Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Дмитрий Ярошенко: «Друзья остались, никто от меня не отвернулся»

    Двукратный чемпион мира Дмитрий Ярошенко, вернувшийся полгода назад в большой биатлон, на встрече с болельщиками рассказал, где занимал 13 тысяч евро, чтобы вернуть призовые IBU, назвал тех, кому не готов пожать руку, и объяснил, почему до сих пор не завершил карьеру, хотя друзья давно зовут в бизнес.

    Дмитрий Ярошенко: «Друзья остались, никто от меня не отвернулся»
    Дмитрий Ярошенко: «Друзья остались, никто от меня не отвернулся»

    – Вы недавно вернулись из Норвегии. Что там делали?

    – Тестировал лыжи. Очень хорошая поездка. Погода удивительная. Приезжаешь из тепла – в холод. Туман какой-то. Но все прошло замечательно. А сейчас я лечу на сбор в Новосибирск, где буду тренироваться с командой Ханты-Мансийска. Затем у нас сбор в Тюмени, далее Эстония, а потом будет сбор в Австрии. Я очень соскучился по режиму, по тренировкам. Хочется и ложиться вовремя, и днем спать, и питаться правильно.

    «Говорят, для меня есть какое-то интересное предложение»

    – Главный тренер сборной России Валерий Польховский так ничего и не сказал относительно ваших перспектив в сборной.

    – Не скажу, что я уж сильно расстроился, что не попал в списки «А» и «Б». Тем более, как говорят, для меня есть какое-то интересное предложение. Я пока не в курсе, что это будет. По слухам, мне предоставят возможность участвовать в общей контрольной тренировке.

    – Вас это устроит?

    – Да, я буду очень доволен. Сейчас же мне будет комфортно работать со своим тренером.

    – В прошлом году вы выступали на этапах Кубка IBU, и вас практически не приглашали на этапы Кубка мира. Не боитесь, что в нынешнем сезоне будет все по-прежнему?

    – Может быть. Мне просто было неинтересно выступать на других соревнованиях, трудно было найти мотивацию. Тогда и появились мысли заканчивать. Вроде бы все говорили, возвращайся скорей, мы рады тебя видеть, но при этом заявляли на турниры более низкого уровня. Выступать на Кубке России вместо чемпионата России – это не то, на что я рассчитывал.

    – Почему остались?

    – Поговорил со своим тренером и решил продолжить карьеру. Конечно, есть опасения. Не хотелось бы просидеть в запасе в то время, когда набрал хорошую форму.

    «Во многом мы действительно отстаем от коллег из других стран»

    – Все говорят, что российские биатлонисты очень сильно отстали от конкурентов. И дело не только в методике, но и в техническом обеспечении.

    – Не скажу про методики, но во многом мы действительно отстаем от коллег из других стран. Мы вот как-то были на сборе вместе с норвежцами и поразились, как много людей в их штабе. Есть даже биохимик. Он ходил со специальным прибором, в который дышали спортсмены. Постоянно идет контроль за функциональным состоянием биатлонистов. У нас же многие вещи делаются по наитию. Опять же вопрос с оружием. Если бы его делали у нас, то было бы легче.

    – У нас делают.

    – Да, но пользоваться удобней немецкой винтовкой. Или вот лыжи. Я был на тестах в Норвегии и понимаю, что там этому уделяется очень большое значение. У нас же вся надежда на сервисменов, которые готовят смазку для лыж. Они работают отлично, но им приходится очень трудно. Вот бы у нас еще и лыжи производили.

    – О каких прошлогодних стартах будете вспоминать хорошо?

    – О масс-старте в Увате. Для меня это была яркая вспышка. Тогда я понял, что могу соревноваться на уровне Черезова или Максимова. Понял, что могу улучшать и улучшать результаты.

    – Много людей во время дисквалификации открылись для вас с новой стороны?

    – Я был поражен, как повели себя некоторые спортсмены. Люди открыли свое истинное лицо. Не скажу, что я рад, как у них все сложилось в дальнейшем, но у некоторых ничего не получилось. Но вообще я не чувствовал большого негатива. Друзья остались, никто не отвернулся.

    – Кому не пожмете руку?

    – Паре-тройке людей. Среди них есть и спортсмены.

    – Правила МОК четко говорят о том, что вам не дадут выступить в Сочи.

    – Да, такой запрет есть, и это очень сильно угнетает. У меня теперь однозначная мотивация – завоевать медали в индивидуальных гонках на чемпионате мира.

    «Однозначная мотивация – завоевать медали в индивидуальных гонках на чемпионате мира»

    – Можно ли говорить, что Союз биатлонистов сделал все, чтобы вы избежали дисквалификации.

    – Мне кажется, да. Тем более, какие-то вещи они могли и не делать. Нас привозили в Зальцбург на решающее заседание, но, увидев, с каким настроением там все собрались, я понял, что ничего не изменится.

    – Екатерина Юрьева попросила у Михаила Прохорова деньги, чтобы вернуть призовые. А вы?

    – Я вернул свои. Мне надо было отдать 13 тысяч евро, и я расплатился. Трудно пришлось, занимал. Деньги-то не лежали на полке. Но я все отдал.

    – На каких стартах вы поймете, что все: можно продолжать или не надо. Этап Кубка мира? Чемпионат мира?

    – Чемпионат России. Вот там я и пойму, стоит ли дальше работать. Этот турнир даст ответ на все вопросы.

    – Вы уже думали, чем будете заниматься?

    – У меня есть товарищ, который предлагает работу. Он мне и во время дисквалификации говорил, что готов трудоустроить, но, узнав, что я хочу вернуться в спорт, поддержал. Правда, там такая сложность. Его бизнес в Москве, а я не хочу переезжать в столицу.

    «Два года назад болельщиков пришло больше»

    – Вы пропустили какое-то время, но вчера болельщики все равно пришли на встречу с вами.

    – Очень приятно. Но, мне кажется, что два года назад народу было больше.

    * Алексей Шевченко – корреспондент «Спорт. День за днем»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы