Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Миндаль за отвагу

    Гран-при Великобритании запомнился не только внутрикомандным противостоянием в «Ред Булл», но и рядом любопытных эпизодов, которые украсили гонку в «Сильверстоуне» не хуже перебранок между Марком Уэббером и капитанским мостиком «быков». Разбор обгонов с участием Алонсо, Росберга и Сутиля – в материале Sports.ru.

    Миндаль за отвагу
    Миндаль за отвагу

    Самым противоречивым моментом гонки, без сомнения, стал обгон на 18-м круге, совершенный Фернандо Алонсо при противодействии Роберта Кубицы. Вернее, его конечная стадия в «Вэйл», поскольку подготовку к атаке испанец провел безупречно. За два поворота до маневра Нандо очень грамотно подтянулся к оппоненту – не только засветился в зеркалах заднего вида по обе стороны движения, создавая прессинг, но и примерился к возможности движения по внешнему радиусу. Однако стоило атаке обрести реальные очертания, как ошибки Алонсо стали видны невооруженным взглядом. Прежде всего, потому, что он слишком поздно поравнялся с поляком – Роберт, к тому моменту уже ожидавший наступления, целенаправленно взял чуть правее и пошел к виражу шире, нежели обычно. Заметим, что сразу создавать помехи он не стал (и поступил очень мудро!), дабы не провоцировать аварийную ситуацию на торможении, а выпустил «Феррари» вровень с собой. Однако при закладывании левого виража не стал подруливать – попросту вышел так широко, как потребовала машина. Алонсо в этой ситуации оказался в «вилке Хэмилтона – Райкконена имени Спа-2008». То есть, четырьмя колесами вне полотна. И лишь срезав шикану (другими словами, получив преимущество), вырвался вперед. Нарушение, на наш взгляд, бесспорное еще и потому, что любой пилот вам подтвердит – перед атакой каждый из них держит в голове не только потенциальный участок маневра, но и последующие два-три поворота. Поскольку мест для агрессивного поведения на трассе не так много, это довольно просто (разумеется, сейчас не рассматриваем ситуации спонтанных атак вследствие внезапной ошибки идущего впереди). А значит Фернандо, не раз и не два выступавший в Сильверстоуне, прекрасно представлял связку, в которой отправился на штурм. Что можно выгадать в невероятно узком «левом-правом» с последующим выходом под еще один правый, когда машина конкурента невероятно стабильна на торможении (испанец это также видел!) и на невысокой скорости без вариантов закрывает единственную лазейку под выход вперед легким движением руля вправо? Наверное, ничего… Впрочем, окажись за «баранкой» Сакон Ямамото, автору этих слов пришлось бы не раз чесать в затылке от изумления.

    Стоило атаке обрести реальные очертания, как ошибки Алонсо стали видны невооруженным взглядом

    В свете описанных событий обескураживает реакция Стефано Доменикали, сморозившего откровенно несусветную чушь. Ренато-литвиновские «мы думали-думали, думали-думали, что нам скажет Чарли – и потому не решались вернуть позицию» из уст человека, обязанного на ходу соображать как весь сонм аналитиков конюшни разом, – эпическая дурь. Посоветуй ты Алонсо сразу пропустить Роберта – и все, проблема решена. По темпу «Феррари» на тот момент у испанца были все шансы в течение ближайшего круга-двух повторить маневр – вспомним хотя бы, что сразу после обгона он установил быстрейшее время на первом секторе. Правда, куда успешнее: в пригодном для атаки месте и с более оптимистичными вариантами для последующего разгона и отражения контратаки. Но нет, Скудерия решила выжидать – авось обойдется… Но неужели после Спа кто-то сомневается, что мистер Уайтинг не воспользуется возможностью перестраховаться, коли ему таковая представится. Поэтому куда охотнее верится во фразу, озвученную директоратом гонки: «Мы трижды рекомендовали «Феррари» пропустить Кубицу. Рекомендации были даны сразу же после обгона. Я сказал им по радио, что, если Фернандо вернет позицию, стюардам не придется вмешиваться. Но они этого не сделали». Как говорится, в советские времена за такие проколы отправляли на рудники…

    А вот Нико Росбергу – по все тем же меркам суровых времен середины прошлого века – за этап в Великобритании полагается почетная грамота, размещение фотографии на доске почета как минимум до следующего этапа и миндаль в качестве поощрения. Повод – изящный обгон Хайме Альгерсуари на 20 круге Гран-при, совершенный в конце прямой «Веллингтон» при входе в новый поворот «Бруклендс». Место, которое впоследствии стало излюбленной точкой успешных атак Себа Феттеля, немец из «Мерседеса» благословил гекатомбой маленького испанского «теленка»: четко оттормозившись, блондин выставил машину в следующий вираж столь безупречно, что уже в середине маневра можно было начинать аплодировать. Для Нико момент был принципиален еще и тем, что «зависание» за Альгерсуари грозило обернуться непоправимой потерей времени – Дженсон Баттон набирал обороты. Росберг рискнул – и вышел победителем. Любопытно, что в гонке лидер «трехлучевых» потерял часть аэродинамического элемента на болиде, однако, несмотря на возникший дискомфорт, совладал с возникшим во второй части гонки прессингом и добрался до финиша на подиуме. Причем в противостоянии с Баттоном Нико так ни разу и не отдал инициативу!

    Грех не отметить Адриана Сутиля, в ходе гонки проверявшего на прочность болид едва ли не чаще всех в пелотоне

    Грех не отметить Адриана Сутиля, в ходе гонки проверявшего на прочность болид едва ли не чаще всех в пелотоне. То пришлось «христосоваться» с Педро де ла Росой в «Коупс» на высоченных скоростях, то вспоминать о битвах канадского образца с Михаэлем Шумахером. Однако молодой немец запомнился не этими сражениями (хотя обгон семикратного в «Бруклендс» получился эффектным!), а второй этап кряду грамотной обороной. Хотите – верьте, хотите – нет, но по степени рассудительности Сутиль нынче как минимум не уступает апологету защитной тактики Ярно Трулли. До последнего поворота он старался сдерживать натиск Себа Феттеля, который – ни много, ни мало – действовал с позиции силы (на его счету к тому моменту числились скальпы Петрова, Шумахера, Хюлькенберга) и оказывал реальное давление даже в тех поворотах, где обгон возможен чисто теоретически. Адриан сломался лишь под занавес гонки – как показалось, от чрезмерного напряжения. Расфокусировка внимания после преодоления комплекса «Бруклендс-Лаффилд», вылившаяся в сомнения при выборе траектории для прохождения следующей связки, стоила пилоту позиции – Феттель, пользуясь баскетбольной терминологией, «продавил» конкурента, воспользовавшись предоставленной лазейкой.

    К слову, об упомянутом Трулли. Его нынче искренне жаль, поскольку «Лотус» совершенно не приспособлен для удержания позиций. Все, что связано с жестким торможением и последующим аккуратным выходом для разгона – не для конюшни из Малайзии (право слово, порой словно собственными порами чувствуешь напряжение, которое испытывает пара пилотов Тони Фернандеса). Тем не менее, итальянец временами героически цепляется за жизнь – как, к примеру, в экспозиции гонки на «Сильверстоуне». Стремясь сохранить 16-ю позицию в сражении с Витантонио Лиуцци, он два (!) круга держал оборону под напором превосходящих сил противника, используя для достижения цели всю смекалку. Увы, в «Стоув» этого оказалось мало, однако сам факт сопротивления вызвал восхищение. Если так пойдет и дальше, то даже в конюшне-аутсайдере репутации Ярно ничего угрожать не будет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы