Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Тарик Кирксэ: «Люблю получать удовольствие от своей работы»

    В интервью Sports.ru форвард казанского УНИКСа Тарик Кирксэ рассказывает о феномене нью-йоркского уличного баскетбола и о том, кто станет чемпионом НБА в этом сезоне, вспоминает четвертьфинальный матч сборной Франции против сборной России на Евробаскете-2007, а также делится планами на жизнь и методикой восстановления после операции.

    Тарик Кирксэ: «Люблю получать удовольствие от своей работы»
    Тарик Кирксэ: «Люблю получать удовольствие от своей работы»

    - Тарик, привет, я журналист сайта Sports.ru. Можно задать пару вопросов?

    – Ого, интервью… Целых три листа вопросов…Многовато!

    - Нет-нет, два листа. Вот, третий почти пустой.

    – А-а, ну ладно, нет проблем. Сейчас только, болельщиков поприветствую.

    Тарик одет в куртку с логотипом Нью-Йорка, повязка на голове тоже обозначена значком NY. В общем, идентифицировать место рождения Тарика несложно, даже если не смотреть его профайл. А вот на спортивной сумке надпись Francebasket.

    Карьера

    - Вы родились в Нью-Йорке. Наверное, много провели времени на уличных площадках. Встречали ли там будущих звезд НБА? Вот Стефон Марбэри, Кенни Андерсон вроде тоже выросли в Нью-Йорке.

    – Да что значит встречал, всех подряд встречал и встречаю. Постоянно играем вместе. В Нью-Йорке летом собирается куча баскетболистов НБА. На нью-йоркских улицах очень высокий уровень, постоянно разные турниры, люди играют там, чтобы отточить свои умения, стать лучше, чтобы лучше выступать в НБА или Европе.

    - То есть как это? Соревнуются на нью-йоркских площадках, чтобы лучше играть в НБА?

    – Да-да, именно так. Вы все правильно поняли.

    «В Нью-Йорке летом собирается куча баскетболистов НБА. На нью-йоркских улицах очень высокий уровень, постоянно разные турниры, люди играют там, чтобы отточить свои умения, стать лучше, чтобы лучше выступать в НБА или Европе»

    - И все же какие фамилии?

    – Да кто угодно. Кобе Брайант, Аллен Айверсон – кто угодно. Может, все лето не играют, но обязательно приезжают на пару-тройку игр, на турниры, которые там устраиваются. Назови любую фамилию – не ошибешься. Причем там нет такого, что они как-то отдельно играют – нет, постоянно все играют со всеми.

    - Какие вообще нравы на нью-йоркских площадках? Драки часто бывают?

    – Что-что, драки? (Морщится.) Ну не надо думать, что там как-то особенно опасно. Да, без ссор не проходит, но это же везде бывает, и в Нью-Йорке не больше обычного. Что, в Европе не дерутся на улицах? Нет, если уж ты на площадке, то играешь в баскетбол, а не занимаешься ерундой, такие правила.

    - Когда вы играли в школе, университете, много зрителей собиралось на матчи? Наверное, больше, чем ходит на УНИКС сейчас?

    – Ну, Баскет-Холл, конечно, больше народу вмещает, там, может, и поменьше народу приходило, потому что залы меньше. Но атмосфера была точно другая. Баскетбол у нас – большой бизнес. Университетские, школьные соревнования – все очень популярно, везде очень шумно, много болельщиков.

    - В вашем коллеже IONA была сильная команда?

    – Точно не ниже среднего уровня. Мы встречались с сильными командами – играли против «Мэриленд», против «Сиракьюз» в тот год, когда они стали чемпионами. Проиграли, правда, и тем и тем.

    - Вы были лидером в своей команде?

    – Ну, одним из лидеров. В последние два года я был одним из лидеров по статистике.

    - У вас уникальная техника финтов и бросков. Вы разработали ее на улицах или в спортивной школе?

    – Оооуу… Не думаю, что я чего-то прямо разработал – все было при мне с детства. Да, некоторые люди размышляют, я должен уметь бросать вот таким образом или вот таким… Но все же разные. Это моя техника, и все тут, зачем на кого-то равняться.

    - Не пытались ли вы переучиваться и бросать традиционной техникой?

    – Нет. Пробовал иногда, но очень некомфортно себя ощущал. Нет, ни к чем к хорошему это не приводило.

    - Вы постоянно меняете позиции: в Казани играли уже на четырех, от первого до четвертого номера. Где вам играть удобнее всего?

    – Да я не задумываюсь над этим. Где договоримся, там и играю. Может быть, вторым или третьим номером удобнее.

    - Какая у вас любимая команда НБА?

    – Сейчас нет такой. Раньше нравились «Селтикс» времен Лэрри Берда. Сейчас нет, не нравятся. Да и вообще это странно, это же твои знакомые, друзья, то есть говорить: «ооо, это мой любимый игрок, мой кумир» – про своих друзей как-то странно.

    - А кто станет чемпионом НБА в этом году?

    – (Уверенно.) «Лейкерс». Да-да, «Лейкерс».

    Сборная

    - Вы проиграли команде сборной России на чемпионате Европы-2007 в четвертьфинале на последних секундах. Помните тот матч?

    – Конечно, помню. Самойленко же в УНИКСе играет, вспоминаем, обсуждали не раз. Есть даже фотка, где мы вместе изображены в той игре.

    - Почему вы тогда проиграли? У вас были Паркер, Дьо…

    – Да мы могли в общем-то выиграть, не сказать что прям уступили по игре. Но на последних минутах намазали штрафных, это и подвело.

    - Вы помните такого игрока сборной России – Захара Пашутина?

    – Помню.

    - И вот он, значит, встает пробивать штрафные…

    – Ну да-да, я понял, о чем вы (Улыбается.) Был моментик. Ну, я не скажу, чего я там ему наговорил. Это мой секрет. Как видите, сработало.

    - Как себя ведут в сборной Франции Тони Паркер, Борис Дьо – как звезды НБА или у всех в команде равные отношения?

    – Нет, они себя очень просто вели. Очень спокойно общались, как нормальные партнеры по команде. Какая разница, все мы на равных отношениях.

    - Жером Мойзо, когда играл за «Химки», в одном из интервью заявил, что в сборной Франции творится полный бардак, и поэтому он отказывается за нее выступать. Что он имел в виду?

    – Хм… Я думаю, он имел в виду, что в команде игра была выстроена через Паркера, все было вокруг Паркера. И другие баскетболисты, особенно те, кто тоже играл в НБА, считали, что им нужно больше получать мяч, больше решать на площадке. Ну что-то вроде ревности. Я думаю, его слова именно этим вызваны. Если бы не ревность, все было бы отлично, а так многое портилось.

    Чемпионат России

    - Вы выступали в чемпионатах Аргентины, Венесуэлы, Франции, России. Можете сравнить их между собой? Где самые горячие болельщики?

    – Дайте подумать… В Венесуэле. Ну оооочень шумные.

    - Девушки из Венесуэлы считаются очень красивыми, постоянно конкурсы красоты выигрывают, становятся Мисс мира. Где девушки красивее – в России или Венесуэле?

    – Да… нет, везде они одинаковые. Да мне-то что, я особо внимания не обращал. (Сидящая рядом жена смеется.)

    - А самые плохие судьи где?

    – Так, я пас.

    «Главная проблема – это постоянно выбираться из-под заслонов. Здоровые мощные парни ну очень много заслонов ставят, вот и бегаешь между ними – туда-сюда, туда-сюда, бьешься об их локти»

    - Вы можете сравнить УНИКС в прошлом году и в этом? Вы вроде стали играть в более командный баскетбол?

    – Думаю, в прошлом году слишком много всего менялось. Пришел один тренер, ушел, пришел другой, игроки постоянно менялись. Стабильности не было. В этом году с самого начала один состав. У нас было время сыграться, мы много работали вместе. Стабильность – вот главное, вот в чем успех.

    - Против кого в чемпионате России вам тяжелей всего защищаться?

    – Сильных игроков, конечно, хватает в чемпионате. Всегда может так случиться, что у него сегодня идет игра, а у тебя нет. Но главная проблема – это постоянно выбираться из-под заслонов. Здоровые мощные парни ну очень много заслонов ставят, вот и бегаешь между ними – туда-сюда, туда-сюда, бьешься об их локти… А так, один-на-один… Не могу сказать, что кого-то опасаюсь.

    - Душко Саванович как-то пожаловался, что стал испытывать депрессию из-за русских зим. У вас подобного не было?

    – Да нормально, сейчас попроще вроде стало, как-то обжились.

    - Собираетесь ли вы остаться в УНИКСе на следующий сезон?

    – Не знаю. Это же бизнес. Есть президенты клубов, есть агенты, есть игроки, кто знает, где окажешься. Нельзя ничего планировать.

    - Но вы хотели бы остаться?

    – Не знаю. Мне в общем-то комфортно здесь, но ничего не могу сказать. Жизнь покажет.

    Личное

    - Ваша дочка учится в 18-й гимназии. Нравится ли ей там, есть ли у нее друзья в классе?

    – Да, ей нравится. Есть друзья, все хорошо. Конечно, ей трудно, другой язык, но она очень старается. Да и мы, ее родители, рядом, ей есть с кем поделиться, все нормально.

    - Какая музыка вам нравится, что у тебя играет в машине? Французский хип-хоп или американский?

    – Больше американский хип-хоп слушаю. Gangsta sh… нет, про это не надо писать. Разную, разную музыку слушаю, вот дочка из школы принесла, как это называется.. эээ… Ranetki! Мы теперь прямо такие фанаты этой группы. (Жена смеется и ставит один из треков группы.)

    «Да, это моя работа, я люблю свою работу и я люблю получать удовольствие от своей работы. Если же нет удовольствия от того, что ты делаешь, – пффф… это не то»

    - Где вы планируете остаться жить после завершения карьеры? В США, Франции? В России, может?

    – (Смеется.) Да-да, в России! (In Vla-di-vostok – подсказывает жена.) Vla-di-vostok – моя мечта!

    - Вы всегда улыбаетесь на площадке в отличие от сосредоточенных партнеров и соперников. В чем секрет?

    – Я считаю так – баскетбол это, конечно, бизнес, но баскетбол – это ведь и Игра. Люди забывают об этом. Если ты воспринимаешь его как работу, становишься слишком серьезным, не улыбаешься… Да, это моя работа, я люблю свою работу и я люблю получать удовольствие от своей работы. Если же нет удовольствия от того, что ты делаешь, – пффф… это не то.

    - Как проводите время в Казани? Есть ли любимые рестораны, развлекательные комплексы?

    – Да, мы ходим в рестораны… Вообще приходишь домой, хочешь побыть дома с детьми, а потом они приходят, хотят куда-нибудь поехать, то туда, то сюда… Вообще дома спокойней.

    - Вы правда потеряли 9 килограмм после того, как перенесли операцию по удалению аппендицита?

    – 8,5.

    - Как восстанавливались, что ели?

    – Да что обычно, может, супы побольше ел. Я больше восстановительные программы проводил.

    - После операции вы могли остаться в Казани с семьей, но все же поехали в Люберцы на Кубок России. Почему?

    – Знаете, я посчитал, что так правильней. Меня никто в общем-то и не принуждал, все же понимали, что аппендицит, дело серьезное. Но я чувствовал, что я – часть команды. Мы играем вместе, мы команда, мы должны быть вместе. Ну я и приехал. Что, закончилось? Оооо, nakonets-to! Спасибо, спасибо, всем спасибо.

    Выражаем благодарность за помощь в проведении интервью пресс-службе клуба УНИКС, В. Г. Тамбову и Елене Семеновой.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы