Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вечно молодой

    Сегодня промоутеру и диктатору «Формулы-1» Берни Экклстоуну исполнилось 80 лет. Детали биографии самого влиятельного человека в автогоночном мире – в материале Sports.ru.

    Когда был Берни маленький

    Такой, как мы с тобой,

    Любил он у проталинки

    По лужице по маленькой

    Пустить кораблик свой.

    К своим восьмидесяти годам далеко не юный, но все такой же маленький Берни Экклстоун продолжает следить за запущенным когда-то корабликом «Формулы-1» и с удовольствием отправляет его во все новые кругосветные путешествия. Лужица давно превратилась в мировой финансовый океан, сам кораблик также подрос в размерах: по приблизительным подсчетам, финансовая привлекательность «Формулы-1» оценивается в 4 миллиарда долларов.

    Экклстоун любил все контролировать с детства. Свой первый кораблик маленький Берни запустил в городке Бекслихит английского графства Кент, где в компании со своим другом Фредом Комптоном организовал компанию по продаже подержанных мотоциклов и запчастей к ним. Со временем фирма Compton & Ecclestone, начавшаяся на кухне дома родителей Берни, обзавелась офисом, складами, сетью филиалов по всему графству и приличной выручкой.

    Но одним бизнесом интересы Экклстоуна не ограничивались. Просто разбогатеть никогда не было его целью – будущий миллиардер копил себе на гонки.

    В плане ведения переговоров равных Берни никого не было

    Обзаведясь дорогостоящим хобби – участием в автомобильных соревнованиях – юный Бернард все заработанные средства вкладывал в собственное увлечение. В 1951 году 21-летний Экклстоун приобрел автомобиль «Формулы-Юниор» (что-то вроде тогдашней «Ф-3») и присоединился к профессиональному первенству Великобритании. Но если на любительском уровне у Берни случались эпизодические победы, то, получив в соперники лучших пилотов Соединенного королевства, гонщик Экклстоун продолжить выигрывать не смог. Зато Берни проник в гоночную тусовку, познакомился со многими владельцами команд и сдружился со Стюартом Льюисом-Эвансом – своим ровесником, также страстно влюбленным в гонки.

    Пилотировать гоночную машину у Льюиса-Эванса получалось гораздо лучше Экклстоуна, зато в плане ведения переговоров не было равных уже Берни. Так скромный застенчивый Стюарт получил в менеджеры самого Экклстоуна – а Берни получил пропуск в мир Больших Призов.

    Пока Льюис-Эванс добивался все больших успехов на трассе, Экклстоун выстраивал собственную команду: по его плану, когда основанная им конюшня «БЧ Экклстоун» встанет на ноги, к титулу ее должен будет повести именно Стюарт. Правда, купленные на аукционе машины «Коннаут» не позволяли рассчитывать на успех – безнадежно устаревшая техника только что обанкротившейся команды ни разу не позволила гонщикам Экклстоуна финишировать в гонке. Впрочем, сам Берни был уверен, что дело совсем не в технике. Чтобы доказать своим пилотам, что на «Коннаут» можно проехать намного лучше, Экклстоун лично сел за руль! Как и следовало ожидать, успехом эта затея не увенчалась: за два проведенных Гран-при Берни так и не смог пройти квалификацию, в то время как его боевые гонщики хотя бы выходили на старт.

    История Экклстоуна-гонщика закончилась в 1958-м, когда авария в Марокко унесла жизнь Льюиса-Эванса

    История Берни-гонщика закончилась в 1958-м, когда авария в Марокко унесла жизнь Льюиса-Эванса. Подавленный Экклстоун не нашел в себе сил оставаться в спорте, унесшим жизнь его друга, и завязал с «Формулой-1».

    Правда, ненадолго: в 1965 году Экклстоун вновь занялся обустройством контрактов пилота – на сей раз его подопечным стал многообещающий австриец Йохен Риндт. В качестве менеджера Берни был безупречен: Йохен всегда получал самые выгодные контракты с большой зарплатой и конкурентоспособной машиной. Увы, второе пришествие Экклстоуна в «Формулу-1» закончилось столь же трагично, как и первое: на тренировке перед Гран-при Италии 1970 года Риндт попал в серьезную аварию и погиб.

    После смерти своего подопечного Берни дал себе зарок: больше никогда не дружить с гонщиками. Пилоты слишком часто погибают, а терять близких людей Экклстоуну совсем не хотелось. Впрочем, на вовлеченности Берни в «Формулу-1» это решение не сказалось: в 1972 году он купил команду «Брэбэм» и следующие 15 лет провел в качестве руководителя конюшни.

    Параллельно с успехами на гоночной трассе (Нельсон Пике принес «Брэбэм» два титула: в 1981 и 1983 годах) Экклстоун преуспел в борьбе за неофициальное чемпионство в среде владельцев гоночных команд: в 1978-м Берни был избран главным исполнительным директором Ассоциации конструкторов «Формулы-1» (ФОКА). Сам Энцо Феррари остался спортивным директором организации – то есть формально Экклстоун был начальником великого Коммендаторе!

    С одобрения боссов всех команд Экклстоун получил в свои руки контроль над всеми финансовыми потоками «Формулы-1»

    Так, с осознанного одобрения боссов всех команд, на тот момент участвовавших в чемпионате мира, Экклстоун получил в свои руки контроль над всеми финансовыми потоками Королевских гонок. Его коллеги-соперники не могли нарадоваться: благодаря стараниям Берни, команды стали получать намного больше денег, а наклевывавшаяся реформа системы продажи прав на телетрансляции сулила обитателям паддока еще большие выгоды. Спустя 20 лет те же самые люди обвинят Экклстоуна в захвате «Формулы-1» и присвоении принадлежащих им денег…

    Первым, что сделал Экклстоун на новом посту, было завоевание права независимо от ФИА (тогда она именовалась ФИСА) решать, на каких трассах будут проходить гонки и какие призовые полагаются участникам. Не сложно догадаться, что из календаря тут же исчезли наименее денежные автодромы вроде «Харамы» и «Лонг-Бич», а выручка команд Большого Цирка заметно подросла.

    Благодаря точному расчету и дальновидности Экклстоуну удалось зарегистрировать и выгодно продать права на трансляции гонок ведущим телевизионным компаниям, а в 1982-м Берни попробовал провести и вовсе смелейший маневр: вывести «Формулу-1» из-под опеки ФИА. Такой наглости федерация Экклстоуну не простила, и путем сложных интриг и запугиваний вынудила соратников Берни отказаться уходить из-под крыла международной автофедерации.

    В тот раз Берни не победил – но сменил тактику. Поняв, что махина ФИА чересчур велика, для того, чтобы с ней тягаться, Экклстоун решил внедрить в федерацию своего человека. И не просто внедрить – а сделать президентом.

    С поддержкой Экклстоуна Мосли выиграл выборы 1991 года и возглавил ФИА

    Давний друг и соратник Берни Макс Мосли, возглавлявший команду «Марч», обладал достаточным опытом подковерной борьбы, чтобы внести раскол в стройные ряды функционеров ФИА и переманить на свою сторону большую часть электората. С поддержкой Экклстоуна Мосли выиграл выборы 1991 года и возглавил ФИА.

    С тех пор тандем Мосли-Экклстоун уверенно заправлял всеми делами «Формулы-1», и близко никого не подпуская к принятию важных решений. Друзья-товарищи нашли эффективный способ обойти давнюю европейскую традицию разделения властей. Все просто: чтобы получить абсолютную власть, нужно заполнить все должности нужными людьми. У Макса и Берни это получилось с блеском, и на протяжении следующих 18 лет в отношении «Формулы-1» Экклстоун вел такую политику, какую хотел.

    Здесь и изменения регламента, и выход Королевы автоспорта на новые рынки: за исключением Гран-при Японии 1976-77 годов, никто до Экклстоуна не приводил «Формулу-1» в Азию. Теперь же привычными стали не только гонки в Японии, но и Гран-при Малайзии, Бахрейна, Турции, Китая…

    Вся эта азиатская экспансия была затеяна Берни неспроста: с самого своего избрания главой ассоциации конструкторов «Формулы-1», Экклстоун неустанно думает о процветании любимых гонок. Берни возглавил Большие Призы тогда, когда здесь не было больших денег и планетарного размаха – а добился процветающего бизнеса и многомиллионных бюджетов команд-участниц. И можно сколько угодно ругать Экклстоуна за исчезновение из календаря исторических автодромов, одного у него не отнять: при Берни «Формула-1» добилась невероятного экономического подъема. По крайней мере, за финансовое будущее Королевы автоспорта волноваться не приходиться: рекордная сумма контракта на проведение гонки в Сочи тому подтверждение.

    В 80 лет Берни продолжает управлять многомиллиардным бизнесом и сохраняет живой ум и чувство юмора

    В свои 80 лет Берни продолжает управлять многомиллиардным бизнесом, летать по всему земному шару на каждый Гран-при, заключать невероятной наглости сделки и сохранять живой ум и чувство юмора. Когда команда «Ред Булл» подарила Экклстоуну ходунки для престарелых, Берни не обиделся, а оценил шутку, и как истинный «старый пе**ун» засветил в камеру средний палец.

    Всем своим поведением Берни как бы говорит: «Хотите посмеяться над мерзким старикашкой? А вот вам!» Только Экклстоун может получить тортом в лицо от Шумахера (и Михаэлю за это ничего не будет!), с каменным лицом заключить, что в следующем году из календаря исчезнет Спа (и тут же сказать, что это шутка) и заявить, что Адольф Гитлер был, в сущности, неплохим парнем, раз так быстро смог поднять экономику Германии.

    Как в футболе принято поносить судью, так в «Формуле-1» все грехи обычно навешиваются на Экклстоуна. И командам он денег недодает, и классические трассы из календаря вычеркивает, да мало ли чего еще. Но давайте признаем: практически каждый болельщик «Формулы-1» тайно мечтает хоть на минутку оказаться тем самым седым старцем, который вершит судьбы королевских автогонок.

    А о чем мечтает сам Берни? Явно не о деньгах, да и вожделенный контроль над «Формулой-1» от него никуда не денется. Как когда-то сказал близкий друг Экклстоуна Макс Мосли: «На самом деле, Берни очень добрый человек». За всеми интригами и глобальными бизнес-проектами люди совсем разучились видеть в Экклстоуне обыкновенного человека – по-своему ранимого, любящего отца и одинокого мужчину, на склоне лет брошенного собственной женой.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы