Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Пятерка на все времена. «Химки»

    «Химки» – один из самых молодых клубов российского чемпионата: в этом году «химчане» справили 15-летний юбилей. Изучая непродолжительную, но богатую историю вечно второй команды России, Sports.ru выделяет 10 игроков, без которых представить желто-синих просто невозможно.

    Пятерка на все времена. «Химки»
    Пятерка на все времена. «Химки»

    Разыгрывающий

    Зоран Планинич

    Статистика: 10,4 очка, 4,0 передачи, 3,5 подбора в чемпионате России; 13,2 очка, 4,2 подбора, 3,1 передачи в Евролиге; 15,5 очка, 3,4 подбора, 5,3 передачи в Еврокубке

    Вообще, «Химкам» всегда была присуща тенденция подбирать игроков, которые не пригодились в ЦСКА: это было удобно и клубу, которому не надо было мучиться селекционными размышлениями, и самим баскетболистам, остававшимся в пределах МКАДа. С Зораном Планиничем получилось так здорово, что в списке подобных игроков он уже делит первое место: летом руководители «Химки» должны цепляться за хорвата руками и ногами, сделать все, чтобы записи с его игрой не попали в руки испанских грандов, и бросаться в ножки Борису Громову. Потому что Планинич – лучший разыгрывающий, когда-либо выступавший под желто-синими флагами. Дело не в том, что порой он играет настолько вдохновенно, что заставляет вспоминать молодого Планинича, дерзнувшего отправиться в НБА. Просто он идеально подходит этой команде: здесь ему дают ровно столько свободы, сколько ему необходимо.

    Собственно, за два года, что прошли в «Химках», мы о Зоране ничего нового не узнали: в элиту европейских разыгрывающих он вошел еще в середине нулевых. Да и фраза «I am not a sensitive guy», по-прежнему, везде его сопровождает, а потому мы знаем все о любимых ресторанах Планинича, о его любимой еде, о любимом виде спорта (и это не баскетбол), но не более – хорват настолько закрыт, что легче его соперникам просчитать, что он будет дальше, чем проникнуть за доброжелательную улыбку. Наверное, это и не нужно. Достаточно отдавать себе отчет в том, что обретший радость жизни после высвобождения от жестких заданий и схем Планинич – движущая сила химкинского нападения, тот, кто делает его многовариантным и непредсказуемым.

    На замене: Мелвин Букер

    За три года, что Букер пробегал за команду, «Химки» дошли до вершины (по нашим местным понятиям), но вряд ли кто-то из болельщиков команды сейчас об этом вспомнит. Для них юркий нагловатый американец – прежде всего, первый американец, который стал своим, родным. «Человек-компьютер», смело берущий игру на себя, но при этом и не жадничающий, навсегда изменил картину российского баскетбола: его клуб вырвался из болота на самый верх суперлиги. Уже в первый сезон его талантов, преумноженных и преумножающих игровые качества Оскара Торреса и Рубена Волковыски, хватило, чтобы поразить всех и выдать ему российский паспорт. Он, и правда, какое-то время заставлял думать, что Холден не уникален.

    Букер находился в эпицентре химкинского взлета: тащил команду бесконечными трехочковыми, разражался рекордами по передачам (14 в матче с «Университетом-Югра» до сих пор остаются непревзойденными), заставлял любоваться кроссоверами – даже когда стало понятно, что Букер не звезда, его игра продолжала приковывать внимание. Он не мог не быть любимчиком.

    Когда «Химки» все же забрались на 2-е место, оказалось, что команда переросла тренера Елевича и разыгрывающего Букера, какими бы обаятельными оба ни были. И все же те «Химки», прежде всего, ассоциируются со вторым.

    Атакующий защитник

    Кит Лэнгфорд

    Статистика: 17,5 очка, 2,4 передачи, 3,6 подбора в чемпионате России; 15,0 очка, 3,3 передачи, 3,5 подбора в Евролиге

    Плюньте мне в глаза, но Кит – индивидуально самый сильный игрок, который когда-либо надевал майку клуба. Он был настолько хорош, что подавлял и тренеров, и руководство: те готовы были забыть о европейских традициях и сделать из Лэнгфорда суперзвезду совершенно неевропейского пошиба – по беспрецедентной свободе на площадке, по гонорару. В какой-то момент это казалось простительным: Кит убивал соперников трехочковыми «в лицо», вместе с Келли Маккарти верховодил атакой, но главное – никогда не позволял себе забыть, откуда он вышел, и не расслаблялся. При всем своем индивидуализме Лэнгфорд никогда не позволял своим интересам оказаться выше командных. Недаром одним из его лучших друзей в России был Джей Ар Холден.

    По настоянию клуба Лэнгфорд перестал писать «неправильные вещи» в Твиттер, явно ставил общие достижения выше личных и пытался найти компромисс в вечной борьбе с диктатом Серджо Скариоло, но механизм уже был запущен – в Европе просто не может быть суперзвезд. Американец получил травму, когда Скариоло был отправлен в отставку, но с новым тренером ему поработать так и не довелось: сначала Куртинайтис не рисковал вводить звезду в наигранный состав, затем все закончилось скандалом и изгнанием Лэнгфорда из команды. Справедливости ради нужно сказать, что когда таланты Кита не подавляли остальных, а вписывались в командную игру, результаты у «Химок» были лучше. Быть европейской звездой все же дело непростое.

    На замене: Виталий Фридзон

    Фридзону вот тоже не позавидуешь: вечно всякие иностранцы с миллионными контрактами ограничивали его время на площадке и на долгое время заставили воспринимать его как одного из лучших «шестых» игроков. Но брянский характер умудрился справиться даже с такой напастью: когда Фриц с какой-то даже непривычной кровожадностью разрывал УНИКС в Финале четырех лиги ВТБ, «Химки», наконец-то поверили, что парню можно доверять. Радует, что семь лет бесконечных «чарджей», беспощадной рубки, порой пугающего хладнокровия и, конечно, трехочковых не прошли зря. И, наверное, сейчас не время задаваться вопросом, что было бы, если бы не тренер Куртинайтис и не прошлогодняя весна.

    Дело даже не в том, что Фридзон – символ «Химок». Во всех смыслах. И в положительном – как человек, проведший здесь всю карьеру и переживший с командой все взлеты и вторые места с сомнительным привкусом, и в отрицательном – идеальный пример российского игрока, вышедшего из-за спин легионеров лишь после чрезвычайного происшествия. Дело в том, что Фридзон – единственный представитель основной ротации российской сборной, который никогда не играл за ЦСКА. И одна эта фраза стоит любых эпитетов.

    Легкий форвард

    Келли Маккарти

    Статистика: 12,0 очка, 5,3 подбора в чемпионате России; 14,7 очка, 4,2 подбора в Евролиге

    Когда прошлым летом «Химки» и УНИКС совершили импровизированный обмен игроками, все не так и не уяснили главного – каким образом так получилось, что легенда подмосковного клуба, человек, которого без желто-синей майки и представить было нельзя, и чье общение с болельщиками после каждого матча можно было показывать отдельной программой, оказался частью этих пертурбаций. Никаких вразумительных объяснений так и не последовало, так что смиримся: достаточно того, что российский баскетбол – вещь абсолютно беспощадная, о смысле лучше и не заикаться.

    За четыре сезона в команде Маккарти заставил себя уважать: как бы «Химки» ни состязались в освоении бюджета с самым богатым клубом страны, неизменным лидером команды, ее мотором, ее сердцем был именно американец, сочетающий все качества, необходимые для идеального европейского легкого форварда. При своих атакующих умениях, постоянной агрессии, выливающейся во множество проходов, и стабильном броске визитной карточкой Келли оставалась игра в защите: именно благодаря всепоглощающей жажде борьбы, желанию оказаться в самой гуще схватки, цепкости и ошеломительно быстрым рукам он и стал тем, кем мы его знаем сейчас. Если вы попросите любого болельщика «Химок» назвать типичный момент с участием своей команды, а они вам не расскажут, как товарищ Макаров обкрадывает опекуна, своим неповторимым галопом мчится на кольцо и с едва заметной улыбкой кладет надежный данк, то знайте – перед вами не болельщик «Химок». Самым памятным поэтому стал сезон-2008/09: на фоне расслабленных звезд Маккарти не просто не растерялся – его черновая работа и неотъемлемый статус лучшего бомбардира прочертила очень понятную грань между заезжими легионерами и таким своим американцем. Да и за сборную Келли побегал бы гораздо больше, если бы не Джей Ар и вечная проблема с разыгрывающими.

    На замене: Сергей Моня

    Казус Сергея Мони в какой-то степени парадоксален: форвард выигрывал золото со сборной России, не терялся в ЦСКА, съездил в НБА, «доростал» в «Динамо», но лидером добротной по европейским меркам команды (и одновременно капитаном сборной России) стал только в «Химках». Вот этот самый момент взросления (четвертое место «Динамо» многим казалось случайностью) все как-то просмотрели: есть ощущение, что многие по-прежнему воспринимают Моню как того задорного, немного безбашенного паренька из легендарной саратовской связки Хряпа-Моня. Меж тем, когда-то один из самых откровенных игроков в России теперь сторонится прессы, совсем забросил кулачные поединки да еще с пугающей хладнокровностью начал штамповать решающие трехочковые в матчах самой разной степени ответственности. Но это на поверхности. Самое важное, пожалуй, для химкинского этапа карьеры Мони заключается в том, что нынешняя игра желто-синих в смоллболл во многом отталкивается от лучших качеств российского форварда. Быстрая, элегантная, основанная на быстром движении мяча и перемещениях игроков в зоне игра не может не завораживать болельщиков. Равно как и сам Сергей, радушно принятый на новом месте (голосование за MVP Матча всех звезд как характерный пример).

    Тяжелый форвард

    Александр Петренко

    Статистика: 14,4 очка, 5,7 подбора в чемпионате России

    Петренко – самый значимый игрок в истории клуба не только потому, что стал легендой. Когда летом 2006-го стало известно, что Александр разбился с семьей где-то под Самарой, это просто не укладывалось в голове. Все годы химкинского периода Петренко, будучи одним из самых заметных российских игроков, находился в центре внимания, всегда был на ключевых ролях и пленял своим характером – парадоксально отзывчивым вне площадки и бескомпромиссным на паркете. Сейчас это уже не важно, но трагическая гибель нисколько не возвеличила его образ: уже тогда было понятно, что Петренко – символ клуба. Он прошел с командой самый важный период в ее истории и оказался напрямую вовлечен в самые значительные успехи того времени. Из крепкого середняка, удивляющего фаворитов русским характером, «Химки» стали командой легионеров и выбрались на второе место – и тем летом 2006-го казалось, что вершина-то уже не за горами. Причем Петренко одинаково органично смотрелся и в качестве безусловного лидера, действующего в связке с Карасевым, и в качестве ролевого игрока в команде, построенной на иностранцах.

    То, насколько та команда отражала черты Петренко, было видно хотя бы по такому незначительному примеру: уже в 2002-м, сразу после его перехода из ЦСКА, «Химки» стали единственным клубом, которому удалось взломать стену Ивковича. Сам Александр не просто прижился на новом месте. Едва ли не случайно оказавшись в Подмосковье, Петренко почувствовал себя лидером, ощутил ответственность за эту команду. А это значило жертвовать ради нее всем: он то выдавал удивительные номера, набирая по 30 очков, то выступал в роли рабочей лошадки, дополняя заморских кудесников. Все знали: что бы ни произошло, как бы ни сложилась игра, Петренко будет бороться до самого конца.

    На замене:

    Майк Уилкинсон

    Удивительно, но в улыбчивом американце «химчане» обрели того, кто смог привнести в команду бойцовские качестве, так отличавшие ее легендарного капитана, лидера, символа. Впрочем, на паркете-то Уилкинсон как раз никогда не улыбался. Со своим невеликим ростом форвард умудрялся зачищать щиты и оказать обескураживающее физическое воздействие на соперников: если ваш рост меньше 210 сантиметров и вам под кольцом встретился бы этот бакалавр в области управления сельским хозяйством, то лучше было не иметь с ним дела. За два сезона в «Химках» Уилкинсон проявил себя выдающимся бойцом, человеком, в общем-то, для команды незаменимым, одним из немногих, на кого совершенно точно можно положиться. Он стал одним из героев Финала четырех Кубка России-2008, самой яркой страницы в истории клуба, но наиболее заметно это было на следующий год. Команда, терпящая бедствие под ударами Хорхе Гарбахосы и Карлоса Дельфино, держалась на плаву во многом за счет таких вот чернорабочих: Уилкинсон не боялся выходить на месте центрового, не особенно комплексовал из-за всех пертурбаций и предпочитал оставаться малозаметным героем.

    Центровой

    Мацей Лампе

    Статистика: 13,2 очка, 5,8 подбора в чемпионате России; 13,3 очка, 5,6 подбора в Еврокубке

    Карьера Мацея Лампе вычерчивает неутешительные зигзаги, но химкинский ее этап стал одним из лучших. Самый молодой игрок в истории Евролиги, самый молодой игрок «Финикса» да еще и поляк – приобретение было многообещающее и в каком-то смысле себя оправдало: «Химки» вырвали у ЦСКА самую главную победу в своей истории – в финале Кубка России 2008-м, а неудержимый Лампе, забивавший из всех позиций, был признан MVP того турнира. «Химкам» удалось грамотно потереть «волшебную лампу», и огрехи центрового при игре в защите на какой-то миг подевались, скрывшись под эффектной мантией его безупречных атакующих способностей. Быстрый, подвижный, техничный, обладающий броском с дистанции Лампе загадывал такие задачки оборонительным порядкам соперника, что решить их могли единицы. Когда же у кого-то возникали контрпредложения, по бокам у поляка появлялись грозные Веремеенко и Уилкинсон.

    Сказка закончилась по вине руководства «Химок», погнавшегося за громкими именами и разрушившего «химию» команды: Лампе автоматически перестал быть первой звездой еще летом, не выходя на паркет. Мяч ему стали доверять реже, потом еще пошли и травмы, а затем пришел тренер Скариоло, не особенно проявивший себя в работе с «большими». Характерная черта карьеры Лампе заключается в том, что он предпочитает уходить, когда что-то или все идет не так – после неудачного сезона он отправился искать счастья в другом месте.

    На замене: Тимофей Мозгов

    За исключением доминирующих выступлений, предшествующих возвращению Мозгова в НБА по завершении локаута, его вклад в игру «Химок» не столь значителен. Мозгов никогда не ходил в лидерах, лучших бомбардирах, ключевых игроках – пробиваться через недоверие и ряды легионеров было весьма непросто. При этом единственный представитель России в НБА является одним из самых любимых игроков в Химках. Ну и всегда будет ассоциироваться именно с подмосковной командой.

    Серджо Скариоло сделал для Тимы самое главное – поднял его со скамейки, но все остальные шаги Мозгов делал уже сам, без помощи итальянского тренера, не желающего перестраивать игру команды под юного центрового. В итоге перед отъездом в НБА все видели двух Мозговых: того, кто получал небольшое время в «Химках» и выделялся главным образом ростом и количеством фолов, и того, кто феерил сначала на Евробаскете-2009, а потом и на чемпионате мира. Благодаря этой второй своей, внехимкинской жизни Мозгов получил пропуск в лучшую лигу мира. Благодаря совершенно иным качествам завоевал любовь родных трибун: забавно, но, если спросить у химкинских болельщиков, кого они считают сильнейшим центровым за всю историю клуба, 9 из 10 наверняка назовут Тиму.

    Текст впервые был опубликован 15 марта

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы