Карриозный монстр

Будучи одним из главных претендентов на восточное главенство и постоянным фигурантом пула потенциальных чемпионов, «Детройт» в последние годы постоянно привлекал к себе повышенное внимание прессы и болельщиков. Нынешний сезон – не исключение. Пожалуй, даже наоборот: с приходом нового главного тренера и переездом в Мичиган Аллена Айверсона от «Пистонз» ждут если не чудес, то уж топ-выступлений наверняка. Но даже после перевала через экватор чемпионата «поршни» не выглядят единым механизмом. Почему? Ответ на этот вопрос пытается предложить Sports.ru.

Карриозный монстр
Карриозный монстр

По сути, баскетбольные операции, осуществленные кадровым гуру «Пистонз» Джо Дюмарсом в 2007-м и 2008-м (с рядом оговорок относительно трансфера Ответа), являлись образцовыми. Что драфтовые, что трейдовые выборы носили точечный характер и имели целью усилить слабое звено в атакующей либо защитной линейке. Даже тренерская рокировка, увенчавшаяся воцарением на троне Майкла Карри, была, скорее, не революционной, а эволюционной: от нового наставника требовалось лишь усовершенствовать базовые тактические наработки, немного разнообразить нападение и путем вовлечения в ротацию перспективного молодняка помочь ветеранскому костяку вернуться на чемпионский уровень-2004… С самого начала коуч избрал иной вектор работы, неординарно восприняв идею использования тактических инноваций. Собственно, ряд ошибок, которые сейчас попробуем проанализировать, и привели «Пистонз» к кризису. Апогеем пике стало открытое письмо фанатов команды, опубликованное на мичиганском портале Need4Sheed.com с просьбой Карри добровольно оставить пост.

Апогеем пике стало открытое письмо фанатов команды, опубликованное на мичиганском портале Need4Sheed.com с просьбой Карри добровольно оставить пост

Ошибка первая. Тактический гопак. Наставник отказался от традиционной ставки «Пистонз» на оборону и пытался привить подопечным некий промежуточный вариант, в котором на чужой половине площадки основные задачи отводились одной группе людей, а на своей – другой. Для адаптации под необычные схемы формировались эдакие симбиозные пятерки, где Уиллу Байнэму или Аррону Аффлало (а порой даже Алексу Акеру!) вменялось в обязанности больше возиться с мячом в атаке, а Рашиду Уоллесу и Тэйшоуну Принсу чистить огрехи напарников в обороне. Разделение труда далеко не всегда облагораживало команду. Скажем больше, потуги некоторых индивидуумов впрячься в неведомые доселе роли (речь о Кваме Брауне, которого наигрывали в качестве подвижного «столба») вовсе выбивали «Детройт» из худо-бедно накатанной колеи. Разумеется, дисбаланс в ротации также обильно «плодоносил»: задняя линия перестала представлять собой угрозу, поскольку постоянная перетасовка «малышей» после пары ошибок сбивала прицел как старожилам НБА (Хэмилтону), так и европейским «возвращенцам» (Акеру).

Ошибка вторая. Вредная полифония. Не добавляли стабильности команде и постоянные метания Карри (еще до обмена Чонси) в предмете распределения ведущих ролей. То комбинации завязывались на фигуре Биллапса, то инициатива перекладывалась на плечи Принса, производя того из разрушителя в пойнт-форварды, то акцент атак вовсе переносился на передний край, где тренер пытался создать ударный сдвоенный центр, исключая возможность использования «дабл-тим» соперниками… А воз где стоял, там и остался: результата не было. Порой парадоксальность ситуации убивала: выигрывая сражения у лидеров конференции и демонстрируя класс, «поршни» умудрялись бездарно сливать матчи сопоставимым по классу соперникам.

Как кажется, лучше всего стратегическую недальновидность Карри подчеркивало постоянное движение Тэя Принса по вертикали. В универсализме парня сомнений нет: на пекинской Олимпиаде в течение всего двух недель форвард продемонстрировал образцовую оборону против вторых, третьих и четвертых номеров соперника, исходя из заданий Майка Кшишевски. Но столь же бесспорна наибольшая продуктивность баскетболиста на родной позиции легкого форварда. Помочь при пик-н-роле, увести к «усам» страхующего «большого», отметиться средним или дальним броском после диагонали от «малыша», пошедшего под кольцо, – в девяти из десяти случаев действия Принса в подобных ситуациях завершаться успехом. Спрашивается, зачем создавать дополнительные трудности Тэю, выставляя его непривычно в «лоу-пост» вместо того, чтобы искать напарника Рашиду Уоллесу среди номинальных тяжелых форвардов и уже под ладно скроенный тандем искать тактическое решение?

Ошибка третья. Попытка соединить несовместимое. Изменить отношение к происходящему Карри вынудили две вещи — приход Аллена Айверсона и появившиеся слухи о возможной отставке. Специалист понял, что дальнейших чудачеств ему не простят, и вернулся к лекалам Флипа Сондерса. Команда снизила процент авантюрных действий, скоординировав основные усилия на разрушении. В нападении стала равномернее распределять нагрузку между профильными снайперами. Очистилась от скверны ненужных замен, четко определив ватерлинию между главными действующими лицами и второстепенными. После чего… столкнулась с противоречиями прошлого года, усугубленными чрезвычайно медленной вживаемостью Эй-Ая в игровую модель! К старым болячкам – предсказуемости атаки, невозможности варьировать темп и использовать аритмию, а также предпочтениях работы вторым номером – добавилась новая. Но отнюдь не менее глобальная – невозможность найти грамотное применение одному из искушеннейших в сфере набора очков в НБА человеку.

Казалось бы, в теории все должно работать. Рипу более привычно бросать из-под заслона, много перемещаться без мяча, барражируя на ленточке между «усами» и дугой, а также пользоваться ошибками страхующих, «сваливающихся» вниз либо просто уходящих к центру. Аллен же предпочитает чаще держать мяч, самостоятельно искать момент и позицию для броска (здесь уже не ты ищешь мяч, а партнеры выстраивают коридоры для владеющего), активно идет под кольцо. То бишь у тренера есть два совершенно непохожих по стилю «малыша», которым необходимо лишь оперативно доставлять мяч при переходе через центральную линию. Собственно, для умницы Родни Стаки решать подобные задачки все равно, что выщелкать пакет орешков…

На деле все получилось куда плачевнее. Ответ, привыкший тянуть одеяло на себя, постоянно передерживал мяч, замедляя атаки. При этом партнерам приходилось по нескольку раз повторять одни и те же забегания, к которым обороняющиеся довольно быстро приноравливались. Из чистого любопытства понаблюдайте, в скольких атаках «Пистонз» Эй-Аю приходилось бросать на последних секундах владения из крайне неудобных позиций просто потому, что он не имел иных вариантов. Уверяю, вы сами удивитесь! Для Хэмилтона же смерти подобным оказалось отсутствие баскетбольного интеллектуала Биллапса. Все реже пускались в ход излюбленные заслоны, трафик на дуге (на сильной стороне в особенности) осложнял нахождение позиции для броска да и партнеры, сказать по правде, стали реже награждать Рипа мячом в позиционных розыгрышах. В итоге, Карри остался у разбитого корыта: КПД потенциально бронебойных орудий едва хватало на взлом обороны скромных аутсайдеров. Слава богу, хоть сметливый Стаки принялся регулярно ходить в чужие тылы, пользуясь повышенным вниманием противника к звездным коллегам по амплуа.

Анархия в задней линии в одночасье превратила Рашида Уоллеса из «икс-фактора» в ничего не решающего стареющего центра

Ошибка четвертая. Низы не хотят — верхи не могут. Анархия в задней линии в одночасье превратила Рашида Уоллеса из «икс-фактора» в ничего не решающего стареющего центра. При Биллапсе перевод мяча по вертикали являлся одним из самых грозных оружий «Пистонз»: что внутрь, что наружу снаряд перемещался быстро и точно, вынуждая оборону оппонента складываться в гармошку, дабы поспеть за геометрией мичиганских атак. Сейчас прямолинейность едва ли не самая характерная черта моделей «Детройта», отбросившая их на 21-ю (!) позицию в таблице атакующей эффективности. При таких раскладах медлительному в свои 34 Шиду, вдобавок страдающему от рецидивов травм, тяжело противодействовать высоко «садящимся» соперникам. Те легко читают один-два варианта потенциальной передачи и максимально осложняют прием, не говоря уже о развороте и возможности атаки лицом к кольцу. Схожая проблема у Амира Джонсона: правда, в случае с юношей сказывается не возраст, а слабая работа ног. Кстати, из-за этого нападающий склонен к получению фолов: проигрывая в начале движения, остановить визави он успевает лишь ценой нарушения правил. Статистика утверждает, что Джонсон получает персональное замечание каждые пять с половиной минут: хуже показатели лишь у дебютанта «Индианы» Роя Хибберта. О Кваме Брауне речи вовсе не идет: человек, реализующий 38,5 процента бросков с линии, по умолчанию не может быть полезен под чужим кольцом. Особенно, если он третий сезон подряд держит планку попаданий с линии ниже отметки в 44 процента (глядишь, так и имя Бена Уоллеса в скором времени сотрется из клубной истории!).

Кого откровенно жаль, так это Джейсона Максьелла. При использовании Карри «легкой» пятерки один из самых успешных мичиганских форвардов выглядел собственной бледной тенью. Ошибок в обороне, подобных тем, что он творил на стыке годов, в его исполнении не могли с ходу вспомнить даже ярые поклонники дружины. В атаке же 54,4 процента реализации бросков с игры не вдохновили Карри, из-за чего парень угодил в глубокий резерв, теряя время в пользу «деревянного» Джонсона. Хотя, признаться откровенно, с тем, каким трудом Джейсон выцарапывал себе мяч для атаки, регулярно пополнять очковую копилку команды крайне сложно.

Не знаю, что говорит Карри этому парню в раздевалке, но замедленный просмотр атакующих комбинаций «Детройта» наводит на единственную мысль: мистера Макди просят держаться от завершения подальше

Наконец, Антонио Макдайесс. Не знаю, что говорит Карри этому парню в раздевалке, но замедленный просмотр атакующих комбинаций «Детройта» наводит на единственную мысль: мистера Макди просят держаться от завершения подальше. Мол, у нас есть, кому стучать мячом о пол и забрасывать. Твое дело – чистить авгиевы конюшни под щитами (то бишь, бороться за все, что отскакивает). Ветеран подобный подход не оспаривает, хотя его комплекцией, опытом и умением оказаться в нужное время в нужном месте, на мой взгляд, не пользоваться на чужой половине просто грешно.

Парадокс, но вроде бы верный курс на оздоровление, оформленный разведением по разные углы Айверсона и Хэмилтона плюс укрепленный отказом от активного использования Брауна, лишился выдержки уже к концу января. Отменный персональщик Арон Аффлало, выпускавшийся из УКЛА с репутацией первоклассного «нейтрализатора», маринуется на скамейке, пока Ответ гоняется за проворными снайперами. Гроза европейской дуги Акер получает «мусорное время» в моменты, когда у звездных защитников, выхолощенных двумя играми подряд, не клеятся элементарные открытые броски. Логика тайм-аутов и замен порой столь же необъяснима, как комбинации, «заряжаемые» на решающую атаку во встрече… Вы скажете: «Несправедливо вешать всех собак на одного человека — главного тренера. Все-таки именно игроки выходят на площадку и делают результат. По большей части именно они ответственны за итоговый счет на табло». В большинстве случаев это действительно так. Но «Детройт» — это уникальный клуб, механизм, конструировавшийся годами. И здесь стоит одной детали выпасти из общего процесса, как стопорится все движение. Особенно если на этой детали замыкаются все узлы.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы