Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Секрет Полишинеля

    В среду был предан огласке самый плохо скрываемый секрет межсезонья «Формулы-1»: Виталий Петров остается в «Лотус-Рено». Sports.ru побывал на официальной пресс-конференции и смог задать несколько вопросов менеджеру российского гонщика.

    Секрет Полишинеля
    Секрет Полишинеля

    Интерес к Формуле-1 в России поднялся невероятно – в этом сошлись и Оксана Косаченко, и Эрик Булье, и собравшиеся на пресс-конференции журналисты: у нас в стране подобное мероприятие впервые транслируется в прямом эфире. По словам Косаченко, российская зрительская аудитория «Больших Призов» за минувший сезон возросла на 334 процента – что в абсолютных цифрах составило около двух миллионов болельщиков.

    По случаю объявления о контракте Виталия Петрова канал «Россия 2» даже изменил вещательную сетку – на разговор о «Формуле-1» был выделен добрый час эфирного времени.

    Журналистов начали впускать в зал за 20 минут до начала пресс-конференции, и уже тут стало понятно, что заявленной в анонсе встречи с абстрактным «руководителем команды» не будет: на столах было включено только два микрофона. Опасения подтвердились: плененный парижскими снегами Эрик Булье остался во Франции, но все же присоединился к пресс-конференции посредством интернет-видеосвязи.

    Плененный парижскими снегами Эрик Булье остался во Франции, но присоединился к пресс-конференции с помощью интернета

    Вообще, весь последний месяц Петров и «Рено» делано шифровались и как бы нехотя отметали предположения о якобы уже заключенном соглашении: рассказывали о других вариантах, сложностях переговорного процесса и т.д. и т.п. Новостную ленту Sports.ru завалило сообщениями о тонкостях обсуждения контракта и клонирующими друг друга заявлениями Булье, Лопеса и Косаченко о приоритетности сотрудничества друг с другом.

    Сюрприза не произошло – Петров остался в «Рено». Правда, теперь это «Лотус-Рено», как не уставали подчеркивать все действующие лица: на командной рубашке Виталия рядом с эмблемой концерна «Рено» красовался гордый желто-зеленый логотип «Лотуса» Колина Чепмена.

    Организаторы пресс-конференции нивелировали ценность объявления о новом контракте еще на стадии подготовки, когда любой взглянувший в угол зала мог лично увидеть полотнище с эмблемой британской компании – впрочем, развернули и повесили этот флаг только тогда, когда Петров и Косаченко вошли в зал.

    А за десять минут до этого на большом экране перед всеми собравшимися предстал Эрик Булье: проверка качества связи обернулась окончательно испорченным сюрпризом. В итоге, когда облаченный в черную рубашку «Лотус-Рено» Виталий Петров вышел к публике, его виду никто особо не удивился – вопросами принялись осаждать Оксану Косаченко.

    Большинство россиян могло воочию наблюдать за процессом оглашения деталей нового двухлетнего контракта Виталия, мы же сосредоточимся на эксклюзивных вопросах менеджеру российского пилота Оксане Косаченко – в основном, об особенностях отечественного подхода к «Формуле-1».

    «Еще в мае журналисты писали, что Петров будет в «Лотусе». Я поражаюсь: откуда они знали?»

    - Оксана Павловна, вы следите за публикациями в российской прессе о себе и о Виталии?

    – Нет, все, что пишут, я давно перестала читать. Раньше старалась проглядывать. Но вы знаете, еще в мае журналисты писали, что Петров будет в «Лотусе». Я поражаюсь: откуда они знали? Если серьезно, я не придаю значения тому, что говорят о Петрове в СМИ.

    - Как вы считаете, России нужна национальная «Формула-3», или нашим ребятам лучше гоняться в Европе?

    – Разумеется, своя гоночная серия России нужна. Но только тогда, когда будут трассы – а так, где они будут ездить?

    - Но у нас же есть две-три трассы.

    – Нет. Двух-трех – нет.

    - А как же Смоленск и Нижний Новгород?

    – В Нижнем Новгороде можно гоняться. Если в Смоленске все достроят, то тоже можно будет. Я думаю, что и в Красноярск можно будет ездить, просто это очень дорого. Поэтому мое мнение – нам нужно, чтобы все развивалось постепенно. Пока у нас молодежь ездит в Европе. Там есть трассы, есть школы – это дешевле. Понимаете, если мы сейчас сюда пригоним гоночные болиды, стоимость участия мгновенно возрастет в разы, и «Формула-3» перестанет быть юношеской серией.

    Мы всю молодежь отправляем в Европу: на данный момент это единственно верный путь. У нас есть 11-летний пилот – он сейчас гоняется в Италии, там все выигрывает. За границей на него быстрее обращают внимание.

    «За Шумахером с четырехлетнего возраста ходил банк с семнадцатибуквенным непроизносимым названием и давал ему деньги»

    А кто здесь обратит внимание? Кто даст ему денег – смоленские бриллианты? Для молодого гонщика ключевой вопрос в том, чтобы он все время был на виду.

    Вот все спрашивают: сколько денег нужно для участия в гонках. За Шумахером с четырехлетнего возраста ходит этот его банк с семнадцатибуквенным непроизносимым названием и дает ему деньги.

    А как было в случае с Петровым? Виталий где-то катался, у нас, откровенно признаюсь, был частный инвестор – известный питерский меценат, – который давал на это деньги. Но, честно говоря, он просто не верил, что Виталий когда-либо попадет в «Формулу-1». И когда я пришла, показала ему контракт и сказала, что нужны деньги, мы поняли, что на такой стадии частные вложения уже не работают. В «Формуле-1» нужно финансирование серьезных компаний. И мы пошли искать. Формально, мы всего год на столь высоком уровне занимаемся поиском спонсоров. И катание Владимира Владимировича на болиде «Формулы-1» на процесс подбора партнеров не повлиял.

    В общем и целом, отечественные компании идут на контакт все активнее и активнее. Вы сами видите, что в конце сезона у нас появилось больше российских спонсоров. К нам пришел Выборгский Судостроительный Завод, появился известный алкогольный напиток, Банк Москвы.

    - Вы ищете партнеров только в России?

    – Нет, я не зацикливаюсь на отечественных фирмах. Мы четко ориентируемся на то, что Виталий Петров – интересный продукт и для западных компаний, приходящих в «Ф-1». И здесь не может быть конкретной суммы денег. Мы просто решили, что нам будет удобней вместе открыть для России гоночный рынок. Ниша никогда не была занята, и в результате у нас в стране ничего не знают о «Формуле-1». Когда я в прошлом году приходила к потенциальным партнерам, они спрашивали: «А почему это называется «Формула-1»? Кто решил, что она именно «один»? Ее все так называют?» Сейчас, когда «Формулу» показали премьер-министру, люди увидели: а-а, вот на чем ездит Петров!

    «Потенциальные партнер спрашивали: «А почему это называется «Формула-1»? Кто решил, что она именно «один»?»

    - Чтобы вы могли посоветовать родителям, чей ребенок хочет участвовать в гонках?

    – В первую очередь, остерегаться менеджеров-самозванцев. Сейчас развелось какое-то неприличное количество жуликов, называющих себя менеджерами в автоспорте. Я могу четко сказать на своем примере: дорогие мама и папа, пока вашему отпрыску не исполнилось 15-16 лет, занимайтесь своим ребенком сами! Поверьте, у вас достаточно для этого знаний, опыта и умений. А если дело выйдет на серьезный уровень и вы будете уверены, что ваш ребенок займется автоспортом, можно обратиться к профессиональному агенту.

    Если же это хобби – возьмите все в свои руки, не тратьте деньги на новоявленных менеджеров. Сейчас много людей тут бегает – и все себя называют специалистами. Менеджер становится нужен в 16-17 лет – тогда, когда приходится ехать в Европу. В такой момент необходимо четко понимать, что в гонках существует короткий путь, и главное – этот путь выбрать. Лишь затем потребуется человек, который сможет жестко поговорить с европейскими боссами команд и договориться о подписании контракта.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы