Сергей Базаревич: «Если сделал максимум того, на что способен, ты все равно победитель»

В интервью Sports.ru главный тренер московского «Динамо» Сергей Базаревич рассказал о своем отношении к третьему кругу чемпионата суперлиги, задумался о том, какие изменения привнесут грядущие реформы правил, выделил положительные и отрицательные стороны отечественного первенства и вспомнил события в Краснодаре.

Сергей Базаревич: «Если сделал максимум того, на что способен, ты все равно победитель»
Сергей Базаревич: «Если сделал максимум того, на что способен, ты все равно победитель»

- Перед этим сезоном вы декларировали развитие игроков в качестве основной цели клуба на сезон. Сейчас попадание «Динамо» в первую четверку стало для всех большим сюрпризом. Для вас это такая же неожиданность?

– Может быть, в определенной степени. Реально оценивая составы и бюджеты, наверное, можно сказать, что мы не должны быть в четверке. С другой стороны, когда мы работаем, то стараемся добиться максимальных целей. Какого-то четкого ответа на этот вопрос у меня нет. Стало ли для меня это сюрпризом? Я, конечно, не думал, что «Локомотив-Кубань» проиграет в Красноярске. Но при этом к середине сезона, к новому году, да даже раньше стал понимать, что мы, как минимум, не хуже остальных. Не хотелось бы говорить про других, но, быть может, их бюджеты не так эффективно используются…

- Когда вы это осознали, вы придавали значение тому, чтобы оказаться в первой четверке?

– Для меня это не было так уж принципиально. Все равно решающее значение имеют матчи плей-офф. Конечно, это хорошо в плане того, что дает нам шанс сыграть с сильными командами и что мы не можем опуститься ниже четвертого места. Мы не выигрывали у больших команд в первых двух кругах. Не знаю, насколько велики наши шансы победить их сейчас: нас ждут два матча на выезде и дома с ЦСКА – с армейцами, реально оценивая шансы, можно бороться, только если показать свою лучшую игру, а ЦСКА будет иметь неважный день. Но мы будем стараться и попытаемся что-нибудь придумать в плане тактики, что бы их обыграть… Так что для нас это шанс попробовать выиграть у больших команд.

- Для «Динамо» такой календарь кажется как раз неудобным. Если вы сейчас проиграете три матча подряд, то к плей-офф команда подойдет не в лучшем состоянии. Быть может, лучше было бы соперничать с близкими по классу командами?

– Это зависит от того, как мы будет играть, а не от того, выиграем мы или проиграем. Мы – ну то есть я в первую очередь – пытаемся жить по Джону Вудену, который говорил: «Если ты сделал максимум того, что мог, то ты все равно победитель. Не важно, выиграл ты или проиграл». Нет оснований не доверять этой его формуле успеха, потому что он выиграл множество студенческих чемпионатов, стал легендой, а на его лекциях можно учиться жизни. Это зависит исключительно от восприятия. Понятно, что, когда ты ставишь себе завышенные цели, игроки (да и не только игроки, вообще все люди) теряют уверенность в себе, если не добиваются их. Нужно ставить самые высокие цели, но к большой цели идти через маленькие, промежуточные. Мы, конечно, хотим у них выиграть, но если будем хорошо выступать, то это уже будет успехом. Объективно они все лучше укомплектованы, располагают более опытными игроками, гораздо большими бюджетами. ЦСКА – одна из лучших команд Европы, может и лучшая, если смотреть на последние годы, «Химки» почти попали в восьмерку лучших команд Евролиги, УНИКС при всех их взлетах и падениях имеет солидный состав. Но для нас это скорее вызов. Мы не думаем про то, что можем проиграть.

«Не очень понимаю, почему нельзя было сыграть два круга, например. Неужели три лишние игры помешают ЦСКА подготовиться к Финалу четырех?»

- Вы вот говорите про реалистичность целей. Они меняются по ходу сезона в связи с успехами?

– Меня расстраивает, что все смотрят только на турнирную таблицу. Это же не футбол, где, как говорят, самое красивое – счет на табло, хотя я сам люблю в него играть. Здесь же есть еще игра. Мы действуем хорошо, пытаемся выжать максимум из своей ситуации, а меня спрашивают, поменяются ли цели. Цели – это к руководству. Во-первых, нельзя прыгнуть через две ступени. Во-вторых, наше дело работать и выкладываться.

- На ваш взгляд, такая схема проведения третьего круга насколько адекватна?

– Я не очень понимаю, почему нельзя было сыграть два круга, например. Неужели три лишние игры помешают ЦСКА подготовиться к Финалу четырех? Не уверен. Они сейчас сами начнут искать, с кем сыграть товарищеские матчи. Хотелось бы более вразумительной системы проведения чемпионата. Дальше опять будет непонятная пауза перед плей-офф…

- Такие паузы сильно мешают? Нельзя ли было как-то иначе составить календарь, чтобы команды регулярно не уезжали на тренировочные сборы по ходу сезона?

– Это решает федерация и департамент по проведению суперлиги. Мне трудно понять, чем они руководствуются. Я так понимаю, что в первую очередь интересами ЦСКА. Да, это важно, ведь клуб отлично представляет страну на международной арене, но мне кажется, что судить по чемпионату нужно по последним командам, а не по первым. Иметь 9 команд в чемпионате страны, в которой живут 140 миллионов, достаточно странно.

- Вы упомянули Вудена. Кого вы бы могли назвать своими учителями как тренера?

– Можно назвать многих и никого конкретно. Я работал с Пешичем и с Блаттом, они оба отличные тренеры, причем абсолютно разные. Когда играл, мне довелось – не знаю, повезло ли или нет – сменить много клубов и повидать много разных тренеров. Всех их – и тех, с кем я работал как ассистент, и тех, у кого играл, – можно назвать моими учителями. Я пытаюсь смотреть за тем, кто что делает, следить за тренерскими клиниками, но при этом найти что-то такое, что подходит в первую очередь мне… Мне нравится, как играют команды Аито Гарсии Ренесеса. Вот только я побывал на его тренерском семинаре и не очень понял, как он всего это добивается: возможно, ему сложно это объяснить в отличие от, например, Мессины.

«Читал где-то на сайте в форуме болельщиков: они там рассуждают о «Динамо» времен Ивковича. Но «Динамо» времен Ивковича это же не «Динамо», это что-то другое»

Баскетбол Аито Ренесеса – это очень интенсивная игра в плане движения. Наиболее характерно это было два года назад, когда на задней линии у него играли Рикки Рубио с Руди Фернандесом. Тогда они выиграли Кубок УЛЕБ, и на это все было приятно смотреть.

Для чего мы играем в баскетбол? Первое – чтобы побеждать, но чемпионат выигрывает одна команда, а остальные? Они тоже должны доставлять удовольствие болельщикам. Для меня это выкладываться по максимуму в каждом, даже не матче, а моменте, то, чего я требую от своих игроков, и быть узнаваемыми, иметь свой стиль. У «Динамо» всегда был свой яркий стиль. Вот, скажем, я читал где-то на сайте в форуме болельщиков: они там рассуждают о «Динамо» времен Ивковича. Но «Динамо» времен Ивковича это же не «Динамо», это что-то другое... Я знаю многих людей, хороших профессионалов, которые не могли смотреть на тот баскетбол и в итоге принципиально его не смотрели. Поймите меня правильно я очень уважаю Ивковича, он возможно самый великий тренер последних лет в Европе, его я тоже считаю одним из свох учителей: я работал в молодежной проекте ЦСКА, когда он был тренером главной команды. Всегда были открыты тренировки, и очень интересно было на них присутствовать. Он большой психолог, добивался великих побед и сейчас на европейском первенстве играл в симпатичный баскетбол с сербской сборной. Может быть, это зависело от подбора игроков, но, честно, смотреть на это нельзя было.

- Стиль сегодняшнего «Динамо» уже определился?

– Для меня – да, а команда в процессе.

- Что бы вы хотели видеть?

– Знаете, один тренер пришел в наш чемпионат и сказал: «Моя философия – это отличная защита и умное нападение». Все хотят здорово защищаться и очень много забивать. Когда я играл (и возможно, это от меня зависело в какой-то мере), мы в «Динамо» играли очень быстро и многим, наверное, казалось, да и мне самому сейчас иногда кажется, что бесшабашно, но на это было весело смотреть, мы добивались каких-то результатов, хороших результатов, имея нищую команду (два раза играли в полуфинале Кубка Европы, в пятиматчевой серии могли победить ЦСКА в 95-96 годах). Хотелось бы, чтобы команда агрессивно защищалась и так же агрессивно и очень быстро нападала, но не доводя это до экстрима, как в «Голден Стэйт», например. Хотя мне очень нравятся «Уорриорз» (и я мог оказаться там в начале 90-х, как раз когда там работал Нельсон, и очень бы хорошо вписался), и, когда они 2-3 года назад прошли в первом раунде «Даллас», выигравший регулярный чемпионат, это была фантастика. Но помимо того, чтобы играть быстро, хотелось бы иметь еще и позиционное нападение с хорошим движением мяча.

- Хвостов в качестве разыгрывающего отвечает этим целям? Он очень прибавил в этом сезоне, но способен ли он стать первым номером вашей команды?

– Скажем так, я доволен его прогрессом. Он очень хорошо начинал при Ивковиче. В какой-то момент появились большие вопросы по поводу его развития, будущего, по многим причинам, в том числе и из-за его отношения. Такое ощущение, что все, что за пределами баскетбола, интересовало его гораздо больше, чем то, что происходит на площадке. Я, работая с ним все это время и при Пешиче, и с Блаттом, а потом тренируя его в молодежной сборной, находил больше разочарования, чем удовлетворения. Но сейчас то ли из-за того, что он почувствовал больше доверия, то ли ощутил ответственность и повзрослел, он начал прогрессировать.

«Тренер должен быть разным». Это зависит от ситуации. Ты не можешь всегда быть мягким. Но нельзя все время и давить»

Я никак не мог добиться от него, чтобы он убыстрял игру. В какой-то момент он научился действовать за счет других. Конечно, я могу ошибаться. Если бы он был у другого тренера, то, возможно, тот хотел бы от него другого, но мне кажется (и думаю, я прав), если он будет более агрессивен, будет больше обострять, то будет больше создавать моментов и для себя и для партнеров. Ему не хватает физических данных, чтобы завершать атаки в районе кольца в позиционном нападении. Но он быстрый и должен это использовать, его шанс на открытой площадке. Он двинулся в этом направлении. Если дальше так пойдет, он станет более результативным игроком, что поможет и его партнерам в плане пространства. Самое главное он видит поле и готов отдать хорошую передачу. Сейчас часть вопросов он снял. Если он не удовлетворится тем, чего сейчас достиг, то будет прогрессировать и дальше. Это зависит от него – он должен вцепиться в эту возможность, как в жар-птицу. У него есть свои достоинства, но есть и недостатки . Если он уберет свои недостатки и разовьет достоинства, то может играть на высоком уровне.

- Многим очень запомнилась история после матча с ЦСКА, когда вы отправили команду на тренировку. Тренер Базаревич – это тренер-диктатор или тренер-демократ?

– У каждого свои ожидания от игрока, тренера. Каждый меряет на себя. Сторонники жесткой линии (особенно в нашей стране, приученной к диктаторскому стилю руководства) говорят «вот молодец» или удивляются: «А что вот он не кричит на них? Спокойно разговаривает». Закричал же, значит, молодец. Другие наоборот считают тебя чересчур эмоциональным, не выдержанным, давящим на игроков или судей. Евгений Яковлевич Гомельский, которого тоже можно назвать моим учителей (хотя я не работал с ним как с тренером), сказал хорошую вещь: «Тренер должен быть разным». Это зависит от ситуации. Ты не можешь всегда быть мягким. Но нельзя все время и давить. Если все время давишь, то игроки привыкают к этому и перестают воспринимать. Это уже для них не стресс: ты орешь-орешь, а им все равно. Сам попадал в такую ситуацию: через какое-то время уже не обращаешь внимания. Мне кажется (хотя мне трудно себя оценивать со стороны), я достаточно справедлив. И считаю это своим плюсом. Ты тренируешься, играешь (конечно, присутствует много всяких вводных) и получаешь шанс. Я даю людям шансы. Что касается той тренировки, то мы плохо играли, но это бывает, плюс ЦСКА часто вынуждает тебя играть хуже твоего уровня, но я не увидел у ребят огня в глазах, была какая то обреченность, не было той самой максимальной самоотдачи, когда сделал все, что мог и сил уже нет ни на что. И тренировка та им это показала. Это был как урок для нас. И я надеюсь мы его выучили.

- В начале сезона многие отмечали, что «Динамо» похоже на команду НБА: есть два лидера, и вся игра идет на них. Сейчас как-то удалось перестроиться. Вы согласны с такой оценкой и ставили ли вы себе цель отказаться от такой игровой формулы?

– Дело в том, что, во-первых, я не знал до конца возможности игроков, которые пришли. Во-вторых, большинство наших игроков сидело на скамейке в прошлом сезоне в других командах или в нашей команде, им нужно было время и доверие. Чтобы начать исполнять другие роли, почувствовать ответственность. Сразу все не делается. Это все весьма сложно. И у нас был один Быков, который создавал ситуации для других. Поэтому со стороны все так выглядело. Мы вынуждены были делать так, чтобы у него были все условия, дабы он создавал ситуации для себя и для других, а все выглядело так, как будто играют два человека, а все остальные на них смотрят. Хотя если у тебя есть Джордан или Кобе Брайант, наверное, их надо больше задействовать?! Для них надо создавать больше возможностей, а не держать где-то в углу. Это все зависит от состава. Потом все начало меняться: пришел Швед, который может создать ситуацию для других, Хвостов и Жуканенко прибавили, Домани начал напоминать себя прежнего. Конечно, команда стала менее предсказуемой, против такой команды сложнее играть, когда ее действия не зависят от одного-двух человек.

«Съездив в НБА ненадолго, я сразу сказал, что нужно вводить 24 секунды – то, что здесь происходит, смотреть невозможно, сидишь и спишь»

- Вы затронули тему НБА. Насколько я понимаю, тренеры в России и в Европе не очень пристально следят за американской лигой. Для вас важен опыт заокеанского баскетбола? Те изменения в правилах, которые сейчас последуют, заставят пересмотреть взгляд на американскую тренерскую мысль и привлекут ли больший интерес к баскетболу НБА?

– В бытность мою игроком для меня баскетбол НБА был гораздо более симпатичен, чем европейский баскетбол. Потому что всегда считал, что европейский баскетбол – скучное зрелище. Съездив туда ненадолго, я сразу сказал, что нужно вводить 24 секунды – то, что здесь происходит, смотреть невозможно, сидишь и спишь. Тем более, когда Малкович с «Лиможем» в 93 году выиграл Кубок чемпионов, и все стали так играть, набирая по 50 очков, это было совершенно невыносимо. С тех пор много воды утекло. Мне кажется, баскетбол в Европе сильно прибавил, в Америке сильно сдал.

Многие говорят: «Зачем смотреть НБА? Нужно смотреть NCAA. В студенческой лиге играют именно тренерские команды. Баскетбол более похож на Европу». А я все время смотрел НБА, и студенты совсем меня не интересовали. С другой стороны, я больше начал интересоваться клиниками и тренерскими семинарами – у тренеров там есть интересные вещи. Собственно, поэтому они и великие, поэтому они и работают со студенческими командами и не хотят никуда уходить. В такой работе совершенно иной кайф. В какой-то момент баскетбол в НБА изменился. Со стороны создается впечатление, что там много свободы, все играют сами по себе, но это не так: когда я там был (хотя, может, это зависело от тренера), то убедился в том, что дисциплины хватает. Просто больше используют индивидуальные качества игроков. Плюс в этом есть элемент маркетинга.

Мне кажется, в последние годы в НБА перестали играть в защите, по крайней мере, по сравнению с тем временем, когда я там был. Изменения в правилах как-то должны изменить игру. Я думаю над этим, но пока не до конца понял, как. В ближайшее время постараюсь понять. И надо будет более пристально посмотреть на НБА, потому что все-таки это движение в ту сторону. Не до конца, но в ту сторону. Думаю, что не надо ограничиваться здесь полумерами. Раз уж решили идти туда, то и надо идти. А то получается, что решают делать, как они, но все же оставляют минимальные различия. Делайте уже до конца.

«Нельзя так говорить, что, мол, подрались и отлично»

- Вы уже упомянули Быкова, Шведа, Хвостова и Жуканенко. Кто-то из ваших игроков превзошел ваши ожидания?

– Я уже говорил о Жуканенко. Он вышел на другой уровень, но теперь мне хочется от него уже большего. У меня другие к нему требования, поэтому я не всегда доволен. Его потенциал выше, чем то, что он показывает сейчас. Ему надо сильно упереться. Знаете, многие отмечают прогресс новых для нас или молодых игроков, а если взглянуть на статистику, то больше всех прибавили Моня с Быковым, плюс они еще и выросли в лидеров. И это вообще замечательно, так как это был наш внутренний резерв, да и сборная России получит игроков гораздо более высокого качества.

- Что скажете по поводу Антона Глазунова? В начале сезона вы выпускали его в старте, а потом он потерялся…

– Дело в том, что Антон (я его тренировал до этого) мне очень импонирует. Мне нравятся такие люди, не имеющие никаких данных, маленькие, которые за счет собственного характера, отношения к игре, страсти заставляют испытывать к себе уважение. Два сезона в суперлиге Б явно не пошли ему на пользу. В какой-то момент после неудачного старта он потерял уверенность в себе да и трудно сразу начать управлять людьми, многих из которых ты видел до этого только по телевизору. Плохие привычки из суперлиги Б все время вылезали и не давали ему нормально сыграть. И это очень сказалось на его моральном состоянии. Видимо, у меня были другие ожидания, и у него тоже. Рад, что справляется с этим. Этот сезон для него сложный, переходный. Было бы идеально, если бы он играл больше. В начале сезона он был лучше, чем Хвостов. У Хвостова в какой-то момент что-то щелкнуло, и он решил, что должен доказать на тренировках, что он лучше. И стал лучше. По справедливости он вытеснил Антона из первой пятерки и показал, что он основной первый номер. Антон мне очень симпатичен как игрок и человек. Надеюсь, что он выйдет на хороший уровень.

- Под плохими привычками суперлиги Б вы что имеете в виду?

– Там очень многое прощается. Там плохо защищаются. Это беда всего российского баскетбола. По крайней мере, была. Влияние больших тренеров сейчас сказывается. Российские игроки прибавляют в этом: многие играют лучше иностранцев в обороне. Там же все весьма приблизительно. Мне довелось работать в суперлиге Б. Может, сейчас и стало получше, конечно. Но то, что Глазунову сходило с рук в Магнитогорске, здесь у него не получается. Те мячи, которые попадали там, не выходят здесь. Да и в защите он лимитирован из-за роста и массы: сталкиваясь с габаритными игроками, он испытывает сложности.

«Если смотришь фигурное катание или прыжки с шестом, то интересны лишь те, кто борются за призовые места. В баскетболе интересна сама борьба»

- В последнем интервью вы сказали, что в этом сезоне все складывается относительно хорошо, в Кубке Европы где-то совсем немного не получилось, где-то не повезло… Какие-то свои ошибки вы могли бы выделить?

– Ошибаются все. Баскетбол – игра ошибок. Были матчи, в которых нужно, наверное, было сыграть по-другому. Например, с «Црвеной звездой» в Москве нужно было последнюю атаку построить иначе… С другой стороны, отбейся мы в защите тогда, мы бы все равно выиграли. Но неправильно выполнили установку. Перед игрой с «Химками» в Химках я, например, переусердствовал с тренировками. У меня такое ощущение, что мы не были идеально готовы. Я явно погорячился с одним днем. Можно еще набрать, наверное. Так что ошибки есть и будут, не ошибается тот, кто ничего не делает. Я пытаюсь работать по максимуму и избежать каких-то глобальных ощибок. Это пока, кажется, получается.

- История с Краснодаром, после которой вы встали на защиту игроков, как-то сплотила команду или прошла незамеченной? Или вы наоборот постарались забыть о ней.

– Такое не может пройти незамеченным. Это огромный стресс во всех отношениях. Надеюсь, что мы сделали какие-то выводы – что надо быть сдержаннее и так далее... Мне кажется, что из той ситуации мы скорее вышли с плюсом. Нельзя так говорить, что, мол, подрались и отлично. С одной стороны, мы не должны были это делать. С другой, то, как нас там засудили, было настолько вопиюще несправедливо, и игроки постояли друг за друга, и, мне кажется, мы все сделали правильные выводы. Мы вышли из той ситуации более зрелыми.

- Поначалу вы обижались на невнимание прессы к команде. То, что внимание мало, а трибуны пусты, это до сих пор задевает? Или, может, удивляет?

– В большей степени удивляет. Я еще раз понял, что все хотят прийти на успех. Может, это в Москве так. Страсти, любви к игре нет. Присутствует много какого-то негатива: раньше говорили, что, мол, много иностранцев, плохо. Теперь пришли российские игроки, ребята с нашего двора, приходите посмотрите, как они играют. Говорят: «результата нет». Иностранный тренер плохо, российский – тоже плохо. Сначала все говорят о патриотизме, потом патриотизм не нужен, нужен результат. Раньше были иностранцы, и не было результата, теперь русские, и нужно все выиграть. Но так же не бывает! Надо сначала что-то вложить – усилия, материальные средства – и лишь потом будет результат. Купить все невозможно, или это будет стоить очень дорого. Но можно, наверное, так некоторые делают. Думал, что возникнет больший интерес за счет внимания к молодым игрокам. С другой стороны, нужно завоевывать любовь болельщиков. Мы это понимаем и пытаемся играть в интересный баскетбол с максимальной самоотдачей.

- «Динамо» что-то делает для этого. Вы стали проводить матчи в 13.00 с тем, чтобы больше народу ходило, может, планируется еще какие-то меры? Не странно, что клубы что-то делают, а федерация нет, и интерес к чемпионату все уменьшается?

– Мне кажется, интерес к чемпионату снизился, потому что уровень стал похуже. Нет звезд. Нет Дельфино и Гарбахосы, Хансена, Нахбара, Лавриновича – но они и не играли на том уровне, какого все от них ждали. Сейчас таких звезд нет, а борьбы в чемпионате стало гораздо больше. И матчей интересных больше. Чем хорош баскетбол? Можно смотреть матчи средних команд, но, если в них есть борьба, то все равно это интересно смотреть. Если будет непредсказуемый результат, то это интересно. Если смотришь фигурное катание или прыжки с шестом, то интересны лишь те, кто борются за призовые места. В баскетболе интересна сама борьба.

«Одной рукой даем российским игрокам заработать больше, хотим как будто бы, чтобы они развивались, но при этом не даем им игровой практики, ограничивая количество матчей»

Да, клубы что-то делают. Но, к сожалению, мы не баскетбольная страна. В Красноярске ходят, еще где-то. Жалко нет команды в Перми, там был интерес. В Москве гораздо труднее это сделать, потому что нет такого земляческого отношения. В Америке, когда я играл в Атланте, приходило на стадион 11 тысяч – вторая худшая посещаемость в лиге. Я спрашивал, почему не собирают 20-тысячник? И мне сказали, что в Атланте много людей, которые не родились там, а приехали жить. Они до сих пор болеют за команды из тех мест, откуда приехали. Люди продолжают болеть за университеты, которые закончили. В Индиане я видел дедушек и бабушек, которые приходят на стадионы в цветах своей команды – видимо, они давно болеют. Здесь же этого нет. У нас отличный дворец, но до него трудно добраться. Наверное, сюда должны ходить жители Крылатского, но нет самоидентификации. Сложно себя ассоциировать с «Динамо».

- Как вам вообще этот чемпионат? Какие бы вы выделили плюсы и минусы?

– В качестве плюса я бы выделил то, что стало больше борьбы, непредсказуемых результатов. Хотелось бы большего. Например, как в Испании или в Италии. Там каждый может выиграть у каждого. В Италии, правда, уровень стал похуже по сравнению с тем временем, когда я там играл, и «Сиена» теперь никому не проигрывает. У нас мне кажется, что большая часть команд, кроме первых трех равны. Это плюс. Минус – это не очень адекватная система проведения. Минус – малое количество команд, малое количество игр. Мы с одной стороны, вводим лимит на легионеров (два русских на площадке). Для чего? Чтобы русские игроки развивались. С другой же, сокращаем количество игр. Каждый матч становится решающим, никакой тренер не выпустит не опытного игрока в таких условиях. Если было бы 30 матчей, то результат одной игры был бы гораздо ниже. Можно было бы рискнуть, поставить игрока помоложе. Получается, что одной рукой даем российским игрокам заработать больше, хотим как будто бы, чтобы они развивались, но при этом не даем им игровой практики, ограничивая количество матчей. Игр должно быть больше. Да, есть ЦСКА, чьи интересы превалируют, но у них же есть большая скамейка, они могут использовать большое количество игроков. Проиграют одну-две игры, для всех будет хорошо.

«Хочется объективного судейства: сейчас многое решается за пределами площадки»

Ну и хочется объективного судейства: сейчас многое решается за пределами площадки.

- В следующем сезоне «Динамо» готово выступать в лиге ВТБ?

– Да, но хотелось бы понять систему.

- Говорят, что там будет чуть ли не 20 команд, в том числе из Финляндии…

– Я вот этого совершенно не понимаю. С одной стороны, это, как КХЛ, обеспечивает больший интерес. С другой, зачем развивать кого-то за счет российских клубов? Должна быть четкая грань. Мне кажется, на постсоветском пространстве не так много клубов, которых можно было сравнить по уровню с российскими. «Летувос Ритас», «Жальгирис». В Балтийской лиге третья команда это «Вентспилс». Ну и что? Играли мы с ними товарищеский матч, выиграли без особых проблем. На Украине одна, две команды – у них там все время что-то непонятное происходит. И все. При этом я вот разговаривал с одним человеком. Он мне сказал, что ему было бы интереснее прийти посмотреть, как «Динамо» играет с «Жальгирисом», нежели с «Енисеем». Потому что у Красноярска имени нет. Может быть, стоило бы больше раскручивать российский чемпионат и поднимать команды из низшей части? Нужно иметь большее количество матчей, чем есть сейчас. Если бы это было в рамках чемпионата, отлично. Если в рамках лиги ВТБ с интересными командами, тоже хорошо, но не финскими командами...

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы