Дембельнуться за океан

Дэвид Андерсен стал одиннадцатым экс-армейцем, карьера которого продолжилась в лучшей лиге мира. В связи с переездом австралийца в Техас Sports.ru вспоминает, как сложились игровые судьбы его красно-синих предшественников.

Дембельнуться за океан
Дембельнуться за океан

Александр Волков («Атланта», сезоны-89/90 и 91/92)

(149 матчей, 16,5 минуты, 6,8 очка, 2,6 подбора, 2,2 передачи, 0,7 перехвата)

Как известно, Александр Волков стал одним из первых представителей Советского Союза в НБА. Он же был первым армейцем, которому довелось открыть Новый Свет. Впрочем, «армейцем» игрока, навсегда преданного «Будивельнику», можно назвать лишь условно: сам Волков никогда не скрывал, что пребывание в ЦСКА не было для него ни почетной обязанностью, ни особенной радостью, оно просто было продиктовано суровыми законами времени. В 86-м украинский форвард был призван в вооруженные силы и попал в команду Александра Гомельского. В составе легендарного клуба Волков дважды играл в финалах союзного первенства: проиграл золото «Жальгирису» в первом, выиграл – во втором. И сразу же после этого закрыл армейскую страницу и перебрался обратно в Киев.

Как ни странно, ключевым импульсом к переезду за океан явилась не золотая сеульская Олимпиада, где сборная смяла сопротивление американцев и югославов, а связка Волкова и Сабониса на передней линии стала тем фундаментом, на котором была основана та победа. Вопрос о передислокации решился годом позднее, когда нападающий уже стал чемпионом в составе «Будивельника», но произошла она именно благодаря его пребыванию в ЦСКА: перед следующим сезоном «Атланта» Майка Фрателло совершала вояж по Советскому Союзу, погостив в Тбилиси, Вильнюсе и Москве. Лидер сборной в товарищеском матче положил в корзину «Хоукс» 37 очков, мгновенно спровоцировав заинтересованность заморских гостей, которые выбрали его под общим 137-м номером на драфте-86. Последняя нашла отражение в нескромной сумме в 2 сотни тысяч долларов, которые хозяин команды из Джорджии Тэд Тернер занес кому надо.

Понимая все плюсы Волкова, Фрателло выпускал советского легионера со скамейки на замену 34-летнему уже тогда Мозесу Мэлоуну, стараясь более рационально использовать его потенциал. Между двумя сезонами с «Хоукс» пришелся чемпионат мира в Аргентине, который Волков отыграл на уколах. Он стал одним из первых иностранных баскетболистов, заставляющих нервничать руководство клуба: после чемпионата ему предстояла серьезная операция, которая перечеркнула намечающийся сезон целиком. Следующий год обещал стать настоящим испытанием, но для Волкова все довольно неожиданно сложилось удачным образом: из-за травмы из строя выбыл Доминик Уилкинс, и первопроходец не только получил гораздо больше игрового времени, но и почти на треть сезона оккупировал место в стартовой пятерке. Украинскому форварду удалось завоевать доверие Фрателло и помочь команде со скамейки, но на этом сотрудничество прекратилось: несмотря на то, что игроку предлагали новый контракт, он предпочел отправиться покорять Европу, оказавшись в солнечной Калабрии.

Сергей Базаревич («Атланта», сезон-1994/95)

(10 матчей, 7,4 минуты, 3,0 очка, 0,7 подбора, 1,4 передачи)

Вторым представителем ЦСКА за океаном также стал весьма неоднозначный «армеец». Сергей Базаревич, сейчас ассоциирующийся исключительно с другим московским коллективом, провел первые пять лет карьеры в армейском клубе, откуда лишь в 88-м перешел в «Динамо». Потом были два года в Турции и блистательное выступление на чемпионате мира 94 года, где Базаревич был основным разыгрывающим российской сборной. Команда Сергея Белова в финале по всем статьям уступила «Дрим Тим»-2, а выступление плеймейкера, который оказался в символической сборной турнира и уступил звание самого ценного игрока какому-то сорванцу по имени Шакил О’Нил, произвело впечатление на заокеанских скаутов. Базаревич дерзнул попробовать силы в лучшей лиге, но довольно скоро навсегда расстался с мечтой покорить недосягаемые вершины лучшей игры с мячом. Для этого ему потребовалось 10 матчей, после которых последовало отчисление из стана «Хоукс». Затем была Испания, снова «Динамо», снова ЦСКА, снова Турция, снова ЦСКА ну и так далее.

Андрей Кириленко («Юта», 2001 – по настоящее время)

(581 матч, 31,0 минуты, 12,4 очка, 5,8 подбора, 2,8 передачи, 1,4 перехвата, 2,2 блок-шота)

Андрей Кириленко – тот, кто олицетворяет НБА для российского болельщика. В ЦСКА форвард «Юты» провел всего три сезона, но при этом связал себя с армейским клубом, как кажется, на всю жизнь. С точки зрения карьеры пребывание там стало логичным трамплином, выведшим Кириленко на широкие просторы большого баскетбола: игра вундеркинда вышла на европейский уровень, и Андрей из ловкого паренька, лидирующего по статистическим показателям в санкт-петербургском «Спартаке» и выигрывавшем конкурсы по броскам сверху, превратился в того, кто начал оправдывать авансы. Но при этом было в этом что-то большее: поддержка со стороны армейских ветеранов, принятие в мир российского баскетбола, дружеские отношения и особенная атмосфера – тогда закладывался тот фундамент, который и по-прежнему остается значимым для Андрея, заставляя его в межсезонье тренироваться в Москве и привлекая на сборы национальной команды.

Когда Андрей только выставил свою кандидатуру на драфт в 99 году и стал самым молодым европейским игроком, выбранным клубом НБА, никто еще и не думал, как сложится дальше. Отъезд в 2001 был абсолютно логичным, совпав с началом недолгого периода безвременья в армейском клубе. А дальше жизнь уже начала обгонять мечту: Кириленко повезло застать легендарную эпоху, поиграть в одной команде с легендами «джазменов» Карлом Мэлоуном и Джоном Стоктоном, поставить блок-шот второй раз вернувшемуся в НБА Майклу Джордану, и наконец, когда в 2003 Стоктон повесил кроссовки на гвоздь, а Мэлоун отправился в «Лейкерс» в надежде на хоть какой-нибудь завалявшийся перстенек, именно Кириленко стал лидером клуба. За время выступления в «Джаз» он собрал коллекцию индивидуальных наград, оказавшись избранным в символическую сборную новичков (2001/02), во вторую символическую пятерку по игре в защите (2004/05), став лучшим в лиге по блок-шотам в среднем за матч (3,32 в сезоне-2004/05), несмотря на травму кисти, из-за которой провел всего 41 игру в регулярном чемпионате. В итоге в 2004 году Кириленко подписал шестилетний контракт с «Ютой» на сумму 86 миллионов долларов – по сей день он является самым высокооплачиваемым игроком клуба. ЦСКА продолжал оставаться в сердце Андрея. Уже тогда Кириленко всегда говорил, что приедет заканчивать карьеру именно в армейский клуб. А когда через пару лет в «Джаз» положение дел существенно изменилось (из-за смещения акцента в сторону Карлоса Бузера, Дерона Уильямса и Мехмета Окура), и Андрей, почувствовавший себя некомфортно в новой роли, после триумфального Евробаскета-2007 вступил в открытую конфронтацию с главным тренером, Михаил Прохоров задумался о возвращении лучшего российского баскетболиста. Конфликт, названный потом недопониманием, удалось загладить: Слоун пообещал больше использовать игрока, а Кириленко смирился с новыми обстоятельствами – но все равно малейшие шероховатости в отношениях между ними мгновенно порождают разговоры о возвращении в Европу – и вряд ли кого-то удивляет, что аббревиатура из четырех букв фигурирует в качестве основной возможности для продолжения карьеры в Старом Свете.

Расти ЛаРу (до ЦСКА – «Чикаго» (1997-2000), после – «Юта» (2001-2002), «Голден Стэйт» (2003-2004)

(98 матчей, 16,0 минуты, 5,0 очка, 1,6 передачи, 1,3 подбора, 0,6 перехвата)

Человек, который играл в одной команде с Джорданом, стал одним из тех, кто был частью потока первых американских первопроходцев, хлынувшего в начале 2000 годов в российский чемпионат. Собственно, тогда казалось, что знакомство с 23-м номером (вкупе с чемпионским перстнем) было главной рекомендацией защитнику. Пробившись в НБА через низшие лиги, ЛаРу после того, как перестраивавшийся «Чикаго» так и не предложил ему новый контракт, довольно легко отправился на край света, откровенно признаваясь, что не знает о России ровным счетом ничего. Уговорил ЛаРу его тогдашний агент Сергей Тараканов. Расти был одним из игроков ротации, но особых лавров себе не снискал: под конец чемпионата, когда ЦСКА играл за третье место с «Локомотивом», игрок отбыл домой «по ряду причин семейного характера», выразив надежду, что Падиус и Куделин как-нибудь справятся и без него. Дальше был небольшой период в «Юте», очередная командировка в Европу, на сей раз в Италию, и наконец последняя попытка зацепиться за мечту – несколько матчей за «Голден Стэйт» и межсезонье с «Бостоном». После очередного отчисления Расти предпочел сосредоточиться на тренерской работе с подрастающим поколением.

Гордан Гиричек («Мемфис», «Орландо», «Юта», «Филадельфия», «Финикс», 2002-2008)

(384 матча, 23,0 минуты, 9,6 очка, 2,5 подбора, 1,5 передачи, 0,6 перехвата, 0,1 блок-шота)

Хорват провел в ЦСКА лишь один сезон, пришедшийся на неудачный (по армейским меркам) сезон-2001/2002, но навсегда остался в памяти каждого болельщика. Команда того времени основывалась на нескольких определяющих фигурах: Валерий Тихоненко делал ставку в атаке именно на Гиричека, которому был открыт карт-бланш. Несмотря на все проблемы клуба, сам защитник однозначно занес его себе в актив. Отличные статические показатели, статус команды, которая все же поборолась, хоть и безуспешно, за выход в Финал четырех Евролиги, физическое доминирование над большинством оппонентов – тогда хорват вышел на пик, и было очевидно, что настал момент попробовать силы за океаном. Провожали хорвата, как не странно, тепло, а он сам отвечал взаимностью, неоднократно объясняясь в любви к клубу и болельщикам, называя год в ЦСКА лучшим в карьере и обещая вернуться только сюда и когда-нибудь сыграть в компании с Кириленко.

Действительность внесла определенные коррективы. Блестяще стартовав с 29 очков в первом же матче за «Мемфис», Гиричек провел сезон на хорошем уровне и даже прибавил, оказавшись по ходу сезона в «Орландо». Но его достаточно стабильно развивавшаяся заокеанская карьера оказалась загублена тем самым человеком, который чуть было не закрыл лигу для Андрея Кириленко. Судьба Гиричека (сменившего три клуба еще до непосредственного приезда в НБА) привела его в «Юту»: если в команде прежнего созыва Гордан периодически оказывался в стартовом составе и имел стабильное место в ротации, то после 2006 года Слоун начал все чаще делать выбор не в его польщу, а хорват затосковал на скамейке. Как это часто бывает в городе у Соленого озера, разрешилась ситуация открытым конфликтом с тренером: после ошибки в передаче, случившейся во время матча с «Шарлотт», последовала замена, а за ней ссора, в результате которой тренер отослал Гиричека сначала в раздевалку, потом домой в Солт-Лейк, а затем и вовсе в «Филадельфию». Расчищающий финансовые Авгиевы конюшни Эд Стефански предпочел расторгнуть контракт, и свой последний сезон в лиге хорват доигрывал за «Финикс».

В итоге Гиричек стал одним из тех, кто в прошлом сезоне попал под порывы денежного ветра перемен, заставившего многих игроков подумать о смене НБА на Европу. Хорват устал от скромной роли в американской лиге и от постоянных путешествий из одной команды в другую. У него имелось предложение от «Сперс», но, конечно, оно было гораздо меньшим, нежели золотые горы, которыми его манили европейские команды. По слухам он мог оказаться в России: на него претендовали московское «Динамо», в итоге остановившее свой выбор на Боштяне Нахбаре, и «Триумф», уклонившийся от участия в импровизированном аукционе с турецкими клубами. Хорватский защитник предпочел «Фенербахче-Улкер» всем прочим вариантам.

Рубен Волковыски («Сиэтл» (сезон-2000/2001), «Бостон» (сезон-2002/2003)

(41 матча, 8,0 минуты, 2,0 очка, 1,1 подбора, 0,1 передачи, 0,2 перехвата, 0,4 блок-шота)

Карьера аргентинского центрового – попытка найти лучшее место под солнцем. ЦСКА в данном случае не трамплин, не вершина, не попытка спасти карьеру, а просто случайная точка в пространстве. Желание закрепиться в НБА (сначала «Сиэтл», потом «Даллас»), возвращение в Аргентину, начало европейской карьеры – в январе 2002 года ЦСКА решил усилить позиции под кольцом за счет обещающего игрока, уже летом очередной бросок на запад (теперь «Бостон»), «Таугрес», «Олимпиакос», «Химки» («Было достаточно хорошее предложение из НБА. Меня звали в «Индиану». Но «Химки» предложили условия, даже чуть-чуть получше»), «Проком»…

Дарюс Сонгайла («Сакраменто», «Чикаго», «Вашингтон», «Нью-Орлеан», 2003 – по настоящее время)

(436 матчей, 18,7 минуты, 6,9 очка, 3,5 подбора, 1,2 передачи, 0,6 перехвата, 0,2 блок-шота)

История пребывания в ЦСКА Дарюса Сонгайлы внешне походит на рассказ о Гордане Гиричеке. Но представляет собой более экстремальную версию событий. Литовец был одной из знаковых фигур для той команды, не только помогая под щитами и уверенно защищаясь, но и порадовав стабильным броском – в общем, его присутствие помогло болельщиков легко пережить расставание с Мирсадом Турканом, таланты которого подвергались сомнению Душаном Ивковичем. При этом стабильность на площадке диссонировала со шлейфом проблем вне ее. Началось все еще в первой половине сезона, когда Сонгайла дал интервью литовскому изданию. От озвученного недовольства, инспирированного, как потом говорили, американской супругой, руководители лечили Дарюса лишением половины месячной зарплаты и отстранением от игр. Хотя, как отмечал потом Сергей Кущенко, игрок проникся командным духом, было очевидно, что ничем подобным и не пахнет. Сонгайла выкладывался в играх, но уже сидел на чемоданах, считая дни перед отъездом в Америку. Учеба в Уэйк-Форест, наличие американской жены и сильный сезон в Европе не оставляли никаких сомнений в решимости – уже в июне Дарюс заключил контракт с «Кингз», которые получили права на него у «Бостона». Дальше последовала стандартная карьера среднего «большого»: два года в «Сакраменто», статистически лучший в карьере сезон в «Чикаго» (9,2 очка и 4,0 подбора), пятилетний контракт с «Вашингтоном», приличное количество повреждений разной степени тяжести, последующая серия обменов, в результате которой Джефф Бауэр укрепил переднюю линию «Хорнетс» именно Сонгайлой. Вспомнить, конечно, есть что, но стоит упомянуть о двух эпизодах: автоголе плечом и попытке врезать Королю.

Виктор Хряпа (задрафтован «Нью-Джерси», «Портленд» (сезоны-2004/2005, 2005/2006), «Чикаго» (2006/2007, 2007/2008)

(143 матча, 16,4 минуты, 4,5 очка, 3,4 подбора, 1,0 передачи)

Виктора Хряпу по молодости постоянно сопоставляли с Андреем Кириленко, но сам форвард всегда отмахивался от этих сравнений и не спешил рассуждать о своей мечте и НБА. Переехав из саратовского «Автодора», молодой игрок прочно завоевал место в основной ротации армейского клуба в своих двух сезонах (2002-2004), за все это время успешно деля позицию с Дариусом Сонгайлой, Сергеем Пановым и Мирсадом Турканом. В 2004 Хряпа и Моня вместе выдвинули свои кандидатуры на драфт и были выбраны под 22-м и 23-м номерами соответственно. Хряпа попал в «Джерси», а в результате обмена оказался в «Портленде», команде, которая взяла на драфте его лучшего друга. Вопрос об объезде решился сам собой. Роль Хряпы руководителями сомнению не подвергалось, но найти ему замену Душану Ивковичу удалось довольно быстро и практически безболезненно. Сам игрок не стал набираться опыта и мастерства для более успешной подготовки к лучшей лиге: пример Кириленко стоял перед глазами, нужно было действовать.

Правда, за океаном у Виктора как-то сразу не заладилось. Дебютный же матч закончился травмой, а остальной сезон оказался скомканным. 16,3 минуты в среднем, 32 матча – Витя появлялся так редко, что американские комментаторы не удосужились выучить его фамилию и называли его просто VK. Первый сезон, в котором Хряпа все же появился, несмотря на прогнозы врачей, предрекавших ему год без баскетбола, можно было списать на адаптацию. Во втором, хотя без мелких повреждений не обошлось, дело пошло куда как сподручнее: короткое воссоединение с Сергеем Моней, больше 50 матчей в старте, и, несмотря на то, что результативность по местным меркам не впечатляла, на фоне остатков «Джейл-Блейзерс» Виктор смотрелся органичной (в данном случае в хорошем смысле) частью команды. Но Кевин Притчард и Нэйт МакМиллан мыслили иными категориями и смотрели в будущее на несколько шагов: летний обмен, в результате которого Хряпа в компании с Тайрусом Томасом отправились в Чикаго на новичка ЛаМаркуса Олдриджа, стал несомненным успехом для возрождающихся «пионеров». Прежде всего, потому, что на вопрос, зачем нужен был Виктор Скотту Скайлзу, ответ ищут до сих пор.

От Скайлза требовали результата, и до поры, до времени он его давал. Опираясь на костяк из шести-семи баскетболистов, специалист создал дружину, которая феерила на прозябающем в тени Западных монстров Востоке – в сезоне-2006/2007 «Чикаго» утвердился на третьей строке по итогам «регулярки», и, к удивлению едва ли не всех, вынес в первом раунде действующих чемпионов из Майами. Первая победа в 1/8 финала плей-офф с джордановских времен для клуба не получила продолжения вопреки оптимистичным ожиданиям: провал в последующей серии с «Детройтом» стал началом конца того «Чикаго», работы Скайлза в Городе ветров и пребыванию Виктора Хряпы на скамейке легендарного клуба. Витя так и просидел остаток сезона под лидерами той команды – Луолом Денгом и Андресом Носьони – и даже феноменальное выступление на мадридском Евробаскете совместно с последующей эпидемией травм, обрушившейся на клуб, не смогло поколебать недоверие Скайлза. Упертый тренер так и не дал ему шанса, вылетев из команды после 10 поражений в 12 матчах на старте, а сменивший его ассистент Джим Бойлан перестал наделять Хряпу даже теми крохами игрового времени, которыми тот довольствовался при его прежнем руководителе.

Вдвойне обиднее было на фоне примера Андрея Кириленко, повысившего авторитет к себе благодаря европейской победе. Выход был один – возвращаться. И вариант с ЦСКА выглядел как дар небес. «Естественно, я безумно разочарован, потому что мне не предоставили возможности играть. Исключительно поэтому. Мне нравились и партнеры, и постановка дел в клубе. Но мне казалось, что со своей стороны я делаю все возможное. Когда мне доверяли, я доказывал, что могу играть. Отдавался на тренировках, но все же – по какой-то непонятной причине – мне и не думали давать шанс, и никто не потрудился объяснить, почему. По сути, я потерял два года карьеры, два очень важных года карьеры. Мне нужно потрудиться и заключить хороший контракт. Сейчас никто не знает, что я умею играть, так что я не смогу подписать соглашение в НБА. У меня есть семья, и мне надо думать о будущем. Посмотрим насчет НБА. На данный момент я пойду своим путем, а «Буллз» своим». Для Хряпы вышло все как нельзя лучше: возвращение в армейский клуб дало его карьеры новый импульс и даже вновь заставило думать о том, чтобы попробовать открыть для себя заокеанскую лигу еще раз. «НБА – это такая лига, где нужно быть очень удачливым. Без этого никуда. Оказаться в нужном месте в нужное время очень трудно. Найти именно ту команду, которой ты нужен. Поэтому так много игроков путешествует туда-сюда. Я не обижаюсь на судьбу».

Сергей Моня («Портленд», «Сакраменто», сезон-2005/2006)

(26 матча, 13, 2 минуты, 3,0 очка, 2,0 подбора, 0,7 передачи, 0,3 перехвата, 0,2 блок-шота)

Два друга, Виктор Хряпа и Сергея Моня, шли по жизни в ногу, но пути их ненадолго разошлись в 2004. Витя решил попробовать силы в НБА, Сергей Моня, даже несмотря на 23-ю позицию на драфте, захотел набраться больше опыта и еще один сезон отыграть за ЦСКА. Позже Сергей будет говорить, что тогда это было ошибкой: Душан Ивкович не особенно верил в молодого игрока, частенько оставляя его на скамейке запасных и используя лишь в качестве кратковременной подмены Антонио Грэйнджеру. Даже в матчах суперлиги А Моня редко проводил больше 17 минут, а потому расставание с ЦСКА было безболезненным и логичным: после завершения сезона он принял решение воссоединиться в «Портленде» с Виктором Хряпой. «Надеюсь, я больше никогда не встречусь с этим тренером. Конечно, я счастлив. Как гора с плеч упала. Можно сказать, что сбылась моя мечта. Снова мы вместе с Витей Хряпой!», – сейчас та реакция кажется немного забавной.

Энтузиазм сохранился и в начале сезона. Дебют Мони получился едва ли не лучшим из всех представителей России в НБА. Макмиллан искал нужные сочетания и от широкой души дал Моне невиданный шанс: 30 минут на месте атакующего защитника запомнились 8 очками, 6 подборами, 5 передачи и 1 перехватом – цифры, вполне сопоставимые с теми, что были у Сергея в ЦСКА. «Жизнь баскетболиста НБА очень сложна. Здесь крайне жесткая конкуренция. Этот вариант не для тех, кто ищет легкие пути. А вот мне все по душе! Масса острых ощущений. Меня это только радует. В России многое было проще, но у меня не все получалось. Например, в ЦСКА я далеко не всегда попадал в состав, а в «Портленде» регулярно выхожу в стартовой пятерке. Словом, мне грех жаловаться. Я всем доволен и хотел бы играть здесь как можно дольше», – после первых матчей жизнь казалась сказкой, но иллюзии были разрушены буквально в одночасье. Сначала его вытеснили из стартового состава, а в феврале и вовсе последовал обмен в «Сакраменто». «Кингз» даже не пытались делать вид, что заинтересованы в российском форварде: за них Моня провел три матча, но 2,3 минуты в среднем на площадке лишь подчеркивают символический характер пребывания его в клубе. Закончилась история расторжением контракта и возвращением на родину – только в «Динамо», к Душану Ивковичу.

Ярослав Королев («Клипперс», 2005-2007)

(34 матча, 4,9 минуты, 1,1 очка, 0,5 подбора, 0,4 передачи, 0,2 перехвата)

Драфт 2005 года прошел под знаком «русской сенсации»: Ярославу Королеву прочили невероятное будущее. Высочайший для российских игроков 12-й номер драфта, возраст (в том сезоне Королев был не только самым юным россиянином в истории НБА, но и вообще самым молодым игроком), невероятные амбиции (Ярослав, которого поддерживали родители, как кажется, не раздумывал ни секунды, отправляясь за океан) – все это воспринималось как слагаемые скорого и неминуемого успеха. Тогда не смущало даже то, что выбрала Королева на драфте команда с самыми придирчивыми скаутами в НБА. Казалось, что в юноше, проведшем символические минуты в составе ЦСКА в сезоне-2004/2005 и выступавшим в основном за ДЮБЛ, они разглядели какие-то неведомые грани, а мастер огранки талантов Майк Данливи сразу же принялся исследовать многостороннюю одаренность игрока, пробуя в межсезонье его чуть ли не на месте первого номера. «У него очень разносторонний талант. Он хорошо атакует, бросает с любой дистанции, видит площадку. Ему не хватает умения обороняться так, как это принято в НБА. Надо также поднабрать мощи. Но это придет со временем», – к мнению тогда еще авторитетного коуча прислушивались. По ходу сезона оказалось, что главный тренер что-то начинает подозревать: время Королева все сокращалось, и в итоге в первом сезоне – который по случайному совпадению был лучшим в истории «Клипперс» – он провел 24 матча (5,3 минуты в среднем). К Королеву еще раз был привлечено внимание следующей осенью, когда «парусники» поучаствовали в европейском турне и были раздавлены ЦСКА. Еще тогда то ли из чувства удушающей вежливости, то ли из духа противоречия, то ли невероятного оптимизма Данливи рассуждал в позитивном ключе о молодом форварде, вроде бы все еще надеясь на прогресс с его стороны. Но в следующем сезоне на долю Королева пришлось еще меньше времени (10 матчей, 4,1 минуты), а последняя попытка закрепиться в составе была зарублена на корню в летнем лагере перед следующим сезоном. «Я узнал многое, уверен, что два года в «Клипперс» сделали меня лучше. Я до сих пор ценю все, что произошло, и у меня нет по этому поводу никаких отрицательных эмоций. На данный момент я еще молод, и моя цель – вернуться в НБА». Комментарии кажутся излишними.

Дэвид Андерсен («Хьюстон»)

(14,2 минуты, 6,2 очка, 3.1 подбора, 0,7 передачи, 0,1 перехвата, 0,1 блок-шота)

Австралиец умудрился стать первым, кто играл в Финалах четырех с четырьмя разными командами, ему довелось трижды выиграть Евролигу с двумя командами и собрать энное количество командных и индивидуальных наград на уровне национальных чемпионатов, и все равно Андерсону не удалось заработать репутацию звезды на европейском уровне. Про «мягкость» Андерсена не рассуждали только ленивые, а его причастность к успехам объяснялась во многом наличием во главе побеждающих команд Этторе Мессины, который умело использовал сильные стороны игрока, скрывая его недостатки. Когда пришло время продлевать контракт перед прошлым сезоном, Андерсен, признававший, что лучшие годы его карьеры прошли в ЦСКА, и ставший за четыре года олицетворением клуба, склонился в сторону новых испытаний и смене места прописки и параллельно разошелся с итальянским специалистом, который и был его главным критиком. Год в «Барселоне», с которой Дэвид снова пробился в финал, где уступил ЦСКА, убедил его в неординарности собственных возможностей, подвигнув пойти на еще более кардинальные перемены – переезд в Техас. Первый сезон, в котором уже были и 19 очков «Лейкерс», и попытка начистить физиономию Джейсону Кидду, пока получается неоднозначным, но как сложится дальше, спрогнозировать невозможно.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы