Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Мертвый мяч

    Мертвый мяч
    Мертвый мяч

    Один из ведущих, работающих на матчах российских клубов, недавно сказал замечательную вещь. Из его слов следовало, что присутствующие в зале попали на игру «Единой лиги ПБЛ».

    На арене никто даже не заметил этой оговорки. Она симптоматична. Идет из подсознания и без каких-либо возражений улавливается подсознанием. Сезон еще толком не начался, но уже понятно, что без легкой поправки на имманентное безумие воспринимать его нельзя. Практически одни и те же клубы сражаются между собой в двух различных – причем по природе конкурентных – турнирах. Один из них вроде бы находится на законном месте, ибо представляет собой национальный чемпионат, но фактически оттеснен на второй план узурпировавшим пространство соседом. Другой – абстрактен по сути, зато не обделен высшим покровительством. Транслируют их, что особенно симпатично, конкурирующие каналы.

    Человеком, более других заинтересованным в развитии российского баскетбола, волею судьбы и личной необходимости оказался гендиректор Евролиги Жорди Бертомеу

    К счастью или сожалению, но абсурд не безграничен. Сигнал, посылаемый ведущим и улавливаемый зрителями, нашел неожиданную поддержку. Человеком, более других заинтересованным в развитии российского баскетбола, волею судьбы и личной необходимости оказался гендиректор Евролиги Жорди Бертомеу. Евролига все решила за заигравшихся российских функционеров: команды, выступающие в главном континентальном турнире и подотчетном ему Еврокубке, не должны будут в ближайшем будущем выступать в трех чемпионатах одновременно. Руководители БЕКО ПБЛ и Единой лиги ВТБ обязаны определить, кто из них останется, а кто уйдет в небытие. И этот выбор, на самом деле, куда более важен, чем поднадоевшее выяснение отношений миллионеров и миллиардеров за океаном. Хотя те, конечно, гораздо импозантнее.

    Самое простое решение в данном случае – признать, что Единая лига ВТБ проект, изначально мертворожденный. Можно сколько угодно грезить славной эпохой застоя, но в современных реалиях возрождение чемпионата Советского Союза (и стран соцлагеря) не представляется возможным. Просто потому, что правят бал в Европе не национальные первенства, а еврокубки. И не плюшевые, как Единая лига ВТБ, а всамделишные. ПБЛ дает право клубам выступать в еврокубках. Единая лига ВТБ не дает им ничего, а потому должна умереть.

    Теперь ее не спасут могущественные покровители. Единственное условие, при котором ее существование продолжится – принадлежность к единой европейской кубковой системе. Руководство Лиги ВТБ может себя особенно не тешить: эгоистичное решение Евролиги обусловлено не столько существованием восточноевропейского турнира, сколько перспективой появления таких же малопонятных образований – средиземноморской и атлантической лиг, которые лишь размывают только-только унифицированную систему общеевропейских турниров. На резонное положение исполнительного директора Андрея Широкова, заявившего, что ни с кем конкурировать его лига и не собиралась, Бертомеу ответил не менее логичным – а зачем вы тогда вообще нужны?! Ответ на этот вопрос наверняка есть у Сергея Иванова. И это, наверное, единственный фактор, который позволяет считаться с Единой лигой ВТБ и утверждать, что естественный ход событий не представляется возможным. Восточноевропейская лига, видимо, будет существовать и дальше. Но ее обязательная интеграция в общеевропейскую систему пока не вызывает ничего, кроме сомнений.

    Единственное принципиальное отличие прожекта Сергея Иванова состоит в наличии второсортных команд захолустных чемпионатов

    Как известно, единственное принципиальное отличие прожекта Сергея Иванова состоит в наличии второсортных команд захолустных чемпионатов. Соответственно главная проблема заключается в том, смогут ли эти клубы выйти из своих национальных лиг. В таком случае они будут вынуждены бороться за право выступить в европейских турнирах с зачастую превосходящими их в финансовых возможностях и игре российскими командами. Автоматическое наделение этих команд правом на выступление в том или ином турнире от имени страны также невозможно – ведь даже в Единую лигу ВТБ они зачастую попали не как лучшие у себя на родине, а по, в общем-то, необъяснимым критериям. Так что, когда Андрей Ватутин говорит, что российским клубам не так сложно создать некое объединенное соревнование, как иностранцам решиться на серьезные шаги, он, конечно, прав. Например, по нашей информации, «Летувос Ритас» ставит Единую лигу ВТБ приоритетом над национальным первенством, а «Жальгирис» взял время на размышление. Логике поведение обоих клубов – на самом деле, самых значимых нероссийских участников турнира (без них вся задумка вообще не имеет смысла) – не поддается.

    Прав Ватутин и в том, что создать гибрид между лигами с российской стороны будет довольно просто: всего лишь смириться с тем, что во Владивосток придется летать и дальше, и упросить Громова, чтобы он выделил немного денежек люберецким бедным родственникам. Но, как быть дальше, не понимает пока, похоже, никто.

    Версий тут масса. Это может быть система, на каком-то этапе распадающаяся на несколько «чемпионатов», в рамках которых произойдет борьба за путевки в еврокубки. Это может быть вариант, при котором путевки будут распределяться с учетом принимающих участие российских команд/результатов матчей между российскими командами. Это может быть все, что угодно. Но пока у клубов ПБЛ не видно ни отчетливого понимания, в каком направлении развиваться дальше, ни особенных оригинальных идей, как сделать будущее более радостным, чем настоящее. Нет ни общей позиции, ни индивидуальных размышлений, которые были бы известны широкой публике. Пока молчит и сторона, которая больше остальных материально заинтересована в решении вопроса: РФБ сейчас получает 30 млн. рублей от ПБЛ за право проведения чемпионата России, а потому гегемония Единой лиги ВТБ, руководство которой открыто отгораживается от федерации и даже судится с ней из-за 35 млн. рублей, может привести к банкротству РФБ.

    Пофантазировать о возможном развитии ситуации не возбраняется никому

    В ситуации общего молчания/непонимания единственным человеком, который знает, чего хочет, остается Сергей Иванов. А потому, думаю, пофантазировать о возможном развитии ситуации не возбраняется никому. Ведь, как бы ни хотели этого баскетбольные функционеры, баскетбол существует не для них, а для тех, кто ходит на трибуны и смотрит матчи по телевизору, кто живет игрой и болеет за российский чемпионат, не только когда Андрей Кириленко решается перевести свои таланты в Москву. Похоже, в первый и, возможно, в последний раз возникла ситуация, когда интересно мнение «потребителей» баскетбола. Есть надежда, что в переходный период вы можете повлиять на будущее вида спорта в стране, сказать, каким его хотите видеть вы.

    Или я окончательно попал под влияние одного моего приятеля, который каждый день просыпается с сумасбродной идеей, что может изменить российский баскетбол к лучшему.

    Загрузка...

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы