Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Контрастные души

    Среди всех новичков сезона-2010 самой нетривиальной командой видится «Лотус», и особый интерес вызывает пара пилотов, недооцененных и до конца не реализовавшихся. Sports.ru рассуждает о превратностях судьбы, сведших вместе Хейкки Ковалайнена и Ярно Трулли.

    Контрастные души
    Контрастные души

    Чем глубже занимаешься сравнением новых напарников, тем больше даешься диву. При поразительной, можно даже сказать, кардинальной разнице в поведенческих моделях вне трека (даже темпераменты в психологической линейке полярны), они как близнецы-братья обнаруживают симметричные черты в стилях пилотирования и чисто технических предпочтениях.
    Судите сами. На трассе что итальянца, что финна отличает плавность при управлении болидом. Хейкки в начале карьеры в «Ф-1» порой страдал от излишней угловатости и резкости манер (сейчас почему-то в этом видятся попытки подражания манере Фернандо Алонсо), но постепенно научился сглаживать «острые» углы. Возможно, коррекция в сторону мягкости сопутствовала тому, что гоночный темп северянина стал более стабильным и ровным. Равно как этому сопутствовала и четкость торможений, дозирующаяся равномерным втапливанием педали...

    При поразительной разнице вне трека Трулли и Ковалайнен обнаруживают симметричные черты в стилях пилотирования

    Теперь взглянем на арсенал «аккуратиста» Трулли – по сути, набор приемов, позволяющих демонстрировать фирменные трюки (особенно в обороне), идентичен. Ярно до последнего выдерживает избранную траекторию для атаки виража, меняя оную лишь в чрезвычайных ситуациях, никогда не провоцирует раннее/позднее торможение в попытках выиграть время (но при защите позиций бывает, да), наконец, старается искать недостающие сотые не в экстравагантном риске, а ликвидировать дефицит стабильностью ритма.

    Обращает на себя внимание синхронная любовь гонщиков к пилотированию болидов с меньшей загрузкой топливом. «Это и ежику понятно – так любому гонщику удобней», – заметят даже те из читателей, кто не состоит в «Гринписе». Соглашусь, но сделаю одну немаловажную оговорку. В пелотоне достаточно участников, способных по мере сжигания топлива прибавлять, используя либо неизрасходованный люфт живучести покрышек (Дженсон Баттон), либо расставание с избыточной поворачиваемостью (Фелипе Масса), либо упрощение задачи по вылавливанию машины после позднего торможения или резкого перехода от стадии замедления при выходе на апекс к разгону (Льюис Гамильтон и Фернандо Алонсо, соответственно). Наши же герои в подобных ситуациях чаще всего лишь поддерживают, а не наращивают имеющийся темп! Как знать, может быть именно этого навыка (или божьего дара?) им и не хватило, чтобы в рядах вполне себе конкурентоспособных дружин заявить о себе в полный голос – и не отсюда ли растут корни явления «паровозик Трулли»? Вспомните, ведь даже в лучших гонках ни Трулли, ни Ковалайнен не выжимали ничего сверхъестественного из машин, а банально держали нырнувшую в руки птицу удачи. При этом в скорости пилотов как бы по умолчанию никто не сомневался – оба не раз и не два демонстрировали, что умеют держать темп лидеров, когда представляется участвовать в «доезде на выносливость».

    Обращает на себя внимание синхронная любовь гонщиков к пилотированию болидов с меньшей загрузкой топливом

    Пара отличий, которые удалось высмотреть в стилевых предпочтениях спортсменов (может, читатели подскажут больше?), связаны с квалификацией и приоритетом при ведении борьбы. В отборах итальянец выглядел постабильнее своего нынешнего напарника, особенно стоило обуть машину в новый комплект резины. Ярно куда легче ловит ритм коротких отрезков – и при дуплетных прохождениях быстрых кругов корректирует помарки пробного проката уже на следующей петле. Ковалайнену порой требуется куда больше времени, чтобы актуализировать участки временных потерь и найти решения для их нейтрализации. Отчасти северянина реабилитирует более успешная адаптация к возникновению избыточной/недостаточной поворачиваемости в квалификации – в отличие от уроженца Пескары он менее подвержен сбоям в работе рулем (доворачиваниям, резким выводам машины из виража) при возникновении внеплановой ситуации.

    Непосредственно же в гонке напарников отличает пристрастие к закрытости/открытости ведения борьбы. Трулли – типичный защитник, делающий ставку на сохранение завоеванного, нежели на форсаж. Итальянец четко знает, как, когда и с помощью каких приемов он будет отстаивать нажитое непосильным трудом. Никогда не бросается в крайности типа «угадаек» траекторий атаки со стороны соперника либо же «хлопаний калитками» налево и направо. Ковалайнен же, скорее, обороной тяготится, поскольку не всегда так психологически стоек, как то предусматривает нордический характер. Да и в манере обороны у него порой проскакивают элементы, сводящие на нет всю тщательно продуманную стратегию. Например, закрывая внутренний радиус, Хейкки может увлечься и попросту потеряться на разгоне – соперник, вынужденно оказавшийся на внешней траектории может неожиданно увидеть перед собой свободный просвет не просто для выхода из виража, но и для безболезненного обгона… С другой стороны, с атакой у Ковалайнена все в порядке, но оценить ее достоинства во всей красе любителям «Ф-1» уже давненько не выпадало. После, мягко говоря, невыразительных гонок в составе «Макларена» вспоминать о геройствах в GP2 или проблесках мастерства времен работы в «Рено» как-то не с руки.

    В гонке напарников отличает пристрастие к закрытости/открытости ведения борьбы

    Куда более ощутимы и существенны различия между пилотами в цивильной жизни – даже навскидку предположить, кто в норфолкском доме будет хозяином, крайне сложно. В ментальном плане это, вроде бы, должен быть Ярно. Очень обстоятельный, обязательный и предельно дисциплинированный флегматик старше коллеги, что по умолчанию вроде как располагает к лидерству. К тому же его рассудительность наверняка придется по душе Майку Гаскойну, предпочитающему деловой стиль общения, а не «хиханьки-хаханьки». С другой стороны, у Хейкки есть не менее достойные притязания править бал же, поскольку он близок по духу малайскому рулевому команды Тони Фернандесу, то заключающему пари с Ричардом Брэнсоном, то обещающему покончить с собой, если «Лотус» не опередит «Верджин». Финн – эдакий улыбчивый живчик, способный расположить к себе не только свою команду, но и инженеров с механиками из группы поддержки напарника – идеальный субъект для тим-билдинга. Тем более веселый нрав нисколько не мешает ему столь же профессионально подходить к делу, как и Ярно.

    Любопытно, но разница в жизненных позициях нашла отражение даже в заявлениях пилотов сразу после подписаний контрактов. Трулли был более осторожен – и даже начал стелить соломку на случай потенциальной неудачи. Здесь пошли в ход и заявления о разности стилей пилотирования (хоть убейте, но кроме банальной перестраховки не могу в нем ничего увидеть), и предупреждения о трудностях на пути новой конюшни и первоочередных задачах, сводящихся к построению фундамента. Ковалайнен же, напротив, увидел наполовину полный, нежели пустой, стакан – чего только стоит фразы «конечно, мы будем середняками, но все-таки многих опередим» и «я всегда гоняюсь ради побед и здесь не собираюсь менять установку». Финна порадовали и потенциал, и финансовая стабильность, и поддержка всей Малайзии. В общем, «Лотус» – команда контрастов, не иначе…Забавно, что даже внешне пилоты разнятся довольно явно: северный типаж Ковалайнена контрастирует с южными чертами Трулли.

    Как думаете, к чему приведет такой «диссонанс» в стане команды?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы