Защитники второго фронта

Признание Дуайта Ховарда лучшим защищающим игроком лиги было столь же неизбежным, как наступление весны после зимней спячки. Слишком уж активно персону Супермена раскручивали представители прессы, слишком уж ничтожной выглядела конкуренция на позиции центра. Наконец, слишком уж невероятной выглядел сценарий, по которому стилеобразующий игрок «Орландо» остался бы без награды в индивидуальной номинации. Тем не менее, Sports.ru не довольствовался очевидным вердиктом и попробовал отыскать альтернативу Ховарду среди неочевидных, но весьма полезных в разрушении кандидатов.

Защитники второго фронта
Защитники второго фронта

Андрей Кириленко («Юта», форвард, 1981, 206 см)

Никакой натяжки с нашей стороны: мол, Киря русский, а значит его любой ценой стоит протянуть в чарты. Если задаться целью и проследить его функции в оборонительных построениях «джазменов», то приходишь к удивительному выводу: пожалуй, ни одному игроку в лиге не приходится выполнять столь широкий и разноплановый фронт работ на своей половине. Дело в том, что при помощи АК-47 Джерри Слоан пытается заткнуть практически все дыры, что возникают в редутах. Надо страховать на периметре проигрывающего первый шаг и теряющего позицию Си Джей Майлза – и тогда чемпиона Европы-2007 автоматически поднимают с «усов» едва ли не под самую дугу. Стоит Ронни Брюэру, способному закрывать линейку позиций с первого по третий номер, увлечься персональной опекой – и Андрею приходится отслеживать переключения, после чего спешить на нейтрализацию «непрофильного» соперника. Сталкивается «Юта» с противодействием легкому составу – и Кириленко владение за владением вынужден играть чистого «стоппера» с постоянным движением по всей ширине площадки…

Схожая ситуация наблюдается и в трехсекундной зоне, когда «джазмены» недосчитываются кого-либо из «больших». Возьмите хотя бы нынешнюю серию против «Лейкерс», где в отсутствие лечащего ахилл Мемо Окура россиянину выпадает адская работенка. То АК закрывает удобную для бросающего сторону в попытках выдавить его под фактурного «большого» с неудобной руки. То становится частью «дабл-тим», кстати, от безысходности двигавшуюся Слоуном в первой игре все выше и выше. Наконец, просто бросается под танки, когда «озерники» усиливает давление на центральную зону. Опять же, будь действия Андрея ярче, а разница побед и поражений «Юты» по итогам сезона внушительнее, о КПД Кириленко наверняка бы говорили громче. Но поскольку «горшков», входящих в лучшие моменты дня он не забивал, а команда за топ-4 посева не боролась, его кандидатура в шорт листе не рассматривалась.

Пол Пирс («Бостон», форвард, 1977, 201 см)

В конкуренции с Чонси Биллапсом, Брюсом Боуэном, Шейном Баттье и Тэйшоуном Принсом бостонский капитан по устоявшемуся клише заведомо проигрывает. Но неочевидная продуктивность Истины ни в коей мере не умаляет его заслуг, которые, судя по нынешнему сезону, дают ему право претендовать на попадание в элитный пул. Хотя бы потому, что Пирс был единственный свингменом, которому удавалось остановить ЛеБрона Джеймса… Хорошо, хорошо, не остановить, а существенно осложнить жизнь и заставить работать на холостых оборотах. Да, на это уходили уйма сил и энергии. Если «Кэвз» попадались «Бостону» в первом матче спаренных игр, сутками позже Пол еле волочил ноги по паркету, и тогда положительный результат достигался при поддержке партнеров, а сам Король не придавал фиаско в дуэли особого значения. Но факт остается фактом. За счет опыта, помогавшего выбрать позицию, атлетизма, обеспечивавшего устойчивость, расчетливой работы рук и координации форвард закрывал оппоненту излюбленные ходы к кольцу, вынуждая прибегать к менее любимым средним броскам (зачастую off-balance).

Второй принципиальный момент – совершенствование Пирса в игре на дуге. Раньше его ахиллесовой пятой была чрезмерная свобода, которую Истина предоставлял сопернику при игре один в один. В результате тот активно пользовался заслонами, которые Пол в силу определенной тихоходности преодолевал с трудом. Нынче же капитан «Селтикс» работал с визави чрезвычайно плотно, «прихватывал» на первом шаге ведения и не позволял свободно выдвигаться к «большому», вызванному наверх.

Борис Дьо («Шарлотт, форвард, 1982, 203 см)

Один из самых недооцененных разрушителей сезона, против которого сыграла сухая цифирь. В активе француза не найти обилия совершенных блоков или записей о принуждении к фатальному для соперника числу потерь. Тем не менее, именно благодаря его универсализму и старательности поначалу «Финикс», а затем «Шарлотт» были избавлены от многих головных болей в обороне. В силу природных способностей и навыков оперативного чтения игры Дьо с одинаковым успехом помогал представителям как передней, так и задней линии клубов. На дуге блистал скоростными качествами, взрываясь спуртами и используя работу рук для нейтрализации «бегунков» типа Тони Паркера и Криса Пола. Под кольцом брал верх за счет умелого использования антропометрии и координации (работа ног, перенос центра тяжести, смена направлений), причем акцентировал внимание не на борьбе за отскок, а на вмешательстве в движение мяча из линии в линию либо по ширине атаки.

Профиль довольно любопытен, поскольку многие команды за счет схожего по транзитным функциям игрока-«смычки» в наступлении держали под контролем темп и корректировали перенос вектора атак: к примеру, с центральной оси в район «усов». Нейтрализация подобного «главы логистического контроля» (Хидо Тюркоглу, Роджер Мэйсон, Ламар Одом), входившая в компетенцию Дьо, во многом определяла перехват инициативы и внесение аритмии в действия противника… Также особо подчеркнем, что Дьо поразительно вынослив: это позволяло европейцу поддерживать предложенный конкурентами высокий темп на протяжении 37-40 минут.

Рассел Уэстбрук («Оклахома», защитник, 1988, 191 см)

Не включить в наш список нерейтинговых разрушителей-работяг кого-либо из первогодков было бы кощунством. Хотя бы потому, что в нынешнем сезоне в россыпи юных талантов попадались истинные алмазы, при надлежащей огранке имеющие шанс стать брильянтами от обороны. Одним из таких впору назвать разыгрывающего «Тандер», на наш взгляд, по потенциалу превосходящего коллегу по амплуа Марио Чалмерса из «Майами», славного работой рук, и уникума Кевина Лава, тянущего воз черновой работы в трехсекундной зоне «Миннесоты».

Почему Рассел? Во-первых, при скромном росточке он не чувствует никакого дискомфорта при защитных переключениях 1-2. Превосходный первый шаг, добротная стартовая скорость и умелые руки делают его настоящей проблемой для медлительных разыгрывающих, апологетов классической школы высокого ведения и «малышей», предпочитающих убирать опекунов резкими рыками в сторону с последующим набором скорости. Во-вторых, атлетизм и размах рук даже при скромных габаритах делают Уэстбрука неприятным препятствием на пути к кольцу, особенно при низкой посадке остальных представителей «Оклахомы» (как бы ни безнадежны эти парни были на своей половине). В-третьих, интенсивность персональной опеки приближается к европейскому образцу, в хорошем смысле этого сочетания. Если хотите, в Расселе можно рассмотреть черты Димитриса Диамантидиса, особенно при пересмотре игр NCAA, где парню противостояли известные нынче в НБА О Джей Майо и Джеррид Бэйлесс. Нацеленность на перехват, умение отрезать плеймейкера от получения мяча – козыри, которые первогодок регулярно выкладывает на стол и зарабатывает дополнительные висты к своему и без того неплохому рейтингу.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы