Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Тихонов и имя Бо

    Александр Тихонов театрально попрощался с биатлоном почти год назад и... никуда не ушел. С каждым днем в новостной ленте его становится все больше. Вячеслав Самбур в колонке на Sports.ru задается вопросом: зачем такой агрессивный пиар успешному человеку? Микст хмурой мизантропии, милосердных обращений, вечно не пожатых рук и розданных по несмолкающему телефону советов. Нелегко быть Тихоновым.

    Тихонов и имя Бо
    Тихонов и имя Бо

    Александр Иванович Тихонов включился в новую интересную работу – вроде бы скоро мир заговорит о ней. Хотите знать, что за работа? Хотите, даже если в «комментах» напишете обратное. Потому что Тихонов, как та работа, вам интересен.

    Интереснее, допустим, Валерия Польховского. Интереснее Ольги Зайцевой или Екатерины Юрловой. Интереснее Максима Чудова или Евгения Устюгова. Так утверждают цифры – количество кликов – им, цифрам, обычно верят. А кто-то – поклоняется.

    Честно, я заглядываю на сайт Тихонова, мониторю его блог

    Честно, я заглядываю на сайт Тихонова. Мониторю блог, изучаю вопросы неведомого Олега Васильевича (45 лет) из Москвы. Меня никто не заставляет, просто вот хожу – за определенным набором ощущений. Там потрясающая атмосфера – микст хмурой мизантропии, милосердных обращений, вечно не пожатых кому-нибудь рук и розданных по несмолкающему телефону советов. Нелегко быть Тихоновым.

    Вы, кстати, на его сайт тоже ходите, ну или хотя бы перечитывайте «хайлайтс» в нашей новостной ленте. Александр Иванович давно не имеет прямого отношения к СБР и биатлону, однако по-прежнему умудряется держаться в топе любого рейтинга популярности.

    На сентябрьском конгрессе IBU он, словно Чацкий, театрально попрощался – и никуда не ушел. Наоборот, Тихонова почему-то стало больше. Нет, его право, конечно, – рассуждать о чем угодно и сколько угодно. Таков образчик тактики Александра Ивановича: вспомнить и выудить наружу все. Проверенный способ, используемый и другими выдающимися деятелями оппозиционного легиона.

    Вообще, отношения между руководством СБР и именитыми «бывшими» по-своему уникальны. Рафаэль Пуаре, к примеру, никогда не язвит в адрес Симона Фуркада, а его жена Лив-Грете корректно общается с абсолютно «никакой» Фанни Велле-Стран Хорн. Халвард Ханеволд не обвиняет Свенсена в зазнайстве, а Свен Фишер не торопит Грайса на покой.

    Лишь у нас ветеран почти автоматом превращается в несогласного и упоенно начинает костерить тех, кому недавно передавал эстафету. Биатлонный мирок (особенно отдельно взятой страны) тесен: здесь каждый с каждым пересекался – в любых статусах и должностях. А Тихонов пересекался со всеми, на нем слишком многое замыкалось.

    Если попробовать играть с Тихоновым в атаку – раскатает, как «Барселона»

    В СБР, надо заметить, выбрали оптимальную манеру общения с ним – закрытую фехтовальную. «Действовать от обороны» удобнее, ведь если попробовать сыграть в атаку – Тихонов тут же раскатает, как «Барселона». По сути, в каждого оппонента Александр Иванович способен выстрелить пусть не компроматом, но увесистым куском, э-э-э, порочащей информации. Для человека, который пересекался со всеми, это, в общем, нормально.

    Ненормально, что он, поливая от бедра, параллельно клянется в чистоте намерений. Так, пока растет клубок конфликтов, неумолимо надвигается вопрос: зачем? Зачем рассказывать о Черезове, чье пьянство якобы шокировало пол-Камчатки, о Слепцовой, сидящей на бетонном полу корейской гостиницы, и о мольбах к Ярошенко прекратить принимать допинг?

    Если это попытка помочь отечественному биатлону, ее суть надо бы внятно объяснить. Еще лучше – не размениваясь на риторику, помогать делом. Тихонов же не журналист: у него достаточно ресурсов действовать лично, а не призывать к действию других.

    Но Александр Иванович добровольно бросил СБР, так и не наладив крепких контактов с нынешним руководством и освоив менее трудоемкий жанр интернет-наездов. Реальная возможность что-то всколыхнуть представилась ему 1-го июня, только Тихонов вместо официального заседания просидел в пробке. Даже Владимир Барнашов ее как-то миновал, а экс-главе СБР не свезло. Глобальным сдвигам в российском биатлоне помешал дорожный трафик.

    Помню, весной смотрел (именно смотрел, а не читал) феерическое интервью Александра Ивановича «Свободной прессе». Там десяток скандальных заявлений и один мощный символ: лучший биатлонист XX века виртуозно жонглирует деталями соревнований сорокалетней давности, однако с трудом (чуть исковеркав) вспоминает имя младшего Бо. Имя – будто граница между прошлым и настоящим, пересечение которой дается Тихонову неимоверными усилиями.

    Александр Иванович, похоже, впервые в карьере отстает и понимает это лучше других

    Александр Иванович, похоже, впервые в биатлонной карьере отстает – причем понимает факт отставания лучше других. Отсюда – постоянные нырки в прошлое, где ему комфортно. Отсюда – эпатаж, встречи с Бьорндаленом, телефонные консультации и загадочные проекты, которые впечатлят целый мир. Может быть, биатлонный – тот, который тесен.

    Правда, «впечатлять» и «помогать» – разные жанры. Один из них, кажется, окончательно победил в Тихонове. Другой – скрылся по ту сторону границы. Где нет младшего Бо и его чересчур современного имени – Йоханнес.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы