Амаре мио

Концентрация внимания вокруг «Тройственного союза» абсолютно предсказуема. Именно в офисе «Хит» сейчас от жары лопаются термометры, а новости команды транслируются на весь мир. Другие сделки проходят в фоновом режиме, но о переходе Амаре Стаудемайра никто не забыл. Одни болельщики радуются, другие сочувствуют форварду, а Sports.ru ставит над игроком звездочку, которая заставляет читать сноски.

Амаре мио
Амаре мио

Все любят Амаре. Неблагополучный ребенок, родившийся по соседству с Диснейлендом, преодолел целую россыпь препятствий на пути к своей цели. Его мать квартировала в тюремных камерах Флориды и Нью-Йорка, брат стал известным наркоторговцем, а сам Амаре часто ночевал в заброшенном сарае, сбегая от своих попечителей. Отец Стаудемайра, умирая, сказал: «Только ты сам устанавливаешь границы для своего таланта». 12-летний подросток решил, что выше только небо и принялся удивлять. В школе у него был один из самых высоких показателей IQ, точно так же, как и в пяти других учебных заведениях, которые он менял как тренировочные майки. О колледже не могло быть и речи – тяжеловесные рекламные контракты фирмы «Найк» заставляли карабкаться вверх и кулаком стучать в дверь дома, который построил Стерн. Одним прыжком Амаре ворвался в новый, дивный мир, где о нем стали говорить в превосходной степени. Уже в своем дебютном сезоне Стаудемайр стал частью истории – впервые школьник стал «Новичком года», присовокупив к этому званию славу главного акселерата лиги.

Многие дисциплины молодой игрок сдавал экстерном, и это не могло пройти бесследно. Он стал частью звездного небосклона, почетным гостем на Уик-энде лучших из лучших, но вместе с тем Амаре получил сомнительный статус игрока, после имени которого нужно ставить звездочку-сноску или делать приписку «смотри в примечаниях». О пятнах на солнце нужно помнить всем почитателям «Никс».

* Незрелость Амаре

У Стата даже не было возможности обучиться древнему искусству, благодаря которому выигрывают титулы

Стаудемайр всю жизнь учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь. Школу он все время считал ненужным барьером, отделяющим его от профессионального спорта. Университет игроку нравился больше – студенческую жизнь можно было пропустить практически без ущерба для карьеры в НБА. Девятый номер драфта и целый мешок восторженных отзывов тому в подтверждение. По словам Стаудемайра, в период подготовки к первому сезону в составе «Санз» он за несколько недель узнал о баскетболе больше, чем за всю жизнь. Амаре как отъявленный хулиган перепрыгивал через три-четыре ступеньки своего развития, упуская очень важные уроки, которые ему была готова преподать сама жизнь. Трудное детство – совсем не повод в 17 лет стараться быть самым взрослым и умным. Амаре совершенно не воспринимает критику: на заре карьеры он устраивал сцены неповиновения даже Майку Д’Антони, который лепил из форварда суперзвезду. Постоянные разборки с Шоном Мэрионом за право лидерства в период захода солнца (сезон-2003/2004) только подтверждают незрелость игрока. Элементарные законы этики ему не ведомы, а простое замечание он будет рассматривать как личное оскорбление.

* Постоянные слухи о возможных обменах

Обычно разжигает костер интриги агент, но в случае с Амаре можно говорить о личной инициативе поболтать. За 8 лет карьеры игрок ни разу не сменил клуб, но все болельщики из Аризоны были к этому морально готовы каждое лето. Вначале поклонников «Санз» пугали слухи о возможном обмене системообразующего игрока, затем появилось недоверие к таким новостям, а в последние годы стало попахивать безразличием. В виртуальной реальности Стаудемайр уже успел поиграть вместе с Леброном, поджигал паркет в составе «Уорриорз», поднимал целину в «Филадельфии» и спешил на помощь к Кобе Брайанту. На деле форвард из сезона в сезон получал комплект формы оранжевого цвета и бежал в быстрый отрыв, возглавляемый Стивом Нэшем.

* Игра в защите и на подборе

Для многих именно этот аспект является определяющим для идентификации Амаре. Форвард обладает внушительными габаритами, мощными плечами, хорошей реакцией и длиннющими руками – стандартный пакет защитного тяжа дополняют пружинистые ноги и телепатическая связь с партнерами. На защиту эти умения влияют не сильно. Своя половина площадки – излюбленный курорт Стаудемайра. Измениться уже нереально. Его продавливают менее атлетичные игроки, обгоняют тихоходы – со стороны Амаре смотрится беспомощно. Его поднятые вверх руки не закрывают небо – это знак капитуляции. Слишком мало желания, страсти и банального опыта для защиты бастионов. У Стата даже не было возможности обучиться древнему искусству, благодаря которому выигрывают титулы. Сейчас вот опять Нью-Йорк и Майк Д’Антони.

Подборы форвард собирает между делом. Он похож на высокого сорванца, который стоит возле пошатнувшейся яблони и ждет подарка судьбы. Ни разу за свою карьеру форвард не набирал больше 9 отскоков за сезон. И это несмотря на то, что все условия были созданы – его команда «бежала и стреляла».

* Серия против «Лейкерс»

Теперь Амаре будет на виду, и ему не придется искусственно привлекать к себе внимание

6-матчевая серия ответила на многие вопросы. Стаудемайр был не способен вести команду за собой, при осаде часто выступал в роли дружелюбного приведения, а в защите торжественно нес миссию спарринг партнера для своего оппонента, грозно перекладывающего мяч в кольцо. По-настоящему разозлился Амаре лишь однажды, набрав 42 очка и крикнув в объективы телекамер, что он в норме. В пяти других матчах он был не похож даже на вторую опцию нападения, а Ламар Одом на другой половине площадки собирал больше десяти подборов в среднем за матч, однажды удивив всех девятнадцатью. Есть мнение, что именно в этом противостоянии решилось будущее Амаре, в котором не хотел принимать участие даже Стив Нэш.

* Общение с прессой

Стандартные формулировки и все советы капитана очевидности, которым неукоснительно следуют практически все игроки НБА в общении с прессой, Амаре забывает в тот самый момент, когда видит микрофон. Он пытается пошутить, выдать фразу для заголовка и очень часто говорит на эмоциях. Знаменитые реплики по ходу серии с «Лейкерс» только подтверждают, что форвард был не в своей тарелке. После 19 очков и 19 подборов в исполнении Одома форвард «Санз» сделал вывод на всю Америку, что сладкоежке просто «повезло». Совсем уж заговорился Амаре, когда захотел быть похожим на Артеста и заявил, что «мечтает быть защитником, которого все нападающие будут бояться как самого дьявола». Мэдисон Сквер Гарден в помощь!

* Травмы

Очень сложно сказать, каким игроком мог стать Амаре, не будь в его жизни микрохирургии. Его колени несколько раз собирали как детский конструктор «Лего», операция на сетчатке проводилась с шансами 50 на 50, а многочисленные переломы и растяжения уже воспринимаются как часть игрового стиля. Баскетбольная жизнь Амаре сократилась примерно вдвое, и каждый следующий трудовой договор может стать последним. В таких условиях приглашение игрока на максимальный контракт – риск, который не ведом даже игрокам «русской рулетки». Неудачно столкнувшись на тренировке, форвард может пропустить весь сезон, а любое повреждение по ходу чемпионата чревато долгим периодом восстановления и последующим поиском утраченной формы. Волшебный медперсонал «Санз» остался в Аризоне.

* Судьбоносная дисквалификация в серии против «Сан-Антонио»

Роберт Орри – великий комбинатор. Одним движением он столкнул «Санс» на обочину истории со всеми их пистолетами и причудливыми кружевами. Травма Нэша – лишь прелюдия. Перекрытый Амаре Стаудмайр, выскочивший со скамейки защищать товарища, подписал своей команде приговор. Целая эпоха веселого баскетбола была перечеркнута по сути одним поступком форварда. Апофеоз атакующего стиля, 61 победа в регулярном чемпионате и отличные шансы на победу в финале конференции – вот и все наследие лириков. Дисквалификация Стаудемайра развалила карточный домик, который Майк Д’Антони строил на протяжении сезона-2006/2007.

* Апостроф

Многие игроки обижаются, когда неправильно произносят их имя, другие навязывают прозвище «уно-уно», третьим вообще наплевать на эти формальности. У Амаре Стаудемайра много свободного времени – он решил поставить неожиданный апостроф в своем имени. «Amar’e» – правильно именно так. Он просто захотел отличиться, подобная конструкция не обозначает ровным счетом ничего. Возможно его обижало, что болельщики его звали «А-mare» (кобыла), но вся эта история больше напоминает каприз строптивого миллионера. Нью-Йорк исполняет самые заветные мечты – теперь Амаре будет на виду, и ему не придется искусственно привлекать к себе внимание, называя себя Сан Цзу или менять имя на что-нибудь неожиданное. Например «James».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы