором в пользу вашего решения? Деньги или что-то другое?

      — В первую очередь, я воспринял это как вызов или приключение. Это также большая честь для меня, любой тренер гордился бы таким предложением. Кроме того, мне было интересно работать именно с Россией. Я тренировался и много общался с командой СССР в конце 70-х, тогда у меня появилось несколько русских друзей. Я по-настоящему горжусь возможностью привести вашу – а правильнее сказать, нашу – команду к победе.

      «Я воспринял предложение из России как вызов и приключение»

      — С кем вы советовались, прежде чем принять решение?

      — Я постарался сделать все максимально корректно: позвонил в Олимпийский комитет Швеции и честно рассказал о предложении. У меня был контракт до 2014 года, и я спросил, могут ли они досрочно освободить меня от обязательств. К тому времени я уже проработал в Швеции 16 лет. Олимпийский комитет пошел мне навстречу. Я также поговорил со своей подругой, она меня поддержала. Ни с кем более я не советовался.

      — Велика ли разница — тренировать Швецию и Россию? Что в нашей команде делают совсем не так, как вы привыкли?

      — Конечно, разница огромна! В Швеции нас было три человека на 14 спортсменок, это ненормально. У нас было меньше финансирования, а это значит, что мы не могли работать с полной выкладкой. Сравнивать российскую команду со шведской — примерно как сравнивать бундеслигу с албанской лигой. Понимаете, о чем я? При всем этом мы были очень продуктивны.

      С Россией совсем другая история – это, возможно, самая большая биатлонная страна в мире, с гораздо более профессиональной организацией. У нас есть все шансы вывести команду в мировые лидеры. На это требуется время, но это возможно, если мы будем продолжать работать так же усердно и слаженно, как сейчас.

      — Вы составляли программу тренировок на межсезонье заранее? Кто-нибудь вносил в нее коррективы?

      — Тренировочный план я составил в мае, и мы придерживались его на протяжении всего подготовительного сезона. Думаю, мне удалось осуществить то, что я задумал. Никаких корректировок не было. Сергей Кущенко занимается менеджментом и не вмешивается в тренировочный процесс. Валерий Польховский в основном берет на себя организационные вопросы. План был полностью мой.

      — Вы как-то говорили, что в сборной Швеции нет штатного врача. Не предлагали упразднить эту должность и в сборной России?

      — В российской команде сейчас очень хороший штат. У нас есть все что нужно, я был весьма доволен организацией подготовительного сезона, благодаря чему нам удалось проделать всю запланированную работу. В команде работают хороший врач, физиотерапевт. Все наши потребности учитываются. Разумеется, я не предлагал отказаться от кого-то. В шведской команде доктор был с нами всего два-три дня на сборах, в остальное время мы поддерживали с ним удаленную связь. Не то что бы это было удобно, скорее не было альтернативы.

      ***

      Пихлер – ярый противник допинга. Все словесные скандалы-2009, когда сразу троих российских биатлонистов – Ярошенко, Юрьеву и Ахатову – уличили в употреблении запрещенных препаратов, были связаны с герром Вольфгангом. Помнится, он даже требовал дисквалифицировать всю нашу команду.

      — Каково было ваше первое впечатление о российских спортсменках и как оно изменилось к концу сборов?

      — Поначалу я немного боялся, так как все что я знал о девочках — это их результаты на этапах Кубка мира. Но сейчас мы вместе выросли в хорошую, крепкую команду. У нас прекрасная атмосфера и рабочая дисциплина, девушки на сто процентов отдаются спорту. Тренировать их — удовольствие для меня.

      «У нас есть цель – к Играм мы должны сформировать лучшую сборную в мире»

      — Не кажется ли вам, что с таким большим штатом спортсменов слишком опекают?

      — У нас есть цель: к Олимпийским играм мы должны сформировать лучшую сборную в мире. Люди, которые работают сейчас с командой — профессионалы, в которых мы нуждаемся. Возможно, в следующем году нам понадобится еще больше специалистов, а может быть меньше — время покажет. Мне кажется, сейчас состав команды оптимален. Те, кто работает с нами в течение сезона, будут делать это и на главных соревнованиях, но этим все и ограничится. Допускать в это время в сборную людей извне, конечно, не хотелось бы. Никаких «лишних» людей в команде не появится.

      — У вас была возможность побывать в российской глубинке? Какие впечатления?

      — Увидеть, как живут люди, мне толком не довелось — не было времени. Могу сказать о спортивной составляющей. Например, в Тюмени отличный биатлонный центр, с классными трассами и потрясающим гостеприимством. Единственное, чего мне не хватало в России — это зрителей на чемпионате в Уфе. Я был удилен, что на соревнования такого уровня почти никто не приходит. В Германии на чемпионат страны собирается по 3-4 тысячи зрителей, здесь же — пустые трибуны. Невероятно! За исключением этого, все остальное было идеально.

      — Стало ли вам понятно, почему в России, где и так достаточно талантливых спортсменов, случился такой громкий допинговый скандал?

      — Это было в 2009 году, и сейчас мы работаем в поте лица, чтобы подобного больше никогда не повторилось. Я уверен, что все спортсменки в команде «чисты». Надеюсь, что все российские спортсмены рано или поздно придут к такой же системе. Но, разумеется, для этого нужно создать условия, привить людям культуру «чистого» спорта. Я очень рад, что новые биатлонные руководители имеют прогрессивные взгляды и работают над решением этой проблемы. Это очень важно. Я уверен, что в будущем мы найдем еще много сильных и талантливых спортсменов.

      — Вы несете персональную ответственность за то, что никто в команде не употребляет допинг?

      — Да, это одно из условий моего контракта.

      «Никакого предубеждения против Кати Юрьевой у меня нет»

      — Значит, если кого-то поймают, вы уйдете в отставку?

      — Я очень надеюсь, что такого не будет. Но что мне останется делать, если, например, кто-то употребит допинг дома и приедет на соревнования? Я не могу уследить за всеми, но прививаю спортсменкам мысль, что они способны выигрывать без всякого допинга. Я знаю, что топовых результатов можно достичь усердием и хорошей работой. В нашей команде все это понимают.

      — Как вы ладите с Катей Юрьевой? Был ли у вас с ней какой-то особенный разговор?

      — Нет, никакой специальной беседы у нас не было. Она обычный член команды, как и все другие спортсменки. У меня нет какого-то особенного отношения или предубеждения против Кати. За свой проступок она понесла наказание, и сейчас, вернувшись, может бороться за место в основе. Если она покажет хорошие результаты — она будет на соревнованиях, если нет — останется дома. Точно так же, как и все остальные.

      ***

      В межсезонье женская сборная России в основном тренировалась в Рупольдинге, резиденции Пихлера, осваивала электронную почту и вела дневник. Именно в Рупольдинге пройдет ЧМ-2012, где от герра непременно потребуют золотых медалей.

      — Кто из спортсменок удивил вас за эти полгода больше всего?

      — Я не хотел бы никого особенно выделять. Самое главное — сильная сплоченная команда, которая у нас есть. Одно могу сказать точно: девушки выложились по полной, тренировались как проклятые. Хотя, признаюсь, я очень впечатлен тем, как работают Зайцева и Богалий.

      — Вы даже поспорили с российскими журналистами, что Богалий выиграет этап Кубка мира. Откуда такая уверенность?

      — Я не спорил и не делал ставок. Просто сказал, что верю в то, что ей это по силам. Анна — сильная спортсменка, которая находится в хорошей форме. Пора сделать это! Никогда нельзя быть уверенным, но чутье подсказывает мне, что она может.

      — Неужели чутье вас никогда не подводило?

      — В спорте — чаще всего нет. У меня много опыта наблюдений за спортсменками: обычно я вижу, кто в какой форме и кто на что способен.

      «После допинговых скандалов у команды был не самый хороший имидж»

      — Девушки уже хорошо понимают ваш английский или немецкий?

      — Поначалу я боялся, что языковой барьер будет самой большой проблемой. Но оказалось, что никакой проблемы нет. Мне самому интересно, как так получилось, но мы отлично друг друга понимаем. Некоторые девушки довольно хорошо говорят по-английски, хотя есть и те, кто в этом не силен. Нам помогают объясняться Павел Ростовцев и Ирина, наш тим-менеджер.

      — За время тренерской работы со сборной Швеции вы освоили шведский. Успели выучить какие-нибудь русские выражения?

      — Ох, это сложно! Конечно, я знаю некоторые важные слова — «спасибо», «доброе утро» или «да». Если сильно сконцентрироваться, на слух смогу разобрать и что-нибудь посложнее. Но сам пока не говорю.

      — Вы не раз говорили, что сборная будет максимально открытой. Что вы имели в виду?

      — После допинговых скандалов у команды был не очень хороший имидж, но мы вместе с новым руководством нацелены показать, что мы «чисты» и можем добиваться результатов честными способами. Поэтому мы ничего не скрываем. В интернете вы можете найти результаты всех контрольных тренировок. Журналисты приезжали к нам на сборы, и мы с удовольствием показывали, как работает команда. Я не вижу проблемы в том, чтобы быть открытыми для СМИ и болельщиков — у нас нет больших секретов.

      ***

      С приходом Пихлера наша команда стала осваивать сверхнагрузки. В мае и июне некоторые девчонки даже подумывали – то ли в шутку, то ли всерьез – все бросить и уехать домой. Но герр упорно настаивал, что каторжная работа даст плоды зимой.

      — Нынешний тренер шведок — финский специалист Марко Лааксонен — сказал, что вы по натуре не демократ и делите мир на черное и белое. Диктатура не мешает работе?

      — Я скажу так: кто-то должен быть боссом. На тренировках я — главный, и, будьте добры, делать по-моему! Я не могу обсуждать с каждой спортсменкой ее капризы. Но в обычной жизни я, напротив, весьма мягок и демократичен. Я вовсе не настолько страшен, как меня представляют. Но я дважды был лучшим тренером в мире, и в работе следую своей линии. То, что я говорю — не обсуждается.

      «Если женщина следует за тобой, она пойдет до конца»

      — Работа с женщинами, определенно, имеет свои нюансы. Вы нашли секретный подход?

      — Это для меня не проблема, я работаю с женщинами на протяжении 20 лет. Женщины особенны. Они потрясающие спортсменки. Они готовы выкладываться на сто процентов. Если женщина следует за тобой, то можно быть уверенным, что она пойдет до конца.

      С мужчинами же нужно постоянно все обсуждать. Я имел дело с мужской шведской командой, мне есть с чем сравнивать. Если ты говоришь женщине бежать 2 часа, она бежит. Если она этого не делает, значит, у нее есть на это веская причина. Как правило, женщины гораздо серьезней относятся к делу, чем мужчины.

      — Вы не раз говорили, что у нас должна быть красивая команда. А кто же в команде — самая красивая?

      — (Хохочет) Я хорошо знаю женщин! Никогда нельзя говорить «такая-то — самая красивая». Я слышком опытный тренер для этого. Но спасибо за вопрос, он меня повеселил!

      — В команде, по сути, только одно относительно новое имя — Ольга Вилухина. Болельщикам тревожно, что не видно молодежи...

      — Я бы сказал, что у нас сбалансированная сборная. Есть Вилухина, которой 23. Слепцовой — 25, Юрловой — 26, Сорокиной — 29. Зайцева и Богалий чуть старше, но это отнюдь не возраст для биатлонисток топ-уровня. Мне кажется, это очень хороший микс. С такой командой мы можем идти до Олимпиады. Мы также найдем новых талантливых девушек. К примеру, Глазырина показывала хорошие результаты на контрольных тренировках. Еще есть время присмотреться к юниорам.

      — В чем главные козыри сборной России? У нас нет Нойнер или Экхольм — как и за счет чего мы будем выигрывать?

      — У нас нет Нойнер, но есть две-три спортсменки такого же уровня, как Хелена. Зайцева и Слепцова обладают потенциалом абсолютных лидеров мирового биатлона. Богалий очень усердно работает и может выигрывать. Я оптимистичен по поводу наших результатов.

      Что касается Слепцовой, надеюсь на ее прогресс в этом сезоне. Она выглядит гораздо более спокойной, уверенность чувствуется и в работе ее организма. Один-два года — и она будет готовы быть на вершине мирового биатлона.

      — Наша сборная редко хорошо начинает сезон. Чего нам ждать в этом году?

      — Я знаю менталитет российских болельщиков – если нет побед с первых же гонок, на команду тут же обрушивается поток критики, а это не делает спортсменок сильнее. Мои девушки всегда с первых этапов входят в топ-10, но сверхожиданий от команды я не приветствую. Скажу, что девушки сейчас в хорошей форме, и я рассчитываю на достойный старт. Давайте вместе их поддержим.

      «Я знаю менталитет российских болельщиков»

      — Традиционно в России основное внимание уделяется чемпионату мира, а старты на Кубке мира расцениваются едва ли не как тренировочные. Какого подхода придерживаетесь вы?

      — Я считаю, что Кубок мира очень важен. Отодвигать его на второй план можно только в год Олимпиады. Если посмотреть статистику, то в чемпионатах мира получают медали в основном те, кто держится в топе на протяжении всего сезона. Если нет результатов в Кубке мира — откуда им взяться на чемпионате?

      Моя главная цель в этом году — победить сборную Германии в Кубке наций. Также как минимум двое спортсменок должны быть в топ-10 по результатам тотала. Мы должны выдерживать высокие стандарты на протяжении всего сезона, и мы вправе ожидать хороших мест на чемпионате мира.

      — Немного настораживает, что Зайцева, пропустившая много времени из-за болезни, так уверенно выиграла контрольные тренировки. Остальные так сильно ей уступают?

      — Все не совсем так. Конечно, Ольга начала тренироваться чуть позже остальных, в середине июня. По сути, она пропустила не так уж и много. В Финляндии Зайцева была в отличной форме, кроме того, она суперталант.

      Не нужно судить о скорости спортcменок по результатам контрольных тренировок — вы ведь не знаете ноансов гонки, не знаете о том, у кого какие лыжи. Сейчас мы используем тренировочные лыжи, а не гоночные. В целом для команды хорошо, когда есть явный лидер, за которым могут тянуться все остальные. И наоборот — опасно, когда все находятся на одном уровне.

      ***

      Пихлер – душа-компания. Он не сторонится журналистов, активно с ними заигрывает и просто дает понять, что он открыт. Но при этом во время работы никаких панибратских отношений быть не может.

      — Вы производите впечатление активного человека. Вам не скучно в тихом Рупольдинге?

      — Вовсе нет. Рупольдинг — не какое-нибудь захолустье. 20 минут по автобану до Зальцбурга — летом это одно из самых чудесных мест на земле. 1 час — и ты в Мюнхене. Там всегда есть чем заняться в свободное время. Совсем недавно я купил новый симпатичный дом в Рупольдинге. Он небольшой, но очень уютный.

      — Что обязательно включает ваш распорядок дня?

      — Для меня очень важно иметь возможность поспать 20 минут после ланча. Мне это необходимо, чтобы расслабиться. Обычно у меня не так много свободного времени на что-то, кроме работы. Голова постоянно забита мыслями о тренировках.

      — Какой ваш любимый сорт пива и любимое блюдо к нему?

      — Erdinger Weissbier. И вовсе не потому, что Erdinger — известный биатлонный спонсор. Это наше традиционное пиво, которое знает любой настоящий баварец. А лучшая закуска — белые мюнхенские колбаски с горчицей и брецелем.

      «Из русской кухни мне очень нравится борщ»

      — А российские деликатесы пробовали?

      — В Тюмени Яна Романова привезла мне пиво от своего отца, оно было очень хорошим. Не помню названия, кажется это было что-то омское. Из русской кухни мне очень нравится борщ.

      — В России существует много особенных традиций. Какая из них удивила вас больше всего?

      — Удивительно то, что я не замечаю больших отличий от традиций европейских. У нас тоже отмечают Рождество, Новый год... Я был очень удивлен тому, как похож наш образ жизни. Русские дети ходят в детский сад и в школу, взрослые посещают церковь. Уверен, если бы Россия показала миру, как она живет, многие были бы удивлены.

      Проблема в том, что никто не знает, что собой представляет эта огромная страна. Когда я был в Тюмени, то удивился тому, что увидел. Большой красивый город, люди ездят на хороших машинах. Конечно, в деревнях многие дома в плохом стостоянии, но много и хороших. Повсюду есть доступ в интернет. Думаю, между нами нет больших различий. Еще 20-30 лет — и Россия будет такой же, как Европа.

      Материалы по теме


      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы