Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Музыка в честь победителей

    Сборная России стартовала на чемпионате мира с не очень красивой, но вполне веской победы над пуэрториканцами – 75:66. Артистичности Бареа, нагловатости Рамоса и задумчивости Арройо подопечные Блатта противопоставили альтруистичный задор в защите и сухую рациональность в нападении.

    Музыка в честь победителей
    Музыка в честь победителей

    Первый матч подобен лакмусовой бумажке, отмечающей готовность к турниру. Именно такое отношение практически у всех предвосхищало стартовую встречу российской команды с пуэрториканцами. Представители центральной Америки ни разу не побеждали ни сборную СССР, ни сборную России, но сейчас воспринимались большинством как главные конкуренты в борьбе за третье место, причем с лучшими шансами на успех.

    Церемония открытия, правда, выявляла уже готовность организаторов. Оказалось, что их уровень полностью соответствует пустым трибунам, унылому захолустному пейзажу за пределами паркета и проблемным телетрансляциям. Сначала вместо гимна Пуэрто-Рико пошел шедевр Александрова. Затем пуэрториканских болельщиков огорчили еще больше: гимн им пришлось исполнять самостоятельно, пока устроители боролись с непокорной техникой. (В конце концов, оборудование взяло верх). Неизвестно, расстроился ли Арройо или кто-то из партнеров, что им не удалось всплакнуть под зажигательные ритмы, но технические накладки еще более способствовали нагнетанию нервной атмосферы.

    Потому стартовали коллективы не слишком ярко. Прежде всего, пуэрториканцы. Подопечные Блатта твердо держались намеченного курса – удачно тормозили обычно несущуюся на всех парах атаку соперников, четко действовали против пары Бареа – Арройо (Карлос первую десятиминутку пробегал без очков), и вовремя подстраховывали в «краске», заставляя «больших» соперников сбиваться на непривычные действия и примитивное давление против ослабленного фронткорта россиян. По первым минутам присутствие Сергея Мони на месте четвертого номера застало оппонентов врасплох: капитан взвалил на себя функции Виктора Хряпы и удачно ассистировал партнерам, но главное – дважды поразил воображение Нэтэна Пиви из-за дуги. Эти шесть очков в итоге и составили преимущество россиян после первой четверти (14:8).

    Пэрториканских болельщиков огорчили еще больше: гимн им пришлось исполнять самостоятельно, пока устроители боролись с непокорной техникой. (В конце концов, оборудование взяло верх)

    Остальные помогали лидеру по мере возможностей. Фридзон проникал под щит, Каун и Мозгов вылавливали остроумные передачи от Понкрашова, а Воронцевич смело врывался в трехсекундную – в общем, принстонское нападение Блатта работало на достаточно добротном уровне. Броуновское движение баскетболистов, совмещенное с хорошей передачей мяча, позволяло держать инициативу в своих руках на протяжении первой половины.

    Хотя во второй четверти ветра в Карибском бассейне все же сменили направление. Вышел Хвостов и позволил разыграться Арройо: бритоголовый разыгрывающий два раза подряд легко ускользнул от динамовца. Затем свежесформированная задняя линия из Понкрашова (которому впервые в матче доверили разыгрывать мяч) – Колесникова – Воронова посредственно выступила на своем отрезке, позволив противнику сравнять счет. Блатт старался производить активную ротацию защитников, но на середине десятиминутки они замерли и пропустили два открытых дальних броска подряд от Бареа. То ли так на россиян подействовал выход снайпера Диаса (их тройка с Вассалло и Бареа, наконец-то, начала порываться бежать вперед и взвинчивать темп в «позиционке»). То ли Сантьяго немного потрепал Мозгова под щитом (несколько раз Тимофей не успевал подстраховывать против проходов «малышей»), но на этот раз дистанцию оппонентам удалось «порвать». Несмотря даже на то, что нападение россиян выглядело вполне активным: Понкрашов дал в ухо локтем Бареа и решительно встал на линию штрафных, отдал очередной хороший пас под кольцо Кауну и умело раскачивал визави за счет преимущества в массе или резкого движения в левую сторону.

    Резкий, подобный четырехмесячному щенку Бареа забегал так, что моментами ему удавалось обыгрывать едва ли не всю команду

    Фактор Понкрашова постепенно стал превалирующим в действиях россиян на чужой половине площадки, но выгоду из его присутствия в лоу-пост извлечь удавалось не всегда. На этом инициатива уплыла окончательно, подгоняемая ураганным движением почувствовавшего свободу Бареа. Развалилось все как-то одновременно. Каун и Мозгов (практически синхронно получили 3-е персональное замечание), вследствие чего (по всей видимости) Тимофей довольно мягковато выглядел пару раз под щитом. Нападение лишилось стройности и акцентированности, сбиваясь на неподготовленные броски Воронцевича, а защита вдруг обнаружила невероятный простор в районе «краски». Резкий, подобный четырехмесячному щенку Бареа забегал так, что моментами ему удавалось обыгрывать едва ли не всю команду. «Маверик» крутил своих оппонентов придумываемыми на ходу финтами, отдавал скидки на дугу, атаковал сам, в три шага достигая кольца, или передавал мяч Рамосу. Последний окончательно утратил минимальное уважение к российским «большим», принялся забирать на чужом щите по несколько подборов за раз и совсем не считался с присутствовавшим по соседству 216-сантиметровым Мозговым. Так пуэрториканцы добились максимального преимущества – 41:47.

    Как только Бареа немного подустал, Маноло Цинтрон сразу же отправил его отдыхать, а Блатт воспользовался моментом, дабы нагрузить соперников впереди. Моня и Фридзон отправили точно по адресу очередные «трехи», Воронцевич агрессивно продавил «больших», а Мозгов выловил мяч под самой корзиной – на старте четвертой десятиминутки соперники уже вошли в клатч (по 59). Рамос своей невероятной наглостью в «краске» и пышущий остроумием Бареа, который, казалось, собирался продемонстрировать весь свой атакующий арсенал, по-прежнему доставляли проблемы, но на каждую дерзость россияне стремились отвечать, старательно соблюдая все принципы исповедуемой их рулевым философии.

    Показывал себя в основном Понкрашов, который как никогда бережно обращался с мячом и стремился довести каждое свое действие до ума

    В итоге это все и предрешило. Порядок, установившийся на половине россиян, заставил Бареа уйти в тень (тот дважды принимал плохие решения и решил переложить ответственность на чужие плечи), Арройо – расхаживать по паркету с задумчиво-непонимающим выражением лица, а Рамоса – отчаянно биться в грудь сначала Тимофея Мозгова, а потом Саши Кауна. Коллеги троицу не поддержали, совершив несколько необязательных промахов, а вдохновленные успехами оборонительной концепции россияне показали себя в нападении. Показывал в основном Понкрашов, который как никогда бережно обращался с мячом и стремился довести каждое свое действие до ума. Антон, совершенно игнорируя путающихся под ногами «малышей», рвал под щит, откуда спешил поделиться с партнерами. Несколько подобных атак (одна закончилась неспортивным замечанием Рамоса, которому надоели лишенные страха подвиги россиянина) предрешили исход встречи уже за несколько минут до конца (70:61). Попытки обессиленных пуэрториканцев что-то спонтанно придумать прошли втуне: подшефные Блатта начали турнир с достойной, хотя и не без шероховатостей победы, своей не самой приглядной игрой фраппировав артистичного Бареа.

    Россия – Пуэрто Рико – 75:66 (14:8, 22:26, 18:21, 21:11)

    РОССИЯ: Воронцевич (8 + 9 подборов), Колесников, Быков (3 + 3 передачи), Фридзон (9 + 6 подборов), Каун (13 + 8 подборов), Жуканенко (н.в.), Хряпа (н.в.), Понкрашов (10 + 11 передач), Моня (16 + 7 подборов + 4 передачи), Хвостов, Воронов (3), Мозгов (13).

    ПУЭРТО-РИКО: Бареа (25 + 4 передачи), Рамос (15 + 9 подборов), Вассалло (13 + 4 передачи).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы