Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Обман зрения. Почему Гран-при Австралии ничего не сказал о расстановке сил в «Формуле-1»

    Что такое «эффект Феттеля» и почему он грозит сбить с толку поклонников «Формулы-1». Дмитрий Герчиков рассказывает о самой большой иллюзии первой гонки сезона.

    Окажись ФИА чуть мудрее, признав несовершенство как собственного регламента, так и партнерской техники, самым обсуждаемым событием уик-энда, несомненно, стала бы победа «Мерседеса» вообще и Нико Росберга в частности. Коллективными усилиями забрав поул, быстрейший круг, непосредственно победу и лидерство от старта до финиша, «трехлучевые» даже в теории не позволили соперникам замахнуться на нечто большее, нежели второстепенные роли. Тогда как запас прочности (прежде всего, в чисто ходовых характеристиках) позволил фанам завести старую добрую песню о «самовозах» и «доминировании».

    На мой взгляд, это чистой воды иллюзия, порожденная рядом предыдущих сезонов. Точнее, той феноменальной формой, в которой «Ред Булл» пребывал со старта либо набирал после возвращения пелетона в Старый свет из экзотических стран. Чемпионы мира приучили к тому, что лидер — это по умолчанию пилот, состязающийся в иной вселенной, и бросать ему вызов бесполезно. Как ни выжимай из болида сотые-тысячные запаса, в любой момент «красный бык» топнет копытцем, нарастит перевес и скроется вдали. А потом на финише всем дерзившим станет стыдно, когда они глянут динамику отрывов и итоговый пассив.

    Чемпионы мира приучили к тому, что лидер — это пилот, состязающийся в иной вселенной, и бросать ему вызов бесполезно

    Собственно, 24,5 секунды преимущества Росберга на финише — это как раз и есть конечная точка, от которой многие, любящие спешить с обобщениями, и отталкивались. Но если взглянуть на ситуацию немного под другим углом, перевес «Мерседеса» вряд ли покажется столь уж подавляющим. Во-первых, вспомним квалификационные условия. Накативший дождь поломал почти всем командам плановую подготовку Гран-при. Кто-то еще в пятницу принялся аврально поднимать из тактических загашников дождевые настройки — в надежде на задел к воскресенью, случись природе и тогда закапризничать. Иным пришлось вместо калибровки баланса и поиска дополнительного механического сцепления сужать задачу до простого «сохранить хоть какой-то темп и не расквасить болид». Наконец, все участники «Большого цирка» перестраховывались: даже по высыхающей трассе, где прочерчивалась уже четкая траектория движения, гонщики оттормаживались раньше привычного. Расставить акценты в прохождении виражей «Альберт-парка» с новыми болидами команды не смогли.

    Конкуренты не набрали форму

    В ходе Гран-при реальных конкурентов «Мерседеса» косили технические проблемы, на которые пилоты не могли повлиять никоим образом. Взять, скажем, «Уильямс» Валттери Боттаса. Машина, на удивление резвая и державшая темп в разрезе всей дистанции, подводила гонщика нестабильным поведением задка. Да, в связи с новыми моторами и высоким крутящим моментом «хвост» начал «вилять» почти каждым шасси. Но при входах в быстрый вираж, а затем попытках выловить машину финну приходилось активнее других работать рулем, чтобы не сбиться с курса. Там, где у Фернандо Алонсо уходило 2-3 движения на укрощение задка, Боттас совершал порядка пяти маневров. Отсюда, собственно, и его контакт со стеной: выход из левого виража при стандартном поведении задка (или хотя бы при более откалиброванном) получился бы безупречным… Но эта проблема подлежит устранению, а значит Гроув может с куда меньшим пиететом, нежели остальные, следить за «Мерседесами».

    Здесь же упомяну «Феррари», которая для испанского лидера сделала очень удобную в управлении машину. Даже по начальной части гонки было видно невооруженным глазом: болид готов повиноваться Фернандо буквально по первому полутребованию. Он мог позволить себе активно атаковать в связках, не беспокоясь о возможных помарках и их последствиях — настолько хорошо чувствовался автомобиль. Да, шасси не хватало скорости. Но Нандо как раз-таки славится умением доводить технику до ума, особенно если ни на что другое отвлекаться уже не требуется. Плюс не стесненная в финансах Скудерия явно постарается в кратчайшие сроки наверстать упущенное на тестах.

    Магнуссен «запожарил» всего раз — на самом старте, когда грех было не запаниковать при активной борьбе с Алонсо

    Про «Макларен» и вовсе отдельный сказ, ведь Кевин Магнуссен в экстремальных дебютных условиях едва не забрал «серебро» непосредственно на трассе, а не при содействии ФИА. Человек, многие решения нынче принимающий по наитию, без достаточного на то взрослого «боевого» опыта, «запожарил» всего раз — на самом старте, когда грех было не запаниковать при активной борьбе с Алонсо. Однако и из дуэли датчанин вышел победителем, и в гонке смотрелся очень ровно и стабильно. Как минимум, это предполагает достойного соперника «трехлучевым», как максимум — прямого конкурента. Ведь базовая конфигурация MP4-29 в воскресенье относительно подошла обоим пилотам, хотя разница в стилях у них ощутимая. По факту, это должно вселять в уокингцев оптимизм, поскольку создание платформы для комфортной технической работы напарников уже на старте чемпионата — это большое дело.

    «Мерседес» еще не работал под давлением

    Наконец, обратим внимание еще на один любопытный нюанс. Появление в гонке автомобиля безопасности вкупе с дождевой квалификацией (читай — сохранением дополнительных комплектов шин на гонку) расширяли командам поле для тактического маневра и агрессивного пилотажа как минимум во второй части Гран-при. Однако форсировать события никто не стал, предпочтя атакам сбор информации и анализ поведения болида в гоночных условиях. Соответственно, это не потребовало от Росберга работы под давлением, избавило болид «Мерседеса» от нагрузок, по умолчанию исключило из арсенала воскресенья тактическую борьбу.

    То есть, на самом деле мы пока даже не представляем, как ведет себя этот «доминирующий» серебряный болид в той самой борьбе, которую предполагает чемпионат мира. Да и ранний сход Льюиса Хэмилтона тоже не стоит недооценивать. Возможно спустя два-три этапа выяснится, что британцу за рулем не так комфортно, как Нико — и первая волна обновлений пойдет по направлению, указанному аккурат будущим мужем Николь Шерзингер. Во что это выльется – вряд ли кто рискнет предположить до того, как обновленная машина выйдет на трассу. Ведь слишком у Льюиса и Нико разнятся концепции пилотажа. А шасси как таковое у «Мерседеса» одно.

    Закрывая же тему «доминирования», напомним: «Альберт-парк», равно как и треки в Майлайзии с Бахрейном, настолько нетипичны по профилю и требованиям (если сравнивать с большей частью европейских автодромов), что чисто по своим характеристикам не могут служить лакмусовой бумажкой всего сезона. Посему гонку в Мельбурне резоннее рассматривать как некий предсезонный полигон, где производится пристрелка. В ее ходе кто-то может допускать осечки, иные вовсе не видят цель, ударившись в панику. Соответственно, куда резоннее принять полученные на этапе результаты к сведению — и запастись терпением хотя бы до каталонского Гран-при.

    Жертвенный обряд. Почему «Ред Булл» затеял борьбу с ФИА

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы