Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Послевкусие кленового сиропа

    Эпизодическая одноэтапная эмиграция Большого Цирка с европейских просторов на американский континент позволяет отойти от привычных обзорных канонов «разбора полетов» и немного под другим углом взглянуть на самые интересные эпизоды уик-энда. Выводы, которые напрашивались на поля общего сценарного плана гонки в Монреале — в материале Sports.ru.

    Позволим себе начать повествование с фокусировки на, казалось бы, второстепенных персонажах. Однако, на наш взгляд, тенденциозности в развитии их судеб стоит уделять больше внимания. Хотя бы потому, что тихой сапой Себ Буэми и Роберт Кубица постепенно вырастают в пилотов если не топ-класса, то в «железных» представителей кадровой ротации внутри «Формулы-1». Взять, к примеру, швейцарца. Скажите на милость, заметили ли вы, сколь существенно он прибавил в работе на торможении? Хвостовую часть его STR теперь не водит, как ноги больного, страдающего пляской святого Витта, а довороты руля при выходе на апекс вылавливают задок не вопреки, а аккурат по воле хозяина. В Канаде юноша добился того, что даже круг пробыл в роли лидера и запомнился смелой агрессивной защитой в борьбе с Фернандо Алонсо. Его не смутили ни необходимость обострять ситуацию, когда испанец обозначил давление, ни высокая степень риска раннего торможения — прессинг пилота «Феррари» со стороны Льюиса Хэмилтона, постепенно переросший в реальную борьбу за позицию, мог обрести нулевую эффективность, ошибись Буэми. Однако взращенный под покровительством Франца Тоста гонщик отработал отрезок безупречно, вынудив накосячить самого двукратного чемпиона мира — в последней шпильке Нандо ошибся в выборе позиции (неужто привык видеть в Себе исключительного кругового, сдающегося без борьбы?!) и остался без защиты против наступления британца по внешнему радиусу… А ведь была еще битва с Михаэлем Шумахером на стыке 60 и 61 кругов, когда швейцарец, пережив неудачную атаку по внутреннему радиусу в конце петли, реабилитировался классным маневром в первом повороте! Право слово, удивляться слухам о возможном промоушне Буэми в основную конюшню Дитриха Матешица через год не стоит: швейцарец уверенно идет по тропе профессионального роста и заставляет с каждым этапом умерять скепсис относительно собственных перспектив.

    Буэми уверенно идет по тропе профессионального роста и заставляет с каждым этапом умерять скепсис относительно собственных перспектив

    Поляк и вовсе в «Рено» раскрывает талант ударными темпами. Превратившись в первого пилота конюшни и получив полную поддержку руководства, Кубица прибавил практически во всех ключевых аспектах управления болидом. Особо выделим оценку гоночной ситуации: прежде оперативное ориентирование коньком Роберта называть не приходилось даже с большой натяжкой — вспомните, как в «БМВ-Заубер» его частенько полоскали за поспешность либо чрезмерную самоуверенность, приводя в пример рассудительного Ника Хайдфельда? Сейчас суть славянина вроде как не изменилась — чего стоит хотя бы авантюра с «кроссовером» в момент противостояния с Андрианом Сутилем. Однако акценты он расставляет куда более грамотно и продуктивно. При выезде из боксов, предварявшем сражение с Михаэлем Шумахером, он заслуживал оставления оперативного пространства, но не получив свободы все равно выжал максимум из эпизода — сместившись на траву, удержал болид в плоскости потенциальной контратаки, а затем на участке «правый-левый» сохранил стабильность хода подруливаниями. Избежать аварии в такой ситуации крайне сложно — на координацию и определение безопасной линии движения времени мизер. Однако Кубица справился с испытанием с честью.

    А вот маневры семикратного чемпиона мира, сказать по правде, оставили неоднозначное впечатление. С одной стороны, немца вроде как упрекать не с руки. Он придерживался того самого духа борьбы и демонстрировал бойцовский характер, по которым перманентно ностальгируют приверженцы старого доброго Большого цирка. Но с другой стороны, борьба на грани фола в Канаде явно норовила пресечь рамки дозволенного. Вспомним ситуацию на 65-м круге, когда жертвой чрезмерной (и на наш взгляд, неоправданной, учитывая недостаточно эффективную работу покрышек болида «Мерседес») агрессии Красного Барона пал Фелипе Масса. Сложно понять, зачем немец проверил на прочность переднее антикрыло болида «Феррари». Для сравнения предлагаем взять в параллельной перспективе борьбу Хэмилтона и Алонсо при выезде с пит-лейн — по сути, диспозиция (ограниченное пространство, минимум вариантов для движения, перспектива выигрыша позиции) и принципиальность соперничества схожи. Но если бывшим напарникам хватило ума не портить друг другу гонку, а продолжить выяснение отношений в спортивной борьбе, то 41-летний ветеран непростительно отдался во власть эмоциям. И ладно бы это оказался единичный прокол, вызванный трудностями в управлении машиной (похоже, проблемы с балансировкой, которые мы предполагали пару этапов назад, все-таки имеют место). Но ведь было еще отнюдь не кошерное обхождение с Витантонио Лиуцци и перекрещивание траекторий сомнительного качества, которое вроде как ушло в запретную область после весеннего противостояния имени Хэмилтона — Петрова… В общем, в минувший уик-энд пришлось согласиться с позицией Мартина Брандла (чего не доводилось делать год с лишним) и Дэвида Култхарда — Михаэль явно хватил лишку…

    В минувший уик-энд пришлось согласиться с позицией Мартина Брандла (чего не доводилось делать год с лишним) и Дэвида Култхарда — Михаэль Шумахер явно хватил лишку

    Упомянутому Массе стоит посвятить пару строк хотя бы потому, что его взаимоотношения с парнями из «Форс-Индии» добавили в сюжет Гран-при дополнительную пикантную линию. Поначалу бразилец пострадал из-за чрезмерного оптимизма Лиуцци, сунувшегося в первый поворот стартового круга по самокатной траектории — в лазейку между травой и асфальтом протиснулся бы только владелец миниатюрного транспортного средства. Контакт и повреждение аэродинамического элемента на машине Фелипе противились логике — пострадал от коллизии отнюдь не зачинщик. Однако на 54-м он сполна отыгрался на Адриане Сутиле: использовав трафик в лице Хейкки Ковалайнена, бразилец просочился мимо оппонента в шестом повороте, точь-в-точь как при двойном обгоне в шпильке «Казино» в Монако пару лет назад. Немец мог сколь угодно долго помахивать кулаком в адрес финна — все тщетно, прощелкал клювом «силовик» исключительно по собственной неосмотрительности.

    Самым же эффектным маневром гонки рискнем признать рокировку Алонсо и Дженсона Баттона в борьбе за вторую позицию на 56-м круге. Момент оказался столь стремителен, что даже изначально не попал в объективы телекамер — местные режиссеры спохватились лишь постфактум! Предтечей обгона вновь стала неадекватная оценка испанцем скорости кругового: недооценив темпы приближения к «Хиспании» Каруна Чандока, Нандо был вынужден выкручиваться через не могу. И пока придумывал способы заретушировать помарку, проспал вылазку британца. К слову, терпение Дженса достойно наивысшей похвалы. В отличие от импульсивных и опрометчивых действий Шуми, он не стал идти на конфронтацию с Марком Уэббером по ходу пятого круга: когда австралиец пошел в атаку, чемпион мира еще сохранял шансы на удержание статуса-кво ценой жесткого перекрещивания траектории. Однако Баттон воздержался от бестолковых контактов и смирился с временным отступлением (как показалось, на это решение повлияло и раннее зернение задних покрышек) — аккуратное ранее торможение в восьмом вираже открыло оззи путь к четвертому месту. Тем не менее, за буддистское спокойствие и терпеливость представителю «Макларена» воздалось: продуманная стратегия и предельно обдуманное пилотирование привели его к канадскому серебру.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы