Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Обеденное меню. Разбор лучших эпизодов Гран-при Австралии

    Неуправляемые «Уильямсы», агрессивный Хэмилтон, аккуратный Сутиль и раскрепощенный Райкконен – в обзоре самых интересных эпизодов первого этапа «Формулы-1» 2013 года.

    Обеденное меню. Разбор лучших эпизодов Гран-при Австралии
    Обеденное меню. Разбор лучших эпизодов Гран-при Австралии

    Наблюдать за квалификацией к австралийскому Гран-при было грустно. Ведь скорее на горизонте «Альберт-парка» замаячил бы Ноев ковчег, нежели на трассе случилось что-либо примечательное для системного исследования. Хуже того, ливень в воскресенье грозил вовсе испортить уик-энд. Однако к счастью фанатов «Ф-1» погода смилостивилась над участниками чемпионата мира. Благодаря чему по завершении гонки пища для исследований обогатила едва ли не каждый аналитический «стол».

    Холодное от «Уильямса»

    За холодной закуской обратимся к парням из Гроува, всего за несколько месяцев превратившим базовую модель болида невесть во что. Готов спорить до хрипоты: еще в феврале болид FW35 был сбалансированным и чутко отзывавшимся. Прошлогодний каркас, взятый за основу, в достатке имел механического сцепления, что позволяло гонщикам избирать агрессивную манеру поведения на трассе. Кроме того, определенные потери в скорости, на которые машина была изначально обречена, отчасти компенсировали помарки пилотов. Дело в том, что проигрыш во времени при атаках быстрых поворотов спортсмены компенсировали верностью гоночной траектории и стабильностью в связках виражей. Тем самым нисколько не выпадая из пелотона в плане темпа.

    Нынче же «Уильямс» ведет себя словно протрезвевший сантехник — трясется при выполнении элементарных действий

    Нынче же машина ведет себя словно протрезвевший сантехник — трясется при выполнении элементарных действий. Поэтому Валттери Боттас с колоссальным запасом оттормаживался перед темповыми виражами, а Пастор Мальдонадо и вовсе не мог два раза подряд угодить в одну и ту же точку торможения. Хотя нет, если считать таковой борозду в траве перед первым поворотом, то определенная «своя» колея у венесуэльца все же была…

    Майк Кофлэн уже признал, что зимой «Уильямс» двинул не в том направлении. Но после стремительной деградации машины в душу закрались сомнения: а знают ли в Гроуве вовсе, где та дорога из желтого кирпича, что приведет их на подиум? Ведь за последние 10 с лишним лет (отсчет поведем с 2002 года) в линейке боевых и тест-пилотов у «синих» непременно был опытный гонщик, который худо-бедно, но вектор развития определял и корректировал. Последние же два сезона британский челн плывет по воле волн, которые поднимаются либо дебютантами «Ф-1», либо людьми, очень далекими от квалифицированной помощи при развитии машины. Результат получается соответствующий. И, как кажется, в нынешнем сезоне эта тенденция получит дальнейшее оформление.

    Горячее от Хэмилтона

    Горячее позволим приготовить «Мерседесу» и в частности его шеф-повару Льюису Хэмилтону. Температурный реверанс в его сторону отнюдь не случаен: добротный перфоманс «трехлучевых» как-то сам собой отодвинул на задний план погодный аспект. Хотя прохлада, выступив на стороне чемпиона мира-2008, отчасти заретушировала ошибки — те самые, что при более мягком климате потянули бы на звание фатальных. В частности речь о жестких поздних торможениях при борьбе за позицию.

    Вспомнить хотя бы дуэль с Фернандо Алонсо, случившуюся перед пит-стопом Льюиса. Получив по радио команду держаться во главе связки как можно дольше, Хэмилтон почти сразу же агрессивно перетормозил в 13-м повороте — и поехал на «переобувку». А все потому, что проплешины, образующиеся на модифицированных шинах «Пирелли», серьезно влияют на сцепление с асфальтом. И если в Мельбурне щадящие 20 градусов Цельсия на скорость зернения влияли постольку поскольку, то в странах с более жарким климатом и чуть более абразивным асфальтом любое насилие над резиной аукнется болезненной отдачей.

    «Мерсы», правда, уповают на подвеску конструкции Альдо Косты — она, как и аналогичная конструкция «Лотуса», обещает снизить разрушительную нагрузку, а заодно подсобить в управляемости. Но это, скорее, успокаивает Нико Росберга, а не новобранца команды. Ведь немец пилотирует плавнее, оттормаживается мягче, а оборону ведет не так агрессивно, как напарник — собственно, разница в подходах напарников прослеживалась уже даже в Австралии. Посему Хэмилтону следует куда внимательней отнестись к выбору стилевой стратегии на будущее и внести в нее ряд корректив. Если он претендует на перманентный подиумный финиш, разумеется.

    Второе от Сутиля

    Второе блюдо закажем у Адриана Сутиля из «Форс-Индии». Для человека, год проведшего вне Больших Призов, его работа с «медиумом» от «Пирелли» заслуживает наивысшей похвалы. Особенно если учесть, что на хвосте гонщика в один из самых сложных периодов гонки висел трехкратный чемпион мира. Тем не менее с 17 по 19 круги Адриан нарастил преимущество на 0,3 (с 1,1 до 1,4), хотя покрышки на болиде «Ред Булл» были менее изношенными. Кроме того, немец держал относительно неплохой темп и на «суперсофте», хотя команда очевидно ошиблась с длительностью отрезка для использования мягкого состава. Лидировать дважды, стартовав с 12-й позиции, да еще и на болиде, чье развитие в межсезонье несколько раз стопорилось из-за финансовых проблем — дорогого стоит.

    Для человека, год проведшего вне «Формулы-1», работа с «медиумом» от «Пирелли» заслуживает наивысшей похвалы

    К слову, схожих по температуре теплых слов достоин и Жюль Бьянки — парень, которого «Форс-Индия» отставила в пользу Сутиля. За рулем машины относительно сбалансированной, но отнюдь не стремительной француз сумел решить сразу несколько задач. Во-первых, добиться ритмичного прохождения круга. Для команды, наконец-то взявшейся тестировать прототип в аэродинамической трубе, подобное достижение от дебютанта — настоящий срыв джек-пота. Во-вторых, добился наилучшего круга в среде ближайших и основных конкурентов, доказав, что даже на столь необычной трассе как «Альберт-парк» адаптировался без проблем. Наконец, Жюль практически не совершил ошибок пилотирования, хотя всего полтора дня тестов с «Марусей» наличие оных подразумевали. С такой заявкой на дальнейший прогресс Бьянки может вырасти в одного из самых любопытных гонщиков вне топовой когорты.

    Десерт от Райкконена

    На десерт, разумеется, вишенка на торте от Кими Райкконена. Он готовил нас к этому всю зиму, снимаясь в смешной рекламе и раздавая эффектные подарки сотрудникам. Он предвосхитил шоу выдающимся выражением лица во время ответа на вопрос о ностальгии по Михаэлю Шумахеру в интервью перед стартом. Когда же пришло время удивлять гоночным талантом, «Айсмен» установил быстрейший круг по итогам 27-кругового отрезка. Причем на покрышках, которые, по меткому определению Кристиана Хорнера, «были старше, чем все мы, вместе взятые». На них, вроде бы, никуда уже и ехать нельзя было. Однако, судя заверениям людей, знакомых с телеметрией Кими, Райкконен мог еще прибавлять и прибавлять, достойно отвечая на потенциальные выпады конкурентов.

    Сюда же добавим самый, на наш взгляд, эффектный обгон уик-энда, состоявшийся на втором круге. В 13-м повороте финн здорово разобрался с Льюисом Хэмилтоном, вычертив по внешнему радиусу едва ли не идеальную траекторию движения. Дотошные зарубежные исследователи утверждают, что в прошлом году при аналогичных маневрах Кими сомневался. Не рискнем утверждать правда это или нет, зато по нынешней гонке факт работы пилота первым номером оспорить невозможно: Райкконен выдержал идеальную паузу, прежде чем начать маневр. А затем довел его до конца с позиции силы, заставляя уже Льюиса заботиться об избегании контакта. Так что «Лотус» вправе гордиться не только проделанной перед Гран-при работой, но и атмосферой внутри команды, способствовавшей раскрепощению пилота.

    Наступление «Лотуса». Почему Райкконен победил в Мельбурне

    Фальстарт. Как сорвалась первая квалификация сезона «Формулы-1»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы