Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Русская рулетка

    Преодоление пелотоном «Формулы-1» экватора сезона побуждает подвести промежуточные итоги чемпионата мира. Не торопясь замахиваться на глобальные обобщения, Sports.ru акцентирует внимание на «разборе полетов» самого близкого российским болельщикам пилота Виталия Петрова.

    Русская рулетка
    Русская рулетка

    Участившиеся в последнее время разговоры о скором сходе Выборгской Ракеты с орбиты «Формулы-1», увы, имеют под собой не только фактические основания, но и довольно обоснованную базу предпосылок. На фоне выступлений напарника по команде россиянин выглядел весьма бледно, количество набранных им очков и близко не дотягивает до суммы, на которую хотя бы приблизительно рассчитывали менеджеры «Рено», да и потенциал машины гонщик, похоже, реализует далеко не в полной мере. Будь это конюшня средней руки, наверняка из ситуации трагедии бы делать не стали. Как-никак, Виталий проводит первый год в Больших Призах, имеет в конкурентах едва ли не самого прогрессирующего спортсмена в пелотоне и адаптируется ко многим вызовам элитного класса (особенностям профиля трасс, техническим нюансам в поведении болида, работе с огромным штатом команды) непосредственно в боевых условиях. Но по ходу сезона пребывание в Энстоуне превратило Виталия в заложника обстоятельств.

    Посредственное поначалу шасси на деле оказалось не «ведром с болтами», а вполне себе сбалансированным и стабильным болидом

    Как выяснилось, посредственное поначалу шасси на деле оказалось не «ведром с болтами», а вполне себе сбалансированным и стабильным болидом. Надо было только привести в порядок тормоза, детально проанализировать и внести в коррективы в развесовку, а заодно перманентно обновлять аэродинамику, доводя до ума ряд элементов под специфические требования того или иного трека. Более опытный Кубица просек это довольно быстро — и принялся вертеть-крутить настройки, словно наперсточник, максимально упрощая себе жизнь в кокпите. Результат налицо: седьмое место в индивидуальном зачете, два подиума к середине сезона и повышенное внимание со стороны менеджеров топ-команд, осмысливающих усиление состава своих дружин на ближайшие годы. На его фоне скромные шесть очков россиянина, разом заработанные в Китае, три схода и невыразительные выступления на европейских этапах (после Испании Петров ни разу не попадал в Топ-10) выглядят сомнительным достижением. Особенно если учесть, что уроженца Выборга брали в «Рено» на место Санчо Пансы — не только послушного «оруженосца», который даже мысленно не посягнет на статус первого пилота, но и человека, способного перманентно (!) набирать очки.

    Последние слова предыдущего абзаца во многом видятся ключевыми в «формульной» карьере россиянина. Ведь если говорить начистоту, кроме умения здорово стартовать, больше у Виталия чисто спортивных козырей нет. В защите у него нет той безупречности выбора траектории и твердости выдерживания линии при активном прессинге, что, скажем выделяет из когорты молодых пилотов Адриана Сутиля или Камуи Кобаяси. Борьба с Льюисом Хэмилтоном, пожалуй, единственный (пусть и спорный) яркий эпизод, которым порадовал зрителей гонщик. При атаках же с позиции силы Петров не убедителен, поскольку в отличие от, скажем, Дженсона Баттона, Себа Феттеля или Фернандо Алонсо, не создает постоянного давления — нагнетание перемежается с выжиданием, что позволяет оппоненту переводить дух и приноравливаться к манере поведения россиянина. Вспомните, как тот же лидер «Ред Булл» провел последний круг в «Сильверстоуне»: буквально в каждом вираже он обозначал атаку на Сутиля, вынуждая того даже в безопасных местах перестраховываться. Петров подобных рисков старается избегать… Скажете, что сравнение с зубрами «Ф-1» некорректно? Что ж, тогда предложим обратить внимание на Себа Буэми и Хайме Альгерсуари, в плане опыта недалеко ушедших от россиянина. Оба начинали карьеры в «королевском классе» ни шатко ни валко, у обоих были машины, не претендующие на звание топовых. Однако на швейцарца уже положили глаз команды классом выше, поскольку тому стало не занимать стабильности. Испанец же избавился от ярлыка «made by Repsol», выработав вполне узнаваемый гоночный почерк — хоть порой, рука его выписывающая, подрагивает… В общем, набирать висты и закрепляться в высшем свете Петров мог исключительно за счет ровных и зачетных выступлений. Однако этого не произошло.

    Мы вправе посокрушаться относительно нехватки опыта и, как кажется, недостаточной базовой подготовки спортсмена

    Почему? Ответы на этот вопрос у каждой из заинтересованных сторон будут разными. Сам пилот наверняка посетует на трудности затянувшейся адаптации и отсутствие надлежащей поддержки со стороны «Рено» — в отличие, к примеру, от «Уильямса», в Энстоуне не носятся за вторым пилотом, видя в нем потенциального сменщика лидера. Его менеджер — на давление ожиданий, стократ усилившиеся в свете национальной уникальности спортсмена. Болельщики — на нефарт, нетерпеливость президента конюшни и запредельные ожидания со стороны «Рено». Мы же вправе посокрушаться относительно нехватки опыта и, как кажется, недостаточной базовой подготовки спортсмена. Что ни говорите, но нет в Виталии той «изюминки», что выделяла бы его из общей массы — даже в отличие от Кобаяси, при средних результатах приковывавшего к себе внимание в GP2, Лиуцци, «зажигавшего» в «Ф-3000», или Феттеля, подкупавшего старательностью и умением схватывать на лету во время тест-пилотствования в «БМВ-Заубере».

    С другой стороны, можно понять и боссов «Рено», которые нынче активно прорабатывают варианты замены Виталия. Во-первых, пришедший во время еды аппетит (опять же, потенциал машины позволяет рассчитывать на большее, нежели пятое место в Кубке конструкторов) требует удовлетворения — то бишь, оперативного пополнения очковой копилки. Ведь оное позволит и заработать куда больше по итогам сезона. Во-вторых, финансовая и пиар отдача от приглашения Петрова получилась не столь внушительной, как ожидалось. Тот же Кими Райкконен в боевом «черно-желтом» кокпите видится куда более выгодным проектом — особенно в свете уже высказанных рядом спонсоров пожеланий сотрудничества, случись финну вернуться в большие призы. Наконец, Виталию не 20 лет — раскручивать его как вундеркинда Эрику Булье уже поздновато, а рассчитывать на использование в качестве трудяги-поставщика очков вроде как излишне оптимистично. Вот и получается, что Петров находится в полупозиции, зависнув между пилотом, из которого может получится толк при надлежащей заботе, огранке и контроле, и спортсменом, от которого ждут высокой стабильности здесь и сейчас. Ситуация усугубляется тем, что доплата за место в конюшне была неотъемлемым условием появления Виталия в «Ф-1», что также влияет на статус спортсмена на рынке труда и в менеджерской среде.

    На исправление ситуации у Петрова есть еще три-четыре этапа…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы